Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Новогодний глоток чифира

Авторы - статьи > Любимов Сергей


Сергей Николаев
Новогодний глоток чифира
Как я встречал Новый год в тюрьме
 
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 26 декабря. № 47 (186).
* Подготовлено к печати: 29 июля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
В декабре 1997 года волею судьбы я областной прокуратуры я оказался в третьем корпусе Саратовского СИЗО. Камеры там небольшие, примерно по 16 квадратных метров, и рассчитаны они на четырех человек. Кроме меня в камере находилось еще пять заключенных. Конечно, главным неудобством была теснота. Ведь кроме двух двухъярусных кроватей (шконок) в камере находились столики, где готовили еду, пара табуретов, параша, и также хранились вещи заключенных.
"Дом" на блатном языке означает – тюрьма. Она и в самом деле для некоторых становится домом на многие годы. Вполне естественно, что попавшие в заключение люди пытаются наладить свой быт и обзаводятся различными вещами. В тюрьме человеку необходимо почти столько же вещей, что и на воле. Хранящиеся в камере вещи заключенных тоже простора не добавляли. Зато там было все необходимое для жизни: две электроплитки, три кипятильника, посуда для обеда и приготовления пищи, пара маленьких радиоприемников и даже небольшой телевизор. Имелась в нашей камере, как и в любой другой, заточка. Это предмет, хотя и запрещенный, но совершенно необходимый в быту. Заточкой открываются консервы и нарезается хлеб.
Посылать передачи в тюрьму довольно сложно. Эта процедура связана со стоянием в очереди и отнимает много времени. Поэтому родственники стараются передать за один раз как можно больше продуктов. Холодильник по тюремным понятиям – непозволительная роскошь. Его нам заменял широкий подоконник – самое холодное место в камере. Продукты, получаемые в передачах, были нашим основным источником питания, так как качество тюремной пищи оставляет желать лучшего.
Перед Новым годом родственники моих сокамерников постарались собрать передачи таким образом, чтобы мы смогли соорудить праздничный стол. Нам передали майонез, яйца, зеленый горошек, вареную и копченую колбасу, так что мы смогли даже приготовить традиционный "оливье". Кроме того, у нас были коржи, сгущенное молоко и масло, то есть необходимые ингредиенты для торта.
30 декабря к нам "заехал" еще один "постоялец" Саша. Он уже "останавливался" в этом "номере", и мои сокамерники его знали. Александра отконвоировали в тюрьму после осуждения его судом одного сельского района области. Александр не собирался обжаловать приговор и рассчитывал, что его быстро отправят на зону, поэтому вез с собой много вещей. Кроме того, у Александра было с собой много продуктов и даже еловая ветка. Он рассказал, что родня пыталась помочь ему скрасить встречу Нового года и передала несколько пластиковых бутылок с яблочным соком. Причем в одной бутылке сока было совсем мало, только для того, чтобы замаскировать налитую в бутылку водку. Но бдительный конвой обнаружил спиртное и изъял его, а заодно и все бутылки с соком.
Телевизор у нас был настроен на 8 каналов, так что за культурную программу мы не переживали.
Новый год – один из самых любимых праздников в нашей стране. Мы пытались встретить его так, как если бы это происходило дома. 31 декабря мы устроили в камере генеральную уборку и принялись украшать свое жилище. Из фольги от плитки шоколада сделали "дождик", украсивший елочную ветку, из бумаги – снежинки. На украшения пошла даже упаковка от коржей. Затем мы принялись за приготовление праздничного ужина.
В начале одиннадцатого все сели за праздничный "стол". Его нам заменили две табуретки, поставленные между кроватями.
Разумеется, у нас не было возможности проводить старый и встретить Новый год шампанским. Его заменил другой, более доступный напиток – чифир. Мне уже доводилось до Нового года один раз его пробовать. Как известно, чифир получают, поварив большое количество заварки в небольшом количестве воды. Этот напиток повышает кровяное давление, и этим он похож на алкоголь. С давлением повышается и настроение, поэтому он так популярен у арестантов, постоянно испытывающих страх. На этом сходство чифира с алкоголем не заканчивается. Он сходны и по последствиям своего воздействия. В случае "перебора" утром также болит голова, а при злоупотреблении наступает привыкание.
Сама же встреча Нового года в дальнейшем мало чем отличалась от подобного мероприятия на воле, но имела свои специфические особенности. Вместо того чтобы поднять бокалы, мы пустили по кругу кружку  с чифиром. Вместо обычных в таких случаях пожеланий здоровья слышались пожелания для подследственных скорейшего прекращения дела, а для осужденных – отправки на зону и благополучного отбытия срока.
В полночь тюрьма огласилась криками заключенных: "С Новым годом, тюрьма! С Новым годом!".
Естественно, в такую ночь разговоры велись и о гороскопах. Все стали вспоминать, в год какого животного родились. Когда очередь дошла до меня, я сказал лишь, что у меня плохой  год рождения. Сокамерники стали перебирать наиболее неприятных, по их мнению, животных: "Свинья? Змея?". Я лишь каждый раз отвечал: "Хуже". В конце концов под нажимом сокамерников я признался, что родился в год Петуха. Стены камеры потряс такой хохот, что даже сотрудник администрации постучал нам в дверь и попросил вести себя потише.
Утро первого января ничем не отличалось от любого утра в тюрьме. Примерно полдесятого в камеру вошли сотрудники администрации для утренней поверки. Утром пересчитывают заключенных сотрудники, заступающие на службу. Настроение у них после праздничной ночи было ниже среднего. По традиции сотрудники и заключенные пожелали друг другу доброго утра и поздравили с Новым годом. Сотрудник поинтересовался, как прошла встреча Нового года. Один из заключенных, настроенный шутливо, ответил: "Замечательно, только голова болит". Не склонные шутить сотрудники восприняли это замечание слишком серьезно, но, видимо, ввиду плохого самочувствия не стали устраивать шмон на предмет поиска спиртного.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню