Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Уголовные крестины



Вадим Белых, «Известия»
Уголовные крестины
Корреспонденту «Известий» удалось проникнуть на грандиозную воровскую сходку
// "Известия" (г. Москва). 1995, 01 июня. № 99, с.1, 7.
* Подготовлено к печати: 29 января 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
Анонс. С. 1.
Уголовные крестины
Впервые корреспонденту «Известий» нелегально удалось проникнуть на воровскую сходку.
Репортаж Вадима Белых о разгроме 27 мая крупнейшего съезда отечественных «крестных отцов» в Сочи читайте на 7-й стр.
*
В гости к дедушке Хасану
Пробираясь к выходу из сочинского аэропорта, я еще раз оглядел прилетевших со мной на Ил-86 пассажиров. Явно криминальных личностей среди них как будто не было. А так, кто разберет. Современные воры в законе и авторитеты нашего уголовного мира в большинстве своем уже давно не исповедуют ортодоксальной неприхотливости в быту. Переодевшись в дорогие костюмы, они больше похожи на добропорядочных бизнесменов, чем на главарей преступных кланов.
Ничего не поделаешь. И, пробравшись через галдящий заслон таксистов, я зашагал к автобусу. Потом, уже в гостинице, пролистав блокнот, прикинул, что мне к тому времени было известно.
В Сочи должны была состояться воровская сходка. Событие, прямо скажем, для курортного города нередкое. Мягкий, приятный климат, толпы отдыхающих, среди которых легко затеряться, доброжелательность местной администрации – все здесь всегда способствовало тому, чтобы доморощенные «крестные отцы» могли собраться и, сочетая полезное с приятным, порешать свои бандитские вопросы. Но, судя по полученной информации, на этот раз готовилось нечто грандиозное. Приглашения поучаствовать в сборище получило множество воров в законе, уголовных авторитетов,
«положенцев» (уголовные авторитеты, находящиеся на положении воров в законе, нор еще не возведенные в сан),
«смотрящих» (авторитеты, поставленные следить за «порядком» на определенной территории)…
Вопросы на сходке предстояло решать самые серьезные. Раздел Черноморского побережья Краснодарского края, перераспределения зон влияния в экономически важных российских регионах, в первую очередь связанных с нефтью, газом, металлами, лесом… В конце сходки планировалось невиданное ранее массовое посвящение молодых авторитетов в воры в законе. Чуть ли не сразу порядка десяти человек.
Приурочили все к скорбной дате – году со дня смерти местного «крестного отца» Рантика Сафаряна. Самые душещипательные мероприятия должны были совпасть с торжественным открытием памятника на его могиле.
Главным организатором и руководителем сходки стал вор в законе Хасан (Дед Хасан), в миру неоднократно судимый Аслан Усоян, чуть больше шестидесяти лет от роду. Человек, широко известный и уважаемый в криминальных кругах, объединяющий часть кавказских и славянских преступных группировок. Имеет влияние в Москве, на Урале, в южных краях и областях. В последнее время зачастил в страны Бенилюкса. Там его обычно принимают за преуспевающего предпринимателя, не подозревая, что на самом деле это один из самых махровых «крестных отцов».
Рантик Сафарян скончался от цирроза печени 24 мая. В Сочи я приехал 23-го. На следующий день сходка вопреки ожиданиям не состоялась. Но участники ее, соблюдая меры конспирации, стекались на курорт. Тайно приезжали воры в законе, Мирон из Москвы – на своей машине, Нодар – на самолете. Многие – вообще неизвестно как. «Серьезные люди» селились в основном в частных квартирах и домах. Рыбешка помельче действовала более открыто, предпочитая «Редисон-Лазурную» или «Жемчужину».
«Лаврушники» против праведников
Непосредственно размещением и конспиративной подготовкой финального сборища занимались двое местных. Вор в законе Нерусский (Виктор Сырцов) и «смотрящий» за Сочи Гусейн  (Гусейнов).
Общее настроение омрачало то, что часть «воровского сообщества» восприняла курортную сходку в штыки. Отвергли приглашения законники Иван-Рука (Иван Чернигов), Щенок, краснодарские воры. Да и в самом Сочи против высказались местные авторитеты
Резо (Резо Сининава),
Крахмал (Сергей Крахмалюк),
Вара (Валерий Сергия),
Алавчик (Сергей Аловидзе). Все это было проявлением давнего конфликта между «лаврушниками» и «честными ворами».
«Лаврушниками» в уголовной среде называют воров, получивших свой высокий сан не за конкретные «заслуги» (многие из них в отличие от «честных» особенно много и не «сидели»), а с помощью подкупа или используя личные связи с высокими покровителями из криминального мира. За последние годы подобных «крестных отцов» стало особенно много. Их противники сходку в Сочи посчитали демонстрацией торжества «лаврушной идеи» и участвовать в ней отказались.
Но тем не менее к вечеру 24 мая количество «гостей» перевалило за две сотни. Их не оставляли без внимания сотрудники Северо-Кавказского РУОПа, краевого управления ФСБ, линейного управления внутренних дел на транспорте и оперативники Главного управления по организованной преступности МВД РФ, специально из Москвы.
Курортный город жил своей беззаботной жизнью, а на его улицах шло незаметное для постороннего взгляда состязание. Кто кого перехитрит, переиграет.
Ни дата, ни точное время проведения сходки не были известны.
В дело вступили гранатометы
25 мая обстановка резко обострилась. По оперативным каналам сотрудникам МВД и ФСБ прошла информация. «Смотрящий» Гусейн что-то не поделил с подведомственным ему бандитом. В центре конфликта оказалось казино «Три семерки». Недолго думая, он решил стереть злосчастное заведение с лица курортной земли.
Для этого к «Трем семеркам» должны были подвезти несколько гранатометов «Муха». Подъехавшим следом боевикам предстояло взять их, дать по «семеркам» залп и скрыться.
Немедленно на место грядущего теракта стянулись оперативники, группа захвата. Сыщики стали отрабатывать всевозможные варианты. Вскоре поступили сообщения: вся история с гранатометами – откровенная дезинформация, запущенная специально, чтобы на время отвлечь внимание сил правопорядка от съехавшихся в Сочи уголовников. Зачем?
Новый сигнал, расставил все по своим местам. В Турецком центре около гостиницы «Москва» - скоротечное совещание воров и авторитетов.
Мчусь туда. Поздно. Все уже рассаживаются по машинам. «Крестных отцов» разглядеть практически невозможно. От случайных глаз и, подозреваю, возможной видеосъемки их надежно заслоняет плотная стена боевиков-телохранителей…
В тот же день отправляюсь на сочинское кладбище, осмотреться.
…Шоссе тянется между больничные корпусами. Потом идут какие-то гаражи. И вот на довольно крутых холмистых склонах, сколько глаз хватает, - место последнего приюта сочинских жителей. По левую сторону – старое кладбище, а с другой стороны – новое. Их разделяет пыльная дорога. Перед тем как, пробежав между могил, она снова пойдет круто вверх, надо свернуть налево. Тут как бы главный вход на новое кладбище. Перед ним небольшая овальная площадь, которую венчает не памятник даже, а, скорее, целый мемориальный комплекс. Здесь похоронен вор в законе Рантик Сафарян.
Прихотливая фантазия, говорят, лучшего местного мастера адлерского грека создала здесь нечто вроде основания мавзолея. Со стороны площади к нему ведут ступени, с трех других он огражден невысокой стеной.  В центре на плите – барельеф в виде креста. За ним высокая стела, на которой в полный рост выгравирован покойный мафиози. Все из черного мрамора.
Впрочем, монумент еще не закончен. Может, и в этом причина задержки сходки. Загорелые люди постукивают молотками по мраморным плитам, оттаскивают какие-то доски. Рядом роскошный «БМВ» с украинскими номерами, еще несколько иномарок и «Жигулей». Их пассажиры стоят в тени, наблюдая за работой.
Поднимаюсь выше по склону. Здесь в двух шагах от памятника Рантику среди могил стоит несколько жилых домиков. Их жители копаются в огородиках, в одном из дворов – небольшое застолье. Кладбищенские поселенцы не склонны особенно вступать в разговор с незнакомцем. Отвечают скупо:
- Да, знаем, там внизу вор в законе лежит. Мог в Сочи все. Помер. Пришли другие. Жить лучше не стало…
Вот и весь разговор. Рантик Сафарян был одним из старейших российских воров. Держал в своих руках все краснодарское Черноморское побережье. В своей биографии имел немало темных пятен. Был как-то осужден к высшей мере за соучастие в убийстве. Потом смертную казнь заменили 15 годами, а там и вовсе освободили задолго до окончания срока. Одни говорят – за большие деньги ему жизнь и свободу  выкупили. Другие – что пошел на сделку с тогдашним КГБ, которому и оказал впоследствии немалые услуги. Что здесь правда, не узнать уже, видимо, никогда…
Гости съезжались к могиле
Вот, наконец, есть конкретная дата сходки – 27 мая. Неизвестно только точное время. На территории Сочинского УВД разрабатывают финальную операцию. Судя по слухам, местное руководство крайне неодобрительно относится к идее сотрудников ГУОП МВД РФ брать участников сборища непосредственно на кладбище, опасается массовых беспорядков. Те настаивают, считая, что к памяти покойного собравшиеся на его могиле особого отношения не имеют, а используют годовщину смерти для решения собственных проблем.
Решение принято. Зная его, я к десяти утра 27-го снова отправляюсь на кладбище. Здесь уже заметна суета. Памятник прибран. Кто-то торопливо мокрой тряпкой протирает стелу.
Ближе к двенадцати появляются боевики. Выставляют оцепление. У некоторых сумочки-барсетки для документов, но, судя по тому, как они тяжело оттягивают тренированные руки, понимаешь – там не бумага. А вот и Гусейн в темных очках и полосатой рубашке. Похоже, он здесь за распорядителя. Дает указания. Встречает подъехавших гостей.
Скучающие охранники явно начинают проявлять неприятный интерес к моей персоне. Еще бы: болтаюсь уже скоро как два часа у дорогой могилы. Поднимаюсь вверх по кладбищенскому склону, чтобы, пока не съедутся гости, понаблюдать за происходящим издали. Как бы не так. Все заранее облюбованные мною местечки уже заняты какими-то людьми. Вроде как скорбящими об ушедших близких именно там, откуда площадь перед рантиковым монументом, как на ладони.
Ладно, все равно нашел, где приткнуться. Пригорок, поросший кустарником, довольно близко от эпицентра событий, и все оттуда прекрасно видно.
12.48, подъезжает темная иномарка. Из задней двери грузно вылезает Хасан. Парнишка-прислуга быстро открывает багажник, достает оттуда огромный букет роз и услужливо подает хозяину. Тот возлагает цветы к памятнику и под руку с Гусейном отходит в сторону.
Появляются все новые гости. Подъездная дорога заполняется роскошными иномарками. С какими-то людьми идет в цветной рубахе казанский лидер Назаров. По слухам, он один из тех «счастливчиков», кто может сегодня получить сан вора в законе.
А на монументе уже что-то говорит священник в полном облачении. Именно в этот момент, как я узнал уже позже, оперативникам вновь пытались подбросить очередную «дезу»: что настоящая сходка, мол, состоится не на кладбище, а в одном из домов на улице Роз. Не получилось.
Число собравшихся перевалило сотни за полторы, когда на площадь въехал еще и грузовик, превращенный в нечто вроде походного буфета с выпивкой и закуской.
Ушел священник, и в 13.20 я, покинув свое убежище, снова нырнул в толпу у монумента. Вот на скромной «Тойоте-целико» подъехал вор в законе Мирон (Мамедов), во многом контролирующий Южную и Западную Сибирь. Следом с папкой проковылял один из старейших «советских» воров Нодар (Гогиашвили). В черной рубашке вышел Михо (Цинцадзе) – солидный пай в «нефтяных делах», поставки наркотиков в Москву из Средней Азии и Башкирии. Тут же стоит вор в законе Трофа (Трофимов) из Екатеринбурга. Рядом в толпе наши воровские авторитеты Лейба и Кац, ныне иностранные граждане. Один приехал на «сочинские торжества» из Греции, другой – из США.
Ждали еще некую «важную персону из администрации», но кто этот так и не приехавший человек (возможно, заранее предупрежденный), осталось загадкой.
А сходка между тем начинала разворачиваться. «Крестные отцы» общались между собой. Уже решались какие-то дела. А в центре, как генеральный секретарь, красовался Хасан, дирижируя всем действом. К нему подходили группами, подводили каких-то людей…
Конец сходки
В два часа дня Хасан вновь поднялся к памятнику и под заунывные звуки оркестра народных инструментов поднял бокал с шампанским…
К этому времени все подъезды к кладбищу были перекрыты. Наготове стояли «ГАЗ-66» с бойцами местного СОБР и «ЗиЛы» с солдатами милицейского батальона. Тут же находились оперативники Сочинского отдела по организованной преступности и их коллеги из министерства. По свидетельству очевидцев, никого из городских милицейских руководителей на месте операции, еще не имевшей в стране аналогов, не оказалось. Не видели у кладбища в решающий момент и начальника отдела по организованной преступности Сочи. В результате команду на захват вынужден был отдать оперативник ГУОП МВД РФ.
…Сделав несколько глотков, Хасан выплеснул остатки шампанского на постамент и отошел. Его сменил вор в законе в белом костюме, потом с шампанским проделал ту же операцию Михо. Дальше к могиле пошли уже группами, бригадами, кланами…
И в этот момент на площадь вылетели бойцы СОБРа. Толпа оцепенела. Следом, гремя щитами, бежали солдаты-милиционеры. Тут же рванули наутек по могилам несколько человек. В основном из числа тех боевиков, которые приехали на место сходки первыми, потрясая тяжелыми барсетками. Скатился вниз и авторитет из Адлера, которого тоже должны были сегодня окрестить в воры. Раздались пистолетные выстрелы, потом снизу, куда в погоню бросились собровцы, донеслось еще несколько одиночных автоматных.
Ни с того ни с сего, видимо, повинуясь давним лагерным инстинктам, бросился бежать вор в законе Михо. Зацепился ногой за могильную плиту и загремел на землю, подняв густое облако пыли…
Меня уже извлекли из толпы с поднятыми руками, и можно было посмотреть, как воры в законе, авторитеты, их прихлебатели и боевики грузятся в машины. Они шли длинными цепями мимо памятника Рантику, и покойный вор со своего монумента смотрел им вслед ничего не понимающими мраморными глазами. Провели поникшего Хасана. Воров законе Матвея (Пилиди), Волчка Краснодарского, Дато Краснодарского (Кабилашвили), Шамбу… В автобус грузили авторитетов. У многих из них оказались гостевые карточки гостиницы «Жемчужина» с пометкой «Кинотавр». Кстати, представители администрации этой гостиницы тоже оказались гостями «крестных отцов».
Покрикивая на сотрудников милиции, в машину залез мужчина лет сорока, задержанный как участник сходки. Уже на территории городского УВД предъявил документы о том, что он старший помощник прокурора Краснодарского края Гарик Зироян.
Впрочем, большинство задержанных отделались легким, но довольно болезненным испугом. К вечеру после профилактической беседы они обрели свободу. Увы, закон несовершенен, и привлечь к какой-либо ответственности участников сходки не представлялось возможным. Местные власти не рискнули применить даже президентский указ и оформить хотя бы часть воров в законе на 30 суток.
Но главная цель операции все же была достигнута. Крупнейшая, демонстративная воровская сходка так и не состоялась. Ее, несмотря на все препоны, разгромили, показав, что власть в этой стране пока еще уголовной элите не принадлежит. «Крестным отцам» так и не удалось разделить между собой лакомое Черноморское побережье, упорядочить уголовный контроль над рядом российских регионов. Десяток криминальных авторитетов не дождались посвящения в желанный воровской сан. Преступный мир получил определенный урок.
Напрасно банкетный стол в гостинице села Пластунка ждал 350 гостей сходки. Появилось не более сорока человек. Хасан, пытаясь сохранить лицо, принес извинения родственникам покойного Сафаряна, громогласно пообещав серьезно разобраться с виновниками грандиозного провала.
Другие воры провели скоротечное совещание в фойе гостиницы «Ленинград». Но  интересовали их уже не глобальные вопросы, а тривиальная проблема, как быстрее унести ноги…
Сочи – Москва.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню