Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Крыша" для "крыши"



Борис Резник, "Известия"
"Крыша" для "крыши"
// "Известия" (г. Москва). 1998, 24 июня. № 113, с. 1, 5.
Рубрика: Расследование "Известий"
* Подготовлено к печати: 25 января 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
Анонс. С. 1.
Спецслужбы причастны к уголовным разборкам
- к такому выводу приходит хабаровский корреспондент "Известий" Борис Резник.
Первую часть его журналистского расследования читайте на стр. 5.
*
Вора в законе, известного в уголовном мире под кличкой Кисель, я видел живым лишь однажды, и то мельком. У одного весьма крупного городского начальника шло совещание. Собрался местный истеблишмент. В разгар весьма бурного разговора тихо вошла секретарша и что-то шепнула на ухо начальнику. Он буквально изменился в лице и, даже забыв извиниться перед присутствующими, опрометью бросился из кабинета. Я решил воспользоваться паузой и позвонить из приемной по телефону. Вышел – увидел картину: начальник, вжав голову в плечи, заискивающе улыбаясь, стоял перед могучим детиной с массивной золотой цепью на шее, который что-то сурово внушал ему. На прощание начальник подобострастно, обеими руками, сжал руку гостя и пообещал "Не беспокойтесь, Виктор Юрьевич, все сделаю, как вы сказали".
- Кто это был? – поинтересовался я у секретарши, когда начальник вошел в кабинет продолжать совещание.
- Неужели не знаете? – поразилась она. – Это же сам Кисель!
8 июля 1996 года во дворе собственного дома по ул. Серышева, 8, Виктор Киселев был расстрелян из автоматов Калашникова двумя киллерами. Вместе с ним убили и его личного шофера Андрея Кузнецова.
Убийство происходило в людное время – в 9.30 утра на глазах ошеломленных очевидцев. Они потом рассказывали, Киселев вышел из подъезда, выбросил в контейнер мусор и подошел к своей машине – белой "Тойоте-Карине". В это время из стоящего поблизости "Москвича"-фургона с надписью на борту "Аварийная" выскочили двое высоких крепких парней в масках и открыли шквальный огонь из автоматов.
Прибывшим буквально через несколько минут сотрудникам милиции и врачам "скорой помощи" оставалось констатировать мгновенную смерть Киселева и его водителя от множества пулевых ранений. Оба лежали в лужах крови. Голова Киселева была сильно изуродована по всей вероятности, киллер сделал традиционный контрольный выстрел в упор.
Оба автомата милиционеры обнаружили метрах в двадцати от места убийства, преступники бросили оружие, садясь в поджидавшую их белую иномарку.
Хоронили Киселева через несколько дней. Я, проживший в Хабаровске тридцать лет, видевший проводы в последний путь секретарей райкомов партии, академиков, героев, почетных граждан, свидетельствую, ничего подобного в нашем городе не бывало. На огромной территории спортивного клуба армии толпилось несметное количество людей. В основном молодых коротко стриженных парней в черных брюках и черных рубахах. Покойный лежал в американском супергробу красного дерева, который установили в бывшем армейском яхт-клубе, отданном в аренду одной из фирм Киселя. Вдоль стен – венки с надписями:
"Витьку – от братвы Комсомольска",
"Киселю – братва Азербайджана",
"Киселю – от бродяг Ильинки".
Все окрестные улицы, переулки были забиты самыми крутыми иномарками. По замыслу организаторов похорон, они должны были единой колонной с зажженными фарами проехать по центральной улице города до самого кладбища. "Не допущу этой демонстрации воровского могущества", - сказал тогдашний начальник краевого УВД генерал Владимир Баланёв. Он приказал заблокировать подъезды к центру тяжелыми КамАЗами", "Уралами". Выставил заслоны дюжих омоновцев в камуфляже и черных масках. Похоронная процессия была вынуждена свернуть на задворки города.
Впереди нее шли высокие белокурые, как на подбор, девушки в длинных траурных платьях и устилали путь перед гробом отборными розами.
Вместе с корреспондентом "Комсомольской правды" Галиной Мироновой, редактором краевой газеты "Тихоокеанская звезда" Сергеем Торбиным мы стояли чуть поодаль и с изумлением узнавали в облаченных в черные рубахи вполне досточтимых граждан города. Они скорбно обнимались с братвой…
Похоронили Киселя на "красной линии" городского кладбища, в нескольких метрах от ворот, рядом с часовней. Вскоре на могиле воздвигли мемориальный комплекс из черного мрамора. Знатоки оценили это сооружение почти в 170 тысяч долларов. Как потом станет известно, исполнителям за убийство Киселя заплатили. Пять тысяч долларов. На двоих.
Как вышли на след киллеров
Знакомые сыщики без тени сомнения уверяли, что это убийство – безнадежный "висяк", раскрыть который практически невозможно, так как киллеры почти наверняка залетные, к тому же – хорошие профессионалы. Сделали дело – оставили тело, и ищи-свищи их по всей России-матушке… Как бы косвенным подтверждением такого мнения было происхождение одного из найденных на месте преступления автоматов. Он оказался похищенным в одной из воинских частей Новосибирска. Второй – собран из запчастей от разных "калашниковых". Кстати, это обстоятельство явилось потом весьма серьезной уликой в изобличении преступников.
А началось оно с вульгарной пьяной драки на дискотеке с автомобильно-тракторным названием "Дизель". Наряд милиции быстро скрутил драчунов, "досмотрел" их, установил личности. Парни оказались бывшими спортсменами, при себе имели по пистолету "ТТ" с боекомплектами. На первых же допросах сознались, что оружие им дал "один друг", обитающий "на хате" по ул. Тихоокеанской, 16. Оперативники краевого уголовного розыска и управления по борьбе с организованной преступностью УВД быстро установили, что хозяином снимаемой в поднаём "хаты" является тридцатилетний Юрий Бей – член "спортивной группировки криминальной направленности", которой руководит весьма известный в городе Сергей Конкин.
*
Из справки УВД края:
Конкин Сергей Евгеньевич, 1958 года рождения, уроженец г. Оха Сахалинской области. Образование высшее – окончил автомобильный факультет Хабаровского политехнического института.
Офицер МВД, звание старший лейтенант внутренней службы. С 1984 г. по 1989 г. проходил службу в должности начальника отряда исправительно-трудовой колонии № 3 в г. Хабаровске. Уволен в связи с переводом в другое ведомство.
Спортсмен, владеет навыками каратэ. Стиль – киокушинкай каратэ-до.
Лидер криминальной группировки.
Возглавлял службу безопасности ассоциации "Свобода", руководил которой уголовный авторитет В. Податев по кличке Пудель. Податев являлся ответственным от воровского "общака" по г. Хабаровску.
После выхода в газете "Известия" в январе 1995 г. статьи "Кто там рядом с президентом? Криминальные личности разгуливают по коридорам высшей власти" ассоциация "Свобода" распалась, и Податев был вынужден покинуть Хабаровск. Конкин тогда возглавил профессиональный спортивный клуб "Тархан". Он является также учредителем коммерческих структур – ООО "Восток-96", ТОО "Кимэ", ЗАО "Экран". Ближайшие связи – Шихов, Тимофеев, Былков, Клюка, Векслер.
Последнюю фамилию прошу запомнить особо.
*
Оперативники разрабатывали как одну из возможных версию причастности группировки Конкина к убийству Киселя, ибо наличествовал мотив. Конкин задолжал лидеру хабаровского преступного мира под сотню тысяч долларов, и тот проявлял агрессивную нервозность по поводу задержки с отдачей. По этой версии имелись "кое-какие наработки", и поэтому когда 27 ноября прошлого года арестовали Юрия Бея, сыщики о нем уже немало знали. Обыски, проведенные на Тихоокеанской, 16, в гараже у отца Бея, дали ошеломляющие результаты: было обнаружено такое количество разного оружия, гранат, тротила, патронов к пистолетам, автоматам, детонаторов, бикфордова шнура, что перечень этого "добра" в протоколе изъятия занял много страниц. Среди оружия выявились весьма доказательственные "сюрпризы", не оставляющие ни малейшего сомнения в причастности хозяина стволов к ликвидации Киселя. Бей тут же стал давать, как говорят юристы, "признательные показания".
Ликвидация в деталях
Спешу воздать должное руководителям и рядовым сотрудникам прокуратуры Хабаровского края за истовое бережение следственной тайны. Они ведут дело по убийству Киселя и напрочь отказались давать мне какую-либо информацию. Единственное, чего мне удалось добиться, - свидания со следственно-арестованным Юрием Беем, который согласился говорить со мной не об обстоятельствах дела, а "о жизни и о Боге". Во время этой довольно продолжительной беседы я достал из портфеля копии казенных бумаг, на каждой странице которых значилось: "С моих слов записано верно, мною прочитано". Подпись – Бей. Я спросил, его ли это рука. "Да, подписывал я", - ответил Бей.
Как ко мне попали документы – это уже моя тайна. Хранить ее я умею не хуже прокуроров, и мою тайну тоже оберегает закон "О средствах массовой информации", согласно которому я не обязан разглашать свои источники, чего от меня уже теперь, но пока не очень настойчиво, требуют прокурорские работники.
*
Из показаний подследственного Юрия Бея:
"Летом 1993 года я познакомился с руководителем спортклуба "Тархан" Сергеем Конкиным, у которого затем тренировался. Примерно через год, работая в казино "Амур" охранником, куда меня устроил Конкин, я познакомился с Сергеем Певневым, который тоже стал тренироваться в "Тархане". Мы сдружились с Певневым, у нас были общие дела и интересы. Весной 1994 года мы с Певневым ушли из казино "Амур" и попросили Конкина устроить нас. Он предложил нам работать у него в спортклубе "Тархан", заниматься коммерцией. Занимались мы в основном куплей-продажей продуктов питания и других товаров. На фоне этой деятельности стали возникать более доверительные отношения между мной, Певневым и Конкиным.
Примерно в марте 1996 года Конкин уехал в Москву, он скрывался от гр. Киселева В.Ю., с которым у него возникла конфликтная ситуация. Вернулся где-то в конце апреля – начале мая и сразу же по приезде в Хабаровск Конкин сказал мне и Певневу, что надо физически устранить Киселева, в противном случае пострадают многие члены клуба "Тархан".
В мае 1996 года Конкин принял решение об убийстве Киселева. Еще до отъезда в Москву, он мне сказал, что нужно место для хранения оружия и боеприпасов. Я ответил, что такое место имеется. После этого я получил указание от Конкина, куда подъехать и у кого взять оружие. Этого человека зовут Владимир. Кто он и откуда – я не знаю. В районе автостоянки, находящейся возле кладбища, Владимир передал мне пакеты, в которых были гранаты, патроны к автомату Калашникова и пистолет "ТТ", взрывной шнур, пластид, детонаторы. Все это я привез и оставил на хранение в гараже моего отца.
В июне мы с Певневым по указанию Конкина стали конкретно готовиться к убийству Киселева. Отслеживали пути его передвижений по городу, места, где он бывает, и т.д. Все детали будущей операции прорабатывали в присутствии Конкина. Решили расстрелять Киселева из автоматов Калашникова.
Нам понадобился автомобиль для поездок по городу с оружием и для наблюдения за домом Киселева. По объявлению подобрали автомобиль "Москвич", "пирожок". Для покупки машины привлекли моего знакомого Александра Власенко. Автомобиль находился в селе Тополево, деньги для покупки – шесть миллионов – Конкин в моем присутствии дал Певневу. Непосредственно Конкин Власенко не знал, но был в курсе, что мы нашли человека. Купленный "Москвич" мы с Певневым и Власенко загнали во двор под навес частного дома по ул. Депутатской, где живет мой брат Андрей. Я сделал трафарет "Аварийная", и мы с Певневым нанесли эту надпись черной краской на боковых сторонах машины. После покраски накрыли ее брезентом.
За несколько дней до намеченной операции Конкин сказал мне, чтобы я опять съездил на ту же автостоянку и взял у того же парня автоматы Калашникова и магазины к ним, что я и сделал. Оружие было завернуто в цветные тряпки, я его тоже завез в гараж отца. Потом спрятал "калашниковых" под сиденья в салоне "Москвича". Конкин сказал нам, что автоматы "рабочие", все в порядке.
С Власенко, который должен быть за рулем "Москвича", оговорили место встречи, путь следования по городу, его дальнейшие действия после того, как мы сделаем дело, пути нашего отхода. После совершения убийства за углом нас должна была ждать машина "Тойота-Камри" с поддельными номерами и личным водителем Конкина.
Спланировали акцию на пятницу, 5 июля, но она сорвалась из-за того, что возле Киселева оказалось много посторонних, были дети. Отложили убийство на понедельник. На ул. Депутатской, где стоял "Москвич", мы переоделись в предназначенную для этих целей одежду, свою одежду сложили в пакеты и отдали Власенко. Подъехали во двор дома Киселева и в просверленное ранее отверстие в будке "Москвича" стали наблюдать за его подъездом. Автоматы находились у нас на боевом взводе. Власенко покинул "Москвич" и пошел к нашей машине отхода, которая была припаркована возле остановки автобуса по ул. Комсомольской – в нескольких десятках метрах от нашей засады.
Во дворе дома стаяла машина "Тойота-Карина" с водителем Киселева. Около десяти утра Киселев вышел из подъезда с полиэтиленовыми пакетами в руках. Он их выбросил в мусорный ящик и стал приближаться к своему автомобилю. В это время я открыл дверь будки "Москвича" и первым выскочил оттуда. Киселев от меня находился примерно метрах в пяти. Я выстрелил очередью по нему, пули попали в грудь. Затем дал очередью по водителю, находившемуся в машине. В это время выскочил Певнев и открыл стрельбу по Киселеву. Он стал падать. Водитель "Тойоты-Карины" пытался выскочить из салона, и я еще дал очередь по нему. Затем я снова стрелял в лежащего Киселева, по-моему, попал в голову. После этого мы через двор побежали к гаражам, там бросили автоматы и далее, не снимая масок, пересекли ул. Комсомольскую, где нас ждала "Тойта-Камри" с водителем Конкина. В машине уже сидел Власенко. Спустились вниз по Комсомольской до Амурского бульвара, заехали под арку во двор дома, где магазин "Адидас", там в кустах водитель Конкина заменил номера на машине. Мы сняли маски, переоделись и пошли по домам. Вечером того же дня я, Певнев и Конкин встретились на квартире возле вокзала, в доме, где магазин "Овощи". Конкин передал нам пять тысяч долларов США. Сказал: "На жизнь". Мы валюту поделили поровну и уехали во Владивосток на две недели.
Власенко стал спрашивать, мы ли убили Киселя. Я ответил – да, и что ему лучше молчать об этом. Я стал подозревать, что Власенко по пьянке может все разболтать. Мне стало известно, что он рассказывает о случившемся и стал отдаляться от нас. У нас с Певневым возникло желание ликвидировать Власенко, тем более что Конкин намекал: лучше бы его убить, чтобы не было лишних забот. Мы с Певневым встретились с Власенко и пригласили его на шашлыки на левый берег Амура. Я договорился со своим знакомым Евгением Собачкиным, чтобы он на лодке перевез нас с друзьями на левый берег Амура. В назначенное время Собачкин нас ждал на лодочной станции. У нас с собой были мясо, шампуры, водка, другие продукты. В хозяйственную сумку мы спрятали штыковую лопату.
Когда приплыли на место, я Собачкина отправил в город за "девочками" для дальнейшего развлечения. Мы остались втроем, немного выпили, и я сказал Власенко, что надо сходить добыть дров для костра. Когда он собирал дрова, я подошел сзади, достал пистолет "ТТ", который ранее мне передал знакомый Конкина с гранатами и патронами, и выстрелил Власенко в затылок. Потом мы с Певневым вырыли яму и, согнув колени трупа, положили его туда, заложили дерном. Гильзу от выстрела и лопату утопили в заводи.
Через некоторое время приехал Собачкин, привез девушек, как их звать, не помню. Он спросил, где Власенко. Я ответил, что, пока он отсутствовал, подъехали знакомые с девчонками и Власенко уплыл на лодке с ними. У Собачкина вопросов больше не возникало, и мы стали жарить шашлыки, пить водку".
*
Такой вот бесхитростный и откровенный рассказ современного киллера. Напомню, что арестовали Бея 27 ноября прошлого года, а за день до того его друг и подельник Сергей Певнев отбыл отдыхать. Конечно же, на Канары. Оттуда позвонил и узнал, что "кореша закрыли". Ушел в бега. По сведениям оперативников, в Россию все же вернулся, пока скрывается. Сыщики уверены: сам придет искать у милиции защиты, если до того его не достанут дружки и сподвижники Киселя.
Сразу после ареста, признавшись в своих злодеяниях, Юрий Бей был готов поехать со следователями на другой берег Амура и показать место, где они с Певневым спрятали труп Власенко. Ледовой переправы еще не было, надо было нанимать вертолет. Пока искали деньги на его оплату, выпало много снега. Прилетели – кругом белым-бело, все ориентиры сокрыты. Начали поиск – летчики торопят: "Заканчивайте, полетное время на исходе".
Отложили дело до весны. За зиму в камере Бей "поумнел": нет трупа – нет убийства. Стал менять показания. И вот на днях поиск тела Власенко был возобновлен. Его обнаружили точно на том месте, которое прежде указывал Бей. Убит он был из пистолета "ТТ" выстрелом в затылок…
Поначалу казалось, что в основе этой истории, как и некоторых других, о которых расскажу, лежат типичные, по нынешним временам, уголовные разборки. Но чем глубже вникаешь в ситуацию, тем больше недоумение и просто оторопь вызывает явная причастность к подобного рода делам некоторых спецслужб.
Хабаровск – Париж – Москва.
(Продолжение следует)
*
Фото № 1, текст: Виктор Киселев.
Фото № 2, текст: Сергей Конкин.
Фото № 3, текст: Юрий Бей.
Фото № 4, текст: Сергей Певнев.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню