Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Совершенно секретный" вытрезвитель

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов
"Совершенно секретный" вытрезвитель
 
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1997, 20 ноября, четверг. № 223 (1705), с. 3.
Рубрика: Казенный дом
* Подготовлено к печати: 22 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Нужны ли трезвому человеку вытрезвители? А тому, кто выпил? Если на пачке сигарет написано: "Минздрав предупреждает – курение опасно для вашего здоровья", то на бутылке водки надписи типа: "МВД предупреждает…" – нет. Тогда почему, для кого существуют вытрезвители? Ведь водка продается свободно, ограничений в потреблении закон не ставит никаких.
Ситуация: мужчина выходит из ресторана и идет (не ползет) домой. Подходят двое вежливых милиционеров и так тепло говорят ему: "Вы не трезвы, пройдемте". Возражать бесполезно. Легче переубедить самого упрямого начальника, чем постового милиционера в такой ситуации. Наутро задержанный выходит из вытрезвителя – без денег. Нужны ли такие вытрезвители?
Когда я попросил начальника медвытрезвителя Аркадакского РОВД С. Моисеева показать мне инструкции, правила или какие-нибудь другие документы, на основании которых регламентирована и держится деятельность медвытрезвителей, начальник мне вежливо сказал: "С удовольствием, но не имею права, Такие документы есть, но они секретны".
Но как тогда быть? Ведь человек, которого доставили в медвытрезвитель, лишается возможности знать свои права, потому что "инструкции секретны".
Правда, начальник Аркадакского медвытрезвителя, думаю, не прав. Инструкции эти не секретны. Приказ от 30 мая 1985 года МВД СССР "Об утверждении положения о медвытрезвителях", не имеет грифа секретности, имеет вполне обычный, без нолей номер – 106. Но в одном можно согласиться с начальником – приказ этот "секретен" для посетителей медвытрезвителя потому, что здесь его никому не показывают. А значит, не разъясняют  права человека, оказавшегося "в гостях" у милиционеров.
В медвытрезвителе Аркадакского РОВД чуть было не произошла трагедия. Сергей Иванов (назову его так, не раскрывая настоящей фамилии. Почему, будет ясно чуть ниже. – С.М.) шел по центральной улице Аркадака. Было часов 12 ночи. Перед этим он с друзьями на несколько человек распил бутылку водки. Сергею пить нельзя – полгода назад был комиссован из Вооруженных Сил – в армии тяжело заболел и лечился в онкодиспансере. После обследования врачебной комиссией он был признан инвалидом II группы. Но в тот день он, несмотря на запрет врачей, выпил, как сам признает, граммов 50 водки. Остановившим его милиционерам он объяснил, что идет к бабушке. Назвал адрес дома, где она живет. Но его не слушали. Взяли под руки и отвезли в вытрезвитель. Заперли в камеру. В половине третьего матери Сергея позвонила из районной больницы знакомая медсестра: "Срочно приходите. Сергей в реанимации". "Что случилось?" – спросила мать. "Приходите, это не телефонный разговор", - ответили ей.
В камере с Сергеем были еще двое. Сергея спас один из них. Кто-то из соседей спал не очень крепко и услышал громкий хрип. Вскочил, увидел – Сергей повис вдоль стены под окном. Сосед стал барабанить в дверь. Вбежал дежурный милиционер, и Сергея сняли с петли…
"Мы спасли его, а мать на нас жалуется", - говорит начальник медвытрезвителя. Это правда – спасли. Но может быть, не стоило вообще помещать Сергея в вытрезвитель, и тогда с ним не произошло бы того нервного срыва и он не полез бы в петлю? Милиционеры должны уважать и чтить закон. На это начальник вытрезвителя ответил: "При нем не было документов, подтверждающих, что он – инвалид". Да, формально милиционеры были правы. Документа такого и правда в тот вечер у Сергея с собой не было. Но о том, что Сергей инвалид, в вытрезвителе прекрасно знали, и особенно хорошо это знала фельдшер вытрезвителя Е. Лапшина, соседка Сергея. "Документов при нем не было", - фельдшер отвечает так же.
В приказе № 106, о котором я уже упоминал, говорится: "За поведением лиц, помещенных в медвытрезвитель, устанавливается постоянное наблюдение милиционером и фельдшером". Но этот приказ до конца не был выполнен в ту ночь работниками вытрезвителя.
Мать Сергея обратилась с жалобами в УВД области. Были проверки. Были ответы. Например, ответ матери Сергея Иванова от зам. начальника УВД В. Ходжейса: "Ваше заявление рассмотрено с выездом на место. Действия сотрудников милиции по задержанию и доставлению вашего сына в медвытрезвитель признаны правомерными".
Когда я был в командировке  в Аркадаке, немало людей рассказали о методах работы местной милиции. Рассказывали, как ветерана войны на 9 Мая забрали в "трезвяк", как милицейские машины дежурят возле столовой, где проводят, когда случается, или свадьбы, или поминки. "Были такие случаи?" – задаю вопрос начальнику медвытрезвителя Аркадакского РОВД. "Нет. Наши сотрудники всегда ведут себя корректно. А люди… Люди много наговорить могут. Где факты?"
Вот другой факт. Уже саратовский. 4 марта с.г. И. Бородавкин, человек трезвый, интеллигентный и корректный, аспирант Саратовской государственной академии ветеринарной медицины и биотехнологии, возвращался с поминок. Не ползком передвигался, а именно возвращался.
"Наша служба и опасна и трудна". Также была опасна для Бородавкина и встреча с тремя милиционерами. Остановили. Попросили документы. Показал удостоверение частного охранника (Бородавкин долгие годы занимается каратэ, обладатель черного пояса). Удостоверение милиционерам не понравилось, и они сказали Бородавкину, что ему придется проехать в РОВД. Он попросил объяснить причину задержания. Видимо, его вина была в том, что он слишком настойчиво просил объяснить, за что его задерживают. Ответ милиционеров был очень простым и "понятным". Двое скрутили руки назад, третий ударил чем-то твердым (может быть, дубинкой) по голове. Бородавкин потерял сознание. И его привезли в медвытрезвитель. Тут он пришел в сознание, потом опять его потерял. Фельдшер вызвал "скорую". Приехавшие врачи установили диагноз: "Сотрясение головного мозга", и Бородавкина отвезли во 2-ю городскую больницу. На следующий день, 5 марта, Бородавкин написал заявление прокурору районной прокуратуры с требованием возбудить уголовное дело по факту его избиения сотрудниками милиции. Но прокурор района не спешил. Он направил это заявление в УВД Саратова – для служебной проверки. Комментировать действия прокурора не стану. Думаю, тут все ясно и без комментария.
Пока шла эта служебная проверка (как будто бы Бородавкин и избивавшие его сотрудники служат в одном ведомстве), Бородавкина лечили в 1-й горбольнице – с 5 по 31 марта. Ни из прокуратуры района, ни из УВД ответа он не получил. Потом с 1 по 7 мая он продолжал лечение уже амбулаторно, в поликлинике № 7. Здесь ему был поставлен еще один диагноз: "Травматическое повреждение зрительного нерва".
После многократных жалоб Бородавкина в начале октября решением прокуратуры области постановление следователя прокуратуры района об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции было отменено как необоснованное. На этом пока все. Бородавкин продолжает лечиться. Милиционеры, с которыми ему "посчастливилось" встретиться, продолжают нас охранять и беречь от хулиганов.
Две истории, один конец.
Если встретите на улице поздно вечером милиционера, не бойтесь его. Но про эти две истории вспомните. На всякий случай.
*
Мы попросили прокомментировать этот материал председателя областной комиссии по правам человека Александра Ландо.
- К сожалению, такие ситуации не являются единичными. В комиссии имеется достаточно обращений по фактам нарушений прав личности работниками медицинских вытрезвителей.
Но вопрос в данном случае надо решать кардинальным образом. Дело в том, что деятельность этих учреждений противоречит ряду статей Конституции РФ.
Уже одно то, что главным нормативным актом, на основании которого гражданин ограничивается в свободе от 3 до 24 часов, является лишь приказ министра МВД СССР от 1985 года, говорит само за себя. А если учесть, что этот документ никогда не был опубликован в открытой печати, то о каких правах гражданина можно вести речь?
Поэтому комиссия обратилась с письмом в правительство области о закрытии на территории нашей области медицинских вытрезвителей – учреждений, деятельность которых противоречит Конституции РФ.
А на базе медицинских вытрезвителей мы предлагаем создать ночлежные дома, реабилитационные центры для несовершеннолетних.
По этому вопросу мы уже нашли понимание у губернатора области Д. Аяцкова, первого заместителя председателя правительства В. Марона, мэра г. Саратова Ю. Аксененко и председателя областного суда А. Галкина.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню