Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Суд над Эдичкой

Авторы - статьи > Любимов Сергей


Сергей Любимов
Суд над Эдичкой
 
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 12 сентября. № 34.
* Подготовлено к печати: 27 июля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
9 сентября прошло очередное судебное заседание по так называемому "делу Лимонова", по которому проходят 6 человек.
Судебное заседание было отмечено большим количеством милиции (было замечено даже два полковника) и судебных приставов, как снаружи, так и внутри здания областного суда. Усиленная охрана объясняется повышенным интересом публики к этому процессу.
Председательствующий, судья Владимир Матросов, начал заседание с того, что удовлетворил ходатайство о привлечении в качестве общественного защитника депутата Государственной  думы Виктора Черепкова. Но самого Черепкова в зале не было, его самолет опоздал с вылетом из Москвы из-за смога.
Кто-то из зала попросил судью, чтобы пропустили операторов с телевидения. На это Матросов заявил публике, что командовать парадом будет он и не допустить больше выкриков из зала. Однако вопрос о допуске телеоператоров пришлось все же решать, так как об этом было первое ходатайство адвоката Беляка. Лимонов поддержал ходатайство своего адвоката: "17 месяцев мы находимся в заключении. Пусть люди хотя бы убедятся, что мы живы".
Против этого ходатайства выступил прокурор. По его мнению, "присутствие камер затруднит работу и смутит суд". В итоге Матросов ходатайство отклонил, заметив, что длительное нахождение перед кино- и видеокамерами вредно скажется на здоровье участников суда.
Затем представители защиты зачитали свои ходатайства. Всего их оказалось 10. В частности, адвокаты ходатайствуют о вызове в суд 23-х свидетелей, проживающих в самых разных городах – от Барнаула до Санкт-Петербурга.
Несколько ходатайств относились к исключению ряда предметов и документов из числа доказательств. В поддержку своих ходатайств адвокат Беляк привел следующие аргументы. Например, в уголовном деле имеется заключение эксперта ЭКУ МВД Башкортостана об осмотре автоматов и патронов, датированное 5 апреля 2001 года. А следователю ФСБ в Москву это оружие из Башкортостана было направлено раньше – 15 марта. Почему? По-разному указан цвет пластида при изъятии его у лимоновцев в Саратове и при осмотре экспертами. В протоколе осмотра отсутствуют сведения о проводах и изоленте детонатора, имеющиеся в протоколе изъятия. Эти и подобные им "мелочи", по мнению Беляка, ставят почти все доказательства по делу в разряд недостоверных.
Много вопросов у защиты вызвали и аудиокассеты с записями разговоров Лимонова со сподвижниками. Из управления по борьбе с терроризмом ФСБ РФ в следственный комитет направлено 23 аудиокассеты, а вещественными доказательствами по делу признаны 34 кассеты. Откуда они?
Справка, направленная следователем ФСБ Шишкиным в прокуратуру для ознакомления с обвинительным заключением, содержит ссылку на листы дела от 292 до 367 в томе № 13, в то время как в тринадцатом томе уголовного дела содержится всего  286 листов. Это стало поводом для ходатайства о возвращении  дела прокурору "для устранения препятствий в судебном заседании".
Короче говоря, судебное заседание продемонстрировало неготовность следователей столичного ФСБ к практической работе и выявило огрехи в работе их саратовских коллег.
Выступавший в качестве общественного защитника Виктор Черепков (он все же прибыл на суд, хоть и с опозданием) поблагодарил Матросова, что заседания стали открытыми: "Секретной в этом деле была только фальсификация". Но в целом выступление Черепкова носило скорее политический, чем процессуальный характер. Лимонов, зачитывавший свои ходатайства, тоже иногда сбивался на политические рассуждения.
В итоге прокурор попросил два дня на изучение ходатайств защиты. Судья удовлетворил его просьбу, и заседание было прервано. Следующее заседание назначено на сегодня.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню