Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Воровской ультиматум



Станислав Григорьев
Воровской ультиматум
... Он может быть предъявлен каждому беспредельщику. Невыполнение будет караться смертью.
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1998, 30 октября. № 43, с. 14-15.
Рубрика: Криминал
* Подготовлено к печати: 29 ноября 2015 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
Эту встречу редакция готовила очень давно. Сначала на наши наглые попытки установить контакт уголовная среда отвечала молчанием. Иного на первых порах мы и не ожидали. Мало-мальски значительным лицам из уголовного мира с журналистами говорить не о чем. И даже не потому, что представители "второй древнейшей" считаются в воровской среде чем-то хуже падали. (Даже честные "менты" в воровской табели о рангах стоят куда как выше, чем журналисты.) И не потому, что общение с прессой может нанести серьёзный урон авторитету вора и его безопасности. Мы и они – люди из разных миров. У нас разные цели в жизни и даже разный язык. Понятия разные. Некоторых вопросов, логичных для обывателя, уголовник со "стажем" может даже не понять или счесть ненужными, несущественными. И всё-таки мы рискнули...
Не буду рассказывать подробно, какими средствами, за счёт чего стал возможен этот контакт. Для особо любопытных только поясню: Саратов – город хоть и большой, но имеет удивительную особенность, присущую малым городам и деревням. Здесь все друг друга знают.
По понятным причинам не могу назвать ни имени, ни даже клички (достаточно известной в определённых кругах) своего собеседника. Мне запретили также оглашать сведения о его судимостях (их несколько) и приближённости к каким-либо крупным авторитетам воровского мира. Скажу только, что мой собеседник является авторитетом в уголовной среде.
Слово "вор" мой собеседник понимает однозначно, как "уважаемый человек, авторитет, третейский судья, бог и царь для преступников в тюрьме и на воле". Вора избирают из числа прославившихся уголовников люди, уже получившие звание "вора". Процедура избрания называется пародийно – "коронация". Воровской мир в России существует давно, ещё со времён нэпа, и имеет богатые и очень живучие традиции.
... Наш разговор как-то привычно начался с вопроса о том, кто сейчас "правит бал" в криминальном мире, кто "в силе" а кто нет. И оказалось, что не всё то золото, что блестит...
М.: ... Я не понимаю, что вы о бандитах всё время пишите – это же совершенно другой уровень. В уголовном мире никогда не ценились люди, которые зарабатывают на жизнь такими грубыми способами. Почему-то их сделали героями, но я тебе честно скажу: одной грубой силой, без "системы" сегодня много не наработаешь. Рано или поздно эти люди, возомнившие о себе бог знает что, кончают плохо. Вспомни Чикуна, например. "Бессистемные" люди напоминают мне бабочек-однодневок, которые летят к деньгам, обжигаются, падают. Когда бандит садится в тюрьму, о нём сразу же забывают. Деньги, которые он скопил, кончаются быстро – их сжирают адвокаты. Но даже если деньги остаются, в "зоне" бандит, особенно если он раньше не сидел, - никто. Куда бы он не пришёл, в колонию общего, строгого режима или даже в "крытку" (крытую тюрьму. – Авт.), его судьбой начинают распоряжаться тамошние старые, умудрённые зэки. Именно они – авторитеты. Именно они пользуются поддержкой и уважением – в "зоне" это особенно отчётливо осознаёшь. Как только человек вошёл в камеру, они начинают решать, кем ему быть: ходить в опущенных или в фраерах, быть мужиком или шнырём, блатным (тюремные "касты". – Авт.). Возмутись этот "бандюк" местом, которое ему определили блатари, и его порвут, как промокашку.
Конечно, я говорю о порядках в тех колониях и тюрьмах, в которых реально правит не администрация, а сидельцы. У нас в области почти все "зоны" считаются "красными". Их администрация очень сурово относится к блатным.
Во всём мире действует принцип: если человек не сидел, то он не имеет никакого веса в жизни.
Корр.: Вы употребили слово "система". Какой смысл вы в него вкладываете?
М.: Очень простой смысл. Воровская система, воровское братство – вот что это такое. Эта система существует в стране уже много лет, сам знаешь, когда она возникла и что собой представляет. Есть воры – уважаемые люди, которые окружены такими же, как они, авторитетными в уголовном смысле людьми, и вот они-то и "рулят" всеми делами. Коронованный вор – не хозяин, не бай какой-нибудь, он первый среди равных. Просто другие выбрали его управлять, разрешать конфликты, наказывать. Должность такая. Очень необходимая, кстати. Чаще всего вор исполняет функции третейского судьи. Например, поссорились Иванов с Сидоровым из-за денег, приходят к вору и каждый рассказывает ему про свои обиды. Вор думает и говорит: "Ты, Иванов, должен Сидорову – отдай сегодня половину из того, что взял. Остальное отдашь через две недели. А ты, Сидоров, после того, как получишь долг, больше не имей дел с Ивановым". И приказание вора будет исполнено. В противном случае с Ивановым поступят очень плохо. В воровском суде приговоры не обжалуются.
Корр.: Спасибо за краткую лекцию об истории воровского братства, но, кажется, сейчас вором в законе может за большие деньги стать человек, который нар и параши не видел...
М.: Ворами рождаются. Истинный вор должен всю свою жизнь придерживаться воровских традиций: должен не работать, не иметь жены, детей, жить скромно, только на те деньги, которые ему определяют с "общака" – ну все эти требования ты знаешь. А купить воровское звание за деньги... Это новое веяние пришло к нам из южных республик, в первую очередь, из Грузии. Я тебе скажу, что процентов шестьдесят воров родом оттуда, остальные – курды, армяне, азербайджанцы, русские. В Грузии всегда быть вором, авторитетом в уголовном мире считалось почётным, а в последнее время даже стало модным. Поэтому некоторые представители тамошних богатых семейств имеют в друзьях уголовных авторитетов и иногда с их помощью покупают воровское звание.
... И в последнее время воры разделились как бы на три категории. Первые – ненастоящие, их ещё называют "лаврушниками" или "грачами". Вторые – воры "новые", в основном кавказцы, которые по "зонам" сидели, авторитет имеют, но уголовных понятий целиком не придерживаются, семьями обзаводятся, обогащаются. От "лаврушников" они, в принципе, далеко не ушли. Третьи – "старые", "родские" воры, которые отсидели по многу лет и придерживаются воровских традиций. В массе своей это славяне.
Корр.: Вы можете назвать по кличкам наиболее ярких представителей кактегорий "лаврушников", "старых" и "новых"?
М.: Знаменитый Япончик, Слива, Тайванчик, Исаев – Роспись в Москве, Паша Цируль, ныне покойные Захар и Якутёнок – типичные представители "славянского звена" в воровском мире, поддерживают воровские традиции и выступают против "лаврушников". Основные "новые", кавказские воры это Шакро-молодой, Стуруа-Идишер, Джамал, дед Хасан и другие. "Старые" и "новые", славянские и кавказские воры постоянно встречаются между собой на сходках, и всегда между ними возникают конфликты.
Корр.: Кто на данный момент имеет больше влияния, "старые" воры-славяне или "лаврушники"-кавказцы?
М.: Кавказцев, как я уже сказал, больше числом. Они делаются ворами у себя на родине, "работать" предпочитают в России. Здесь, в отличие от многих других республик бывшего Союза, государством созданы все условия для их благополучия и процветания. Поэтому у нас так много воров-кавказцев. Но всё же кавказцы побаиваются наших братьев-славян. Они очень влиятельны, потому что за ними весь российский уголовный мир.
... Вообще, деление по национальному признаку среди воров не применяется, поэтому я не хотел бы влезать в эти рассуждения: кто лучше – русские или грузины. Все воры между собой братья, только живут по-разному.
Корр.: Как распределяется влияние воров по регионам?
М.: ... Провинциальные воры живут и руководят каждый в своей местности, но вообще для вора нет понятия территории. Он может приехать в другой город и там разрешить конфликт, который касается его земляков. Естественно, с ведома и при поддержке тамошних воров. Если вор в одиночку не может разрешить конфликт, то созывается сходка воров, такая, как была недавно в Одессе. Если вор поступил опрометчиво, рассудил кого-нибудь не по справедливости, высказал другому вору необоснованные претензии (кинул предъяву) и не смог подкрепить их какими-либо доказательствами, то другие воры могут его развенчать...
В каждом большом городе, области, есть свои, наиболее уважаемые и влиятельные воры. В Хабаровске и вообще на Дальнем Востоке известен вор Джем, в Тюмени сначала имел влияние вор в законе Чёрный, потом ему на смену пришёл им же "коронованный" вор Азат (татарин по национальности). Чёрный сдал свои полномочия Азату, потому что сам не мог противостоять вторжению кавказских воров в нефтяные районы страны. Азат, насколько мне известно, выгнал "лаврушников" из Тюмени... В Нечерноземье влиятелен вор по кличке Плотник. В Поволжье наиболее авторитетным вором считался Дудука, но он был убит в этом году.
Корр.: В Саратове кто "правит бал"?
М.: Четвёрка наиболее влиятельных здесь воров: курд Дато (читатели наверняка читали в газетах о том, как его пытались взорвать весной этого года. – Авт.), Балаш, Ной, Мардак. Они устраивают отношения между "братками" в области, решают конфликты и прочее. Между ними нет жёсткого разделения сфер влияния. Нет такого, чтобы один вор решал одни вопросы, другой – другие. По любому вопросу каждый "браток" может обратиться к тому вору, который ему больше нравится...
Корр.: Расскажите поподробнее про какого-нибудь саратовского вора.
М.: Мне хорошо известны Ной, Дато и Мардак, которого ещё величают по имени-отчеству, но как именно, этого я говорить, естественно, не буду.
Ной – здоровый кавказец с примечательными острыми чертами лица, выходец из достославного грузинского города Хони, из которого вышло аж 56 воров в законе. Первый срок получил в 17 лет у себя на родине, кажется, за разбой.
Дато сидел на "белом лебеде", в спецзоне для рецидивистов и приверженцев "отрицаловки" ("отрицаловка" – неповиновение администрации "зоны". – Авт.). Был коронован известным вором-курдом Худо (убит в Москве в 1997 году). Когда вышел на свободу, получил поддержку энгельсских авторитетов и, как говорят, вырос из этого города.
Мардак – самый старый из тех воров, кого я знаю, - ему 87 лет. Свой первый срок этот старец получил ещё в сталинские времена, будучи мальчишкой. В тюрьме провёл всю свою молодость, воспитывался среди воров. Выйдя на свободу, он уже точно знал, чем будет заниматься. Потом был второй срок, третий. В годы войны, когда все воевали, он сидел в тюрьме. После войны наступил его звёздный час... Сейчас Мардак вследствие неважного здоровья постепенно отходит от дел, но всё же продолжает решать кое-какие вопросы и весьма успешно.
В разговорах с приближёнными Мардак честно признаётся: "Был вором и хочу умереть вором". Очень часто Мардак говорит, что крайне недоволен новыми порядками, установившимися как вообще в стране, так и в уголовном мире. Поругивает Ельцина, который распустил ментов и чиновников. Ему не нравится, когда другие воры целью своей жизни делают обогащение, гонятся за красивой жизнью и забывают по остальных "братьев".
Мардак живёт в центре города Саратова, один, очень скромно, и вряд ли его соседи догадываются, чем этот человек в действительности занимается. Может быть, они знают, что он старый уголовник, но то, что от него что-то в этом мире ещё зависит, - вряд ли. Вообще, должен тебе сказать, все саратовские воры живут достаточно скромно. Не бедствуют, конечно (Ной катается на новой "Волге", до последнего ареста у него был "мерседес"), но и не гонятся за деньгами. Никто не имеет "прихвата" в коммерческих структурах. Все средства к существованию добываются, так сказать, своей воровской деятельностью. Наверное, это оттого, что они прошли хорошую школу в северных "зонах", в Пермской области, в республике Коми и знают, что почём в уголовной среде. Любой из них мог бы со своим жизненным опытом хорошо работать в бизнесе, но им этого не надо. Вместо больших денег они обладают большой, более реальной, осязаемой, чем государственная, властью над себе подобными. Слаще власти ничего не бывает...
Корр.: Бывает, что ворами становятся по примеру родителей?
М.: Какой родитель посоветует сыну избрать для себя такой путь?! Насколько я знаю, у всех саратовских воров совершенно обычные предки. У Балаша, например, совершенно законопослушная семья: отец, мать, сестра...
Корр.: Кто они, расскажите поподробнее...
М.: Не могу. Зачем бросать на них тень? У воров святое правило: родители за детей не отвечают.
Корр.: Были ли попытки со стороны известных саратовских бандитов и авторитетов не подчиниться власти воров?
М.: Были, конечно. Но они плохо заканчивались. Покойный Чикунов кричал на всех углах, что на воров ему наплевать, что ему море по колено. Но когда воры вызвали его на сходку, он признал свои ошибки, обещал исправиться, .. но тут его убили. Кто – не знаю. Но точно знаю: он умер, потому что неправильно жил. Известный вам Гульбадян был крайним беспредельщиком. Про его ребят говорили, что они грабили и убивали без разбору. Воры не раз предупреждали Гульбадяна, указывали ему на его неосторожное, мягко говоря, поведение. Итог известен – взрыв в подъезде.
Корр.: ... То есть воры могут предъявить бандиту своего рода ультиматум?
М.: Да. Невыполнение будет караться. Необязательно смертью.
Чаще всего бандиты стараются не противиться напрямую ворам, а входить с ними в партнёрские отношения и извлекать из этого выгоду. Так же, как действуют воры по отношению к государству, власти, чиновникам и ментам.
Корр.: А не легче вора убить?
М.: Воров убивают. Шота пал жертвой разборок между бандитами и ворами в Энгельсе. Опять же Дудука в Жигулёвске, Захар в Волгограде, Якутёнок, который получил 60 пуль из автомата в голову, находясь в Перми. Может быть, вора убить и легче, да кому от этого лучше?
Корр.: Вы рассказали о том, что часто возникают конфликты между ворами славянами и кавказцами. Не припомните такой конфликт, связанный с Саратовской областью?
М.: Таких конфликтов не припомню, расскажу про другой конфликт между ворами. К нам в область этим летом заехал известный среди воров человек по кличке Петруха-Питерский. Он был как бы вор и как бы не вор: за ним тянулась нехорошая слава. Где-то у себя на родине он, как говорят воры, напаскудничал, сдал, может быть, кого-то ментам и за это другой, очень авторитетный вор, Кулеш, объявил его "гадом". Когда человека в уголовной среде объявляют гадом, это самое тяжкое наказание для него. Если этот человек попадёт в "зону", то оттуда живым не выйдет – зэки будут относиться к нему, как к собаке. Петруха приехал в область с намерением "разрулить" конфликт между армянами и азербайджанцами и стал судить их не только без ведома местных воров, но и не имея на то никаких полномочий. И такого насоветовал! Дескать, стреляйте, братья, мочите друг друга, только в этом ваше спасение. Местные воры приняли решение – выгнать Петруху из Саратова, но исполнить это решение не успели. Менты взяли Петруху с наркотиками. ... Вообще, я так думаю, что без воров в Саратове было бы очень некомфортно жить. Они выполняют роль своего рода "буфера" между лидерами разных группировок, регулятора взаимоотношений. Не будь их твёрдой руки – тут бы такая стрельба началась! Пилюгинские, Самохинские, Парковские и всякие разные другие принялись бы палить друг в друга и садиться в тюрьмы. От бестолковой стрельбы плохо всем.
При ворах все бешеные собаки сидят на цепи и каждая грызёт свою кость. Хорошо, когда есть кому сказать: "Кончайте, ребята, весь этот базар и слушайте меня".
Ну что сказать на всё это?
Читатель, прочитав все эти откровения, наверняка ждёт комментариев.
Я попытался проверить кое-что из изложенного моим собеседником. С выверенным текстом интервью я пробежался по знакомым из правоохранительных структур. Нигде я не называл имени и клички героя интервью, только просил ответить на вопрос: насколько изложенные им факты соответствуют действительности? Везде мне сказали: "Он знает предмет, о котором говорит".
Сотрудники милиции и прокуратуры отказались что-либо добавить к изложенному, что неудивительно.
Добавлю сам.
По данным МВД, только в Москве, которая является центром российского воровского мира, проживает и действует более ста воров в законе. По России их несколько сотен.
В последние шесть-семь лет героями книг и газетных сообщений стали бандиты-беспредельщики, эти выскочки с рабочих окраин, вчерашние пэтэушники, подучившиеся в боксёрских школах. Они зарабатывают на рэкете баснословные состояния, катаются на "мерсах", носят золотые цепи, строят шикарные дома и содержат в них гаремы любовниц. Но ни один из них не оставил хоть сколько-нибудь заметного следа в истории криминальной России. Беспредельщики однообразны, как инкубаторские птенцы, и... Посмотрите, как один за другим они растрачивают свои капиталы, погибают в безумных разборках с себе подобными. Оставшиеся в живых после стрельбы благополучно садятся за решётку. Сколько их было в Саратове с начала 90-х годов...
Похоже, что время героев-однодневок ушло. В этом я полностью согласен со своим собеседником.
Осенний кризис ненадолго вдохнул новую жизнь в мощные преступные группировки военизированного типа (т.е. состоящие в основном из тупоголовых ребят, которые не умеют ничего, кроме как метко стрелять из "Калашниковых" друг в друга и больно бить кулаками), для них нашлась работа на поприще выбивания долгов и проч., но это временное явление. На дворе не "кооперативные" 1992-93 годы, а времена крепчающей "ворократии" – власти тех, кто умён, хитёр, не стреляет по пустякам и знает, как жёстко спать на нарах.
... Однако в силу своей принадлежности к определённому кругу людей мой собеседник уж слишком идеализировал образ вора в законе. Вор может удерживать на цепи бешеных бандитских собак, может играть роль полезного для общества буфера, может быть справедливым судьёй для преступников, но от этого он не перестаёт быть вором, преступником. А преступник, как известно, не должен быть героем в глазах людей. Все порядочные люди знают, где его место.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню