Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Невиновен, потому что милиционер?

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов
Невиновен, потому что милиционер?
 
// "Саратовские вести" по субботам (г. Саратов). 1997, 06 сентября. С. 5.
Рубрика: О форме и содержании
* Подготовлено к печати: 17 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Человек в форме, совершивший преступление, еще больше виновен перед обществом, чем кто-либо из правонарушителей уже потому, что он по должности и по общественному положению – представитель Закона.
Но у Фемиды, хотя она с повязкой на глазах, есть свои любимчики, которых она жалует, к которым более снисходительна, чем к остальным. В числе избранных и он – Человек в форме. И чтобы по-настоящему разгневать богиню правосудия, ему надо натворить что-то из ряда вон выходящее. А на "мелочи" она глаза может и закрыть.
Два происшествия, одно из которых с трагическим исходом, Фемида районного масштаба – прокуратура Ершовского района – посчитала настолько незначительным, что не нашла в них состава преступления.
Об одном случае я писал уже в нашей газете. Статья называлась "В милицию забрали, поле засеять не дали" (20 июня 1997 г.). В статье рассказывалось о конфликте между фермером И. Радченко и тремя сотрудниками Ершовского РОВД, которые, заподозрив, что в фермерском хозяйстве есть краденое зерно, задержали фермера. Был разгар посевной. При задержании фермер был не слишком любезен с людьми в форме, как, впрочем, и они – жена фермера попала в больницу с сотрясением головного мозга. Она попыталась вступиться за мужа при его задержании, но ее оттолкнули, и она ударилась головой о металлическую болванку. Фермер за "сопротивление сотрудникам правоохранительных органов" был арестован  и осужден на 7 суток. Потом только выяснилось, что никакого краденого зерна у фермера и в помине не было. В действиях сотрудников милиции районная прокуратура не усмотрела ничего противозаконного. Ущерб же, нанесенный фермеру, был очевиден – он так и не засеял свое поле…
Другой случай, где также главный участник – сотрудник Ершовского  РОВД, имел последствия трагические – погиб человек. Молодого 22-летнего парня, Андрея Клюшникова, хоронила вся улица. Без отца остались двое детей – трехлетняя девочка и мальчик девяти месяцев.
Уголовное дело № 12413 по "факту совершения сотрудником Ершовского РОВД дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть А. Клюшникова" было возбуждено 27 апреля этого года. Через три дня уголовное дело было принято к производству следователем прокуратуры Ершовского района В. Диденко и чуть более чем через месяц, 6 июня, было прекращено. В действиях сотрудника милиции ничего противозаконного следователь районной прокуратуры не обнаружил.
Около восьми вечера 27 апреля Андрей Клюшников зашел к родителям. Потом он и его приятель, Тонян, поехали на "Жигулях" по одной из центральных улиц города. Кончился бензин. Увидев знакомого, остановили машину, направились к нему с канистрой. Тонян, возвращаясь с канистрой, успел перебежать дорогу, а Клюшников нет. Его сбила "Нива". За рулем сидел Вагаев, как потом выяснит следствие, имевший водительский стаж не более года и ехавший на машине отца без доверенности. Момент аварии хорошо, кроме Тоняна, видели еще трое свидетелей, случайных прохожих. Их показания очень важны.
Метрах в 120-150 от места происшествия стояли супруги Напалковы. Ю. Напалкова рассказывает, что услышала сильный удар, а затем увидела тело, которое, перевернувшись в воздухе от удара, упало на асфальт. Ее муж момент удара не видел, однако обернулся, услышав сильный стук. Другой свидетель, старшеклассник Е. Красников, рассказывает, и показания есть в деле, что видел, как человек будто бы вылетел над капотом, а его руки были раскинуты в стороны…
Автомобиль Вагаева ехал, как установило следствие, со скоростью 51 км/час. Однако все трое свидетелей утверждают, что слышали сильный удар. Мог ли он быть таким при не очень большой скорости? По справке сотрудника ГАИ Кахаева, дорожно-транспортное происшествие было совершено на скорости … 30-40 км/час, а тормозной путь машины составил… 14,8 метра. Возможно ли было в таком случае нанести смертельную травму? Сомневаюсь…
Сразу же после столкновения водитель Вагаев с места происшествия уехал. Есть предположение, что он помчался в РОВД, доложить о случившемся. Клюшникова, скончавшегося по дороге, отвез в больницу не он, а другие люди. Вагаев приехал в больницу гораздо позже.
По мнению адвоката Саратовской специализированной коллегии адвокатов С. Бароновой, предварительное следствие проведено формально и неполно. Среди многих аргументов, приводимых в доказательство, есть, например, такие.
С самого начала следствия предполагалось, что виновник происшествия – Вагаев, неясна оставалась степень его вины. Но уголовное дело было возбуждено почему-то не в отношении конкретно него, а по факту происшествия. Вагаев не был допрошен ни в качестве  подозреваемого, ни в качестве обвиняемого.
Кроме того, несмотря на то, что было известно: совершивший наезд – сотрудник милиции, уголовное дело было возбуждено не прокуратурой, а следователем Ершовского РОВД. И все основополагающие первичные документы по делу были собраны сослуживцами, коллегами Вагаева.
При осмотре транспортного средства были зафиксированы имевшиеся на автомобиле повреждения, и в протоколе указано, что было разбито  лобовое стекло, повреждена левая стойка. Но уже почему-то на фототаблице в деле, где изображена машина, видно, что лобовое стекло цело, стойка без повреждений.
По постановлению следователя РОВД В. Стурзы в один день были изъяты образцы крови на наличие этилового спирта у погибшего Клюшникова и водителя Вагаева и отправлены в Саратов на экспертизу. Но почему-то анализ крови водителя поступил в бюро судебно-медицинской экспертизы на день позже, чем образец крови погибшего, и исследован он был только 9 дней спустя – 8 мая. А затем, в отличие от образцов крови Клюшникова, образцы крови Вагаева после исследования не сохранились… Почему?
Следователь прокуратуры В. Диденко, которому было поручено расследование этого дела, имеет свое мнение и убежден, что дело расследовано объективно: "Есть в деле нюансы. Я считаю, что адвокат необоснованно поставила вопросы. Как, впрочем, и областная прокуратура, вернув дело в первый раз на доследование. Я на эти вопросы дал ответ. Но это по существу дела ничего не изменило".
Поразительно, что после аварии Вагаева видели много раз на этой же машине, и это несмотря на то, что следствию было известно об отсутствии у Вагаева доверенности на вождение автомобиля отца. Впрочем, тут следует говорить и не только об отсутствии доверенности…
В моей журналистской практике был случай, о котором когда-то писал. Водитель сбил насмерть сотрудника милиции. И примерно при таких же обстоятельствах, как в Ершове. Ни много ни мало водитель был осужден на 6 лет. Тогда, вспоминаю, люди, знавшие водителя, говорили: "Посадят. Ведь кого сбил – милиционера!"
Машина, которой управлял Вагаев, убила человека. Сам он, по мнению прокуратуры Ершовского района, невиновен. Может быть, главный аргумент в доказательстве его невиновности в том, что он сотрудник милиции? Но поскольку география фактов закольцована в границах Ершовского района, я сужаю географию вывода: "сотрудник ершовской милиции".
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню