Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

А где вы, мальчики, "красивых" любите?

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


С. Михайлов,
М. Синельников
А где вы, мальчики, "красивых" любите?
Репортеры побывали в кафе для "голубых"
 
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 05 января. С. 3.
* Подготовлено к печати: 23 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
В любом мало-мальски большом российском городе есть так называемая "плешка". На жаргоне гомосексуалистов это место свиданий, встреч, место общения. Этимологию этого слова вряд ли кто сможет точно объяснить. Одна из версий, что оно произошло от названия площади имени Плеханова в Москве, где собираются гомосексуалисты.
Есть "плешки" и в Саратове. Сейчас их мало, раньше было больше. Но об этом подробнее чуть ниже.
В одно из таких интимных местечек и отправились мы. Разумеется, между собой предварительно договорившись, что не будем раскрываться как корреспонденты.
В это кафе, где собираются некоторые саратовские гомосексуалисты, может прийти любой. Это обычное кафе, и ничем от других оно не отличается. Разве что после десяти вечера (когда оно официально закрывается) кафе меняет цвет, становится "голубым", и сюда стекаются гомосексуалисты уже не только одного Саратова. Несмотря на то, что возникло оно где-то в начале лета прошлого года, здесь побывали и "голубые" из Москвы. Интереса ради. Себя показать, на других посмотреть.
Честно признаемся, заходить в кафе было, с одной стороны любопытно, а с другой – страшновато. Мало ли чего… Заплатив молодому человеку неопределенной бесцветной наружности за двоих без малого семьдесят тысяч рублей, мы тихо прошли в полутемный зал. Видимо, мы пришли несколько рановато. Здесь было всего шестеро человек. Четверо за одним столом, двое других – в углу за самым дальним. Всего же в зале было не более 10-12 столов, накрытых белыми скатертями.
Не скроем, в первые минуты мы не могли освоиться. Помалкивали и думали, что же будет дальше. Но потом, увидев, что пришедшие общаются друг с другом совершенно нормально, без всяких сексуальных штучек, мы стали общаться между собой. Конечно, о работе, потому что вскоре начали потихоньку выпивать. После того как допили "коктейль", плата за который вошла в стоимость входного билета, мы заказали спиртное, закуску. За остальными столиками тоже выпивали, ели, общались. Те четверо были людьми явно из круга творческой интеллигенции, правда, нам не знакомого: шумно общались, смеялись. Те же двое в углу вели себя странно: уже битый час сидели безмолвно, так, словно их как бабочек прикололи иголками. К едва отпитой бутылке не прикасались, о чем-то тихо грустили. "И что же тут интересного, где гомосексуалисты? Где мужчины с накрашенными губами и одетые в женские наряды?" – также грустно подумали и мы. Но постепенно становилось более шумно – приходила все новая публика.
Присмотревшись, мы заметили, что большинство сексуального меньшинства, присутствующего в кафе, общается исключительно в своих узких компаниях за столиками, и мы не знали, как поступить. Ведь нас было двое, и мы, по придуманной "легенде", пришли сюда по "голубой" нужде. Значит, надо было как-то начинать общаться. А как? Подсесть к кому-то за столик и неудобно, и страшновато – ведь могли сделать что-то не так, не по этикету, принятому среди таких людей. Мы выжидали.
Вскоре выяснилось: наши опасения были напрасны. Пришедшие, подвыпив, стали более свободны в общении, раскованны.
Дальше нам повезло. В кафе пришли двое. Один был лет 45-50. Его мы сразу окрестили, не сговариваясь, "папой", скорее оттого, что рядом с ним шел молодой парень лет 20-23, не больше, которого мы прозвали "сынком". Наш столик стоял в удобном месте, возле окна. Они подошли. "Свободно?" – "Да". Сели. "Папа", как нам показалось, очень пристально, цепко так, посмотрел на нас. "Сынок", рыжий, тихий и в крутых очках, заказал бутылку водки, рыбное ассорти. "Папа" предложил присоединиться к ним, и мы выпили. Потом еще. Еще… К одному из нас вдруг нагнулся "папа" и спросил полушепотом, кивнув на другого: "Не продашь?" На всякий случай пришлось ответить "Нет". Через некоторое время мы смогли узнать, что означал этот вопрос, что значит "продать". К нашему столу подошел один довольно тучный человек и, обращаясь к "папе", спросил, кивнув на уже пьяненького "сынка": "Продаешь?" "Папа" ответил вопросом на вопрос: "Сколько дашь?" – "Пойдем, поговорим". Они вышли в коридор. Когда минут через пять "папа" вернулся, он безразличным тоном бросил рыжему: "Можешь быть свободен". Тот молча поднялся и пошел за другой столик, туда, где сидел полный гомосексуалист…
Скоро так получилось, что, оставшись за столиком втроем, мы нашли одну-две самых общих, ни к чему не обязывающих тем для непринужденного разговора, при этом никаких проблем сексуальных меньшинств, разумеется, мы не обсуждали. "Кажется, вы не из Саратова", - вдруг так лукаво заметил наш новый знакомый. В его тоне слышалась как бы насмешка, что вот, совсем не подозреваете, ребята, в какое кафе зашли. Это был удобный момент, мы им воспользовались: "А как вы угадали? Да, верно, мы из Москвы, радиожурналисты". Поверив нам, он сразу оживился. Ничуть не тронуло его наше сообщение, что мы радиожурналисты. Не из газеты и ладно – не напишут. А микрофона при них нет.
"Как в "Садко"? – не менее лукаво спросил он. Тут уж мы и открылись ему: "Мимо проходим часто… Но не больше…" (кафе "Садко" возле театра оперетты самое известное в Москве место встречи гомосексуалистов).
Тут "папа" не без удовольствия сказал: "А это наше, саратовское "Садко", "Голубая устрица". По этому поводу мы и предложили "папе" выпить… И он разоткровенничался окончательно, рассказав нам кое-какие подробности не только о посетителях этого кафе, но и кое-что из жизни саратовских гомосексуалистов.
Большинство интимных встреч, понятно, происходит на квартирах. И это сугубо личное дело каждого, с кем ему спать. Но, согласитесь, большое значение играет сам процесс – флирт, игра. Поэтому гомосексуалисты выходят на места своих встреч, на свои "плешки". Тут они общаются, знакомятся, ссорятся, сплетничают, обмениваются новостями на тему извечной триады – кто, где и с кем.
Самая старая, известная "плешка" была на углу улиц Ленина и Горького. Собирались в скверике, напротив библиотеки, там, где конечная остановка троллейбуса № 3. Место было как нельзя удобным: рядом винный магазин, ресторан. И, что самое главное для гомосексуалистов (о причинах пусть читатель догадается сам), рядом был подземный, работающий круглосуточно туалет. Эта "плешка" автоматически перестала существовать, когда закрыли туалет. Кстати, "плешка" на Ленина – Горького имела всесоюзную известность, сюда любили нет-нет да приезжать гомосексуалисты из Москвы, Ленинграда, Киева, Прибалтики. Мало того, эта "плешка" была занесена в карту международных точек гомосексуалистов. Потом "плешка" переместилась к кинотеатру "Победа". Там был подземный круглосуточный туалет, прозванный гомосексуалистами "бункером". Теперь нет и его. Было время, очень любили собираться "голубые" в ресторане "Театральный", находившемся когда-то в одном из зданий по улице Радищева.
Что же касается "Голубой устрицы", то публика бывает тут всякая. Вопреки устоявшемуся мнению, что гомосексуализм нравится только людям творческим, видели еще в "Устрице" и рабочий люд. Таких, несколько грубоватых на вид мужиков. Пили они исключительно прихваченный с собой портвейн. Кстати, как мы заметили, многие принесли спиртное с собой. В баре цены слишком высокие. Наверняка, это "ночная накрутка" – ведь "Устрица" работает до глубокой ночи. Но есть и богатые посетители из коммерсантов. Известный в Саратове гомосексуалист по прозвищу Ириска (кстати, у большинства "голубых" есть в своем кругу прозвища) однажды пришел в "Устрицу" с дипломатом, в котором была большая сумма денег. Их из дипломата украли, потому что Ириска напился до безумия. Случай этот из ряда вон выходящий, так как "голубые" своих не трогают. И это, пожалуй, единственный известный криминальный штрих в короткой пока истории  существования "Устрицы". Гораздо чаще гомосексуалисты сами становятся жертвами преступников. За последние несколько лет в Саратове при загадочных и во многих случаях до конца не выясненных обстоятельствах погибли несколько гомосексуалистов. Труп одного, например, с пробитой головой нашли повешенным в ванной. Никаких ценных вещей, а их было довольно много, из его квартиры не унесли. Это бывает, как рассказал нам "папа", когда гомосексуалиста преступники используют в качестве приманки, наводчика. Допустим, молодого "голубого" подсылают где-нибудь в кафе или на "плешке" к богатому гомосексуалисту. Они знакомятся. Затем едут на квартиру или дачу. Там молодой всячески ублажает своего богатого партнера. Через день – два, имея полную информацию и о содержании квартиры, и о сигнализации, если таковая имеется, туда приходят воры. Свою долю украденного получает и "голубой".
Мы поинтересовались у "папы", что означала эта купля-продажа, происходившая на наших глазах. Он, не скрывая, рассказал. Когда гомосексуалисты живут друг с другом, то обычно кто-то содержит другого партнера. Покупает ему вещи, кормит, делает подарки. Но и голубое небо не бывает безоблачным, и если тому, кто содержит партнера, захотелось перемены, то он продает своего любовника. Он ведет его на "плешку". Если находится покупатель, то договариваются о цене. Раньше это стоило дешево. Сейчас дороже – подсчитывается, сколько денег израсходовано за время содержания на продаваемого партнера.
И все же, несмотря на некоторые нюансы, открытие подобного клуба для Саратова – событие явно не рядовое. В той же Москве подобные заведения существуют уже довольно давно, и цены в них разные: от суперэлитных для богемы (вход примерно 200 долларов) до рядовых "забегаловок" (вход 20 тысяч рублей). Встретить там можно самых неожиданных людей, начиная от общепризнанных "голубых" и заканчивая молодыми, но уже примелькавшимися на телеэкране артистами вроде Игоря из рекламы "МММ", который только в телевизоре с Юлей. А вот интересно, как к подобному новшеству отнеслись саратовские тусовщики и знаменитости?
В редакции мы встретились с автором нашумевших шлягеров, поэтом-песенником Ю. Дружковым. Разговор начался довольно неожиданно:
- Юра, по городу упорно ходят слухи, что ты "голубой". Где тут правда и где домыслы?
- Каждый выбирает в жизни свою любовь, то есть, другими словами, кому-то нравится кислое, кому-то сладкое. Я не могу однозначно ответить на этот вопрос.
- Ты считаешь, что клубы вроде широко известного по видеофильмам бара "Голубая устрица" нужны, в частности, для нашего города?
- А почему нет? Почему люди не могут по своим интересам собираться в специальном месте, чтобы кого-то не шокировать? Я считаю, да вы и сами можете это заметить, что однополая любовь в основном встречается среди творческих людей, это словно знак таланта. Многие пытаются примазаться к чужой славе и начинают из себя изображать представителей секс-меньшинств. Это стало даже модным. Другие чувствуют, что по своему интеллекту явно не могут соперничать с людьми из богемы, и это у них вызывает неприятие и злобу. В каждом человеке заложен какой-то ген "голубизны". Вспомните, что по пьянке многие однополые начинают обниматься и целоваться, потому что появляется чувство раскрепощенности.
Вот так, ни больше, ни меньше. Оказывается, все мы немного того… "голубые". Уже не знаешь, как и считать это – то ли пороком, то ли добродетелью. Одно знаем наверняка – это, скажем так, "свойство", такое же древнее, как мир. Первые упоминания о нем встречаются еще в Библии, когда жители города Содома пытались изнасиловать двух ангелов, посланных Богом на Землю. Чем это закончилось – знают почти все (читайте Библию!), а "голубизна" с тех пор получила название "содомского порока". "Голубыми" были многие скульпторы, композиторы, музыканты. Кстати, недавно была выдвинута новая версия гибели поэта Сергея Есенина. Оказывается, поэт якобы был влюблен в молодого "гэпэушника", и тот, боясь разоблачения, вынужден был убрать Есенина и имитировать самоубийство. Но правду до конца об этих событиях мы вряд ли когда узнаем полностью.
Некоторые сознательно выбирают "голубовато-розовый" путь для создания своей успешной карьеры. В околомузыкальных кругах настойчиво ведутся разговоры о том, что молодой, но уже "раскрученный" певец С-й оказал своему продюсеру определенные услуги.
Гомосексуализм является также и отличным средством для шантажа. У саратовского коммерсанта Х., склонного к однополым связям, вымогали автомашину престижной марки, в противном случае обещали "открыть глаза" его семье и коллегам по бизнесу. Известен случай (и "голубые" Саратова хорошо об этом знают), когда был осужден за мужеложство бывший сотрудник саратовского КГБ, уволенный из комитета и затем работавший в одном из учреждений  культуры Саратова.
Но мы немного отвлеклись от темы нашего разговора, то бишь от клуба. Раньше, когда создание подобных заведений могло привидеться только в больном воображении, существовала в городском саду "Липки" аллея, которую в народе называют до сих пор "голубой". На некоторых лавочках собирались разные люди, которых объединяла тяга к тогда еще запретному плоду. Об этом знали те, кто должен – "голубая почта" всегда работала четко. Конечно, существовала опасность того, что некоторые граждане определенного склада ума могли оскорбить, избить, ограбить этих, как "гопники" выражаются, "ублюдков". Нечто подобное существует и теперь, но в духе своего времени. Такой рэкет называется "ремонтом". "Ремонтники" считаются  в уголовном мире низшей кастой, одной из самых беспредельных. Как правило, многие "ремонтники" сами когда-то подверглись сексуальным надругательствам (в армии или в тюрьме) и теперь жестоко мстят всем, в том числе и невиновным. Может быть, если представители секс-меньшинств будут собираться в специальном месте и со своей охраной, риск будет сведен к минимуму.
Когда мы готовили это материал к печати, выяснилось, что клубом заинтересовался областной центр по борьбе со СПИДом. Только не надо сразу пугаться и представлять себе что-то невообразимое. Для врачей очень удобно, что "голубовато-розовые" собираются в одном месте, где они (врачи) не прочь выступить со специальными лекциями. А почему бы и нет? Никого сейчас уже не интересует частная жизнь того или иного человека. Наоборот, если есть какие-то проблемы (в том числе и "нехорошие" болезни), врачи могут оказать реальную помощь и лечить анонимно. Для нуждающихся в подобных услугах сообщаем телефон центра – 24-79-15.
Кстати, если "голубое" направление в Саратове примет широкие масштабы, неизбежно возникнет специфическая проституция, и, соответственно, возрастет опасность венерических заболеваний. Спрос, как известно, рождает предложение. "Первые ласточки" на этом поприще уже были и есть. Такса несколько больше, чем за "обыкновенные" интимные услуги. И вот тут как раз возрастает роль подобных легальных клубов. Зачем тайно искать партнера за деньги, если есть возможность познакомиться открыто с интересующим "возлюбленным".
Как относиться к гомосексуалистам и лесбиянкам – личное дело каждого. Кто-то видит в них "изгоев", "ублюдков", кто-то – возвышенные тонкие натуры. Но то, что все граждане России должны иметь одинаковые права, по-нашему, является бесспорным. И неважно, какой процент от населения составляют секс-меньшинства (в разных источниках указывается разный процент: и 6, и 7, и 10, а некоторые, вообще, утверждают, что 50).
А будет ли кафе пустовать или в срочном порядке потребуется открывать новые подобного типа, это уже "их" дело.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню