Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Был ли Якорь организатором убийства Малькова?

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов
Был ли Якорь организатором убийства Малькова?
 
// "Саратовские вести" по субботам. (г. Саратов). 1997, 23 августа. С. 6.
Рубрика: Версии
* Подготовлено к печати: 14 февраля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Журналисту "СВ" Сергею Михайлову представилась возможность встретиться с известным "авторитетом", и он эту возможность не упустил. Перед вами расшифровки магнитофонной ленты. А уж вы судите сами...
 
Известный в Саратове "авторитет" Сергей Яковлев (Якорь) 14 августа был освобождён из-под стражи. Он покинул камеру № 164 Саратовского следственного изолятора, где пробыл 1 год и 10 месяцев. Следствием ему предъявлено обвинение в организации и соучастии в убийстве в октябре 1992 года председателя Саратовской товарной биржи Владимира Малькова, а также в хранении огнестрельного оружия.
 
О ходе расследования, затем о его итогах, а ещё позже – о первых судебных заседаниях по делу об убийстве Малькова и руководителя службы безопасности ассоциации "Возрождение" Сатарова, я в газете сообщал подробно.
Может быть, поэтому, выйдя из СИЗО, Яковлев связался со мной и сказал: "Вы рассказали об официальной версии следствия. Не хотели бы выслушать и мою?"
Мы встретились на следующий день после этого телефонного звонка, 15 августа. Ещё не успев до конца расшифровать магнитофонную запись нашего двухчасового разговора, я узнал от его адвоката, что Яковлев вновь арестован. Это произошло через два часа после нашей встречи с Якорем.
 
В участии в убийстве Малькова и Сатарова сознался некий Андреев, который был арестован в Москве через четыре года после убийства и этапирован в СИЗО Саратова. Соучастник убийства Кузнецов, стрелявший в Малькова и Сатарова из автомата, до следствия не дожил – был убит в Москве. По одной из версий, убрали его люди небезызвестного в Москве авторитета Атлана.
Яковлев был арестован ещё раньше, чем один из непосредственных исполнителей убийства, Андреев. Его взяли на железнодорожном вокзале 14 октября 1995 года. Он и его жена уже садились в поезд Саратов – Москва (хотели съездить в столицу, чтобы сделать некоторые покупки для детей накануне осени), как вдруг к перрону подъехала "Волга", и два оперативника, справившиеся  как бы между прочим о здоровье Яковлева, пригласили его сесть в машину и проехать...
 
Что было после ареста и когда вам предъявили обвинение?
- Дальше камера. Я не буду подробно останавливаться на том, как я провёл там 60 суток. Хотели только одного, чтобы я заговорил. Но что я мог сказать? С 8 утра и до 12 ночи все 60 дней я стоял в коридоре лбом в стену – ноги в стороны, руки наверх. Без пищи, без воды. Но и после этого мне сказать было нечего.
Если говорить о существе дела, то, по версии следствия, я собрал у магазина 17 около крекингского парка сходку, где якобы присутствовали Лазовский, директор фирмы "ЛКС", Сыровайский, директор этого магазина, его заместитель Телюков, Андреев и Кузнецов. И якобы на этой сходке обсуждались подробности убийства Малькова.
Что я могу сказать в отношении этой версии? Лазовский в это время находился в Москве  и жил в гостинице "Россия". В деле есть документы, подтверждающие это. Сыровайский – человек, который 20 лет проработал в торговле, член КПСС, и никакого отношения к криминальным структурам и близко не имел. Мог бы я, скажем, обсуждать такие вопросы в его присутствии? Конечно, нет. Его и Телюкова арестовали и держали полгода. Требовали только одного: дать показания против меня.
Показания об этой сходке, которая якобы была, дал следствию некий Казин, который в свою очередь узнал о ней со слов другого человека, Дуденко. Казин, и это подтверждено документами из психиатрической больницы, страдает слабоумием. Вправе ли следствие доверять показаниям такого человека? Дуденко тоже был арестован, его держали под арестом год, и он показал: ни  о какой сходке ничего не говорил Казину...
Только через 10 месяцев после моего ареста ко мне пришёл в камеру следователь и, сообщив, что следственные действия прекращены, дал обвинительное заключение для ознакомления. Ни допросов, ни очных ставок, ни экспертиз – ничего не было.
 
В уголовном деле есть небольшая справка, в которой сообщается со ссылкой на "оперативные данные" о существовании устойчивой преступной группировки Якоря. Называется и количество её членов – сорок человек. Что бы вы сказали по этому поводу?
- Если я, как считают, лидер преступной группировки, то где доказательства, где факты? Где эти 40 человек? Почему их не вызовут к следователю? Мы, кстати, с адвокатом требовали это сделать. Я называл адреса людей, с которыми был знаком и поддерживал связи. Без фактов получаются одни голословные обвинения.
Почему меня арестовали – для меня до сих пор загадка. Кому-то надо было меня спрятать. Убить – это как-то уже не то... Видимо, я влез сам не знаю куда и где-то кому-то перешёл дорогу. Но вот где именно, до сих пор не могу понять.
 
И всё-таки эту кличку, Якорь, знали в Саратове многие, особенно те, кто занимался бизнесом. Вы же не будете отрицать, что были, как это сегодня принято говорить, "авторитетом"?
- Я вырос в Саратове, занимался боксом. Меня знают в Саратове многие. Но это ведь не означает, что все, с кем я общаюсь, - "члены преступной группировки".
В решении любых проблем, которые возникали, действительно, играло роль моё имя. У меня не было таких случаев, когда бы доходило до крайностей, до каких-то стычек, разборок. Достаточно было одного разговора, и всё на этом. Видимо, люди понимали, если меня сильно задеть, то я этого просто так не оставлю...
 
Якорь. Откуда эта кличка?
- С детства. Может быть, пошло от деда. Я рос без отца, жил с матерью и братом. Дед – настоящий волжанин, рыбак, часто брал меня на Волгу. Любил выпить, а когда выпивал рюмку, всегда приговаривал: "Якорь тебе в глотку". Я учился в 84-й школе, в Заводском районе, занимался боксом. Мы росли вместе – я, Чикунов, братья Наволокины, Земцов. Вместе тренировались, ездили на соревнования.
Потом я поступил в индустриальный техникум, но так как был слишком шебутной, меня выгнали. Потом призвали в армию. Служить я не хотел, пришла первая любовь, хотелось погулять. В то время у меня такое самомнение было, что я всё знаю и что никакие советы мне не нужны. А подсказать, как лучше поступить в этой жизни, никто из окружающих меня людей не мог. Короче говоря, я отказался от призыва и вместо армии пошёл в тюрьму. Был осужден по статье 80 на два года и отправлен в седьмую колонию на Паницкую. И пошла блатная жизнь – БУРы, изоляторы (БУР – барак усиленного режима, находящийся, как и изолятор, внутри колонии. В них сажают тех, кто нарушает режим содержания в колонии. – С.М.). Был молодой и глупый: нахватался романтики блатной жизни. Несмотря на 19 лет, я был уже там, как говорят, лидером.
Освободился 12 января 1981 года, а уже 2 марта в этом же году сел снова – по 147-й статье за мошенничество на 6 лет. С нами по делу проходил милиционер. Мы не были никого, не "наезжали". Ходили по базару, сотрудник милиции доставал удостоверение, а мы, двое, как будто бы оперуполномоченные рядом с ним, изымали джинсы, батники, другие дорогие тряпки. Так мы работали на "Шарике", на Сенном, на базаре в Энгельсе.
Я сидел в Энгельсе, на "двойке", в зоне строгого режима. Сухумский жулик Коха, уважаемый в своих кругах человек, предлагал мне даже короноваться на "вора в законе". Я отказался... Такая жизнь была не по мне. Я люблю погулять, расслабиться...
Сейчас эти судимости с меня сняты, то есть статей за такие преступления, за которые меня посадили, в новом Уголовном кодексе нет.
Когда освободили, обо мне уже хорошо знали на воле. Если у людей возникали проблемы, то приходили ко мне.
 
Чем вы стали заниматься после выхода?
- Работал сначала в приёмном пункте стеклопосуды. Это тогда был хороший бизнес – продавал из-под полы водку. В месяц имел по тем деньгам 3-4 тысячи рублей. Тогда же Хапалин и стал подтягивать всех к себе – Чикунова, Наволокина... Приезжал и ко мне, говорил: "Что ты здесь ящики на пузе таскаешь, иди ко мне". Я ему сказал, мол, Вова, спасибо, мне денег хватает. А потом уже кто-то пошёл дальше, кто остановился.
 
Чикунов, Наволокин, другие люди, имена которых были в конце 80-х – начале 90-х у всего Саратова на слуху... Как часто вы общались между собой?
- Со всеми был в хороших отношениях, встречались, например, часто на стадионе "Темп", играли в футбол, потом после игры ехали на Волгу. Ходили в гости друг к другу, отмечали вместе праздники, дни рождения. Потом, правда, в начале 90-х годов видеться стали реже. Наверное, стали взрослее, появились другие проблемы.
 
Вам не страшно от мысли, что могли бы разделить участь некоторых из них – Чикунова, Наволокина?
- Конечно, и меня могли застрелить, если бы я переступил грань. А меня было проще всего застрелить, потому что я один ходил на автостоянку, по городу тоже часто один ездил. Факт в другом – нужен ли я был кому-то, чтобы стрелять в меня? Если бы был нужен, то давно бы разделил их участь. Конечно, страшно от одной мысли, что это могло произойти...
 
Что и произошло с Мальковым. Следствие располагает сведениями, что вы общались с ним накануне убийства...
- Да, это так. Но у нас были дружеские отношения. Он мне помогал в коммерческих делах. Смысла убивать Малькова у меня не было, наоборот, он приносил мне только пользу. Если у меня был товар, то я его отдавал Малькову, а он без проблем платил тут же наличными. Мы встречались с ним за день до убийства. Я подъехал к ресторану "Волна", где была свадьба у одной из сотрудниц биржи Малькова. Попросил вызвать Малькова, мы вышли покурить, минут пять мы переговорили о делах – я собирался отдать ему на продажу крупную партию автомобильных покрышек. Никто непосредственно разговора нашего не слышал, но были свидетели, среди них Дима Удалов, которые видели, как мы тепло встретились, как потом ушёл в зал ресторана после нашего разговора Мальков. Если бы я ему что-то сказал или как-то "наехал" на него, естественно, настроение у него изменилось бы. Но этого не произошло.
 
Уголовное дело отправлено на доследование. Чем, если суд оправдает вас, станете заниматься?
- У меня есть друзья, которые работают в легальном бизнесе, которые от меня не отвернулись. С нуля я не начну, есть люди, которые помогут, поддержат. Некоторые, конечно, после ареста отвернулись от меня. Сейчас они, я думаю, жалеют о том, что я вышел и, может быть, не хотели этого...
 
Получилось так, что едва оказавшись на свободе и подышав свободным воздухом чуть более суток, Яковлев вновь оказался в тюрьме...
 Согласно постановлению областного суда, он вновь арестован до 17 октября. Так или иначе, впереди, в октябре, суд, и ему предстоит дать окончательный ответ на вопрос: кто был организатором убийства Малькова?
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню