Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Тюрьма

Авторы - статьи > Любимов Сергей


Сергей Любимов
Тюрьма
 
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 17 января. № 2 (141), с. 6.
Рубрика: Злоба дня
* Подготовлено к печати: 26 июля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Так уж случилось, что за всю историю СССР и в России было только по одному вице-президенту, и оба сидели. Вообще, когда в России про кого-либо говорят "сидел", не уточняют, где. И так всем понятно, что не в кресле. Российская пословица "От сумы и от тюрьмы не зарекайся" не имеет аналогов у других народов. Однако каждый гражданин надеется, что этого с ним не случится. И вдруг это происходит! Вы, еще вчера считавший себя полноценным гражданином, сегодня уже не вправе распоряжаться собой. Что вас ждет за высокими стенами следственного изолятора? Как там себя вести? Возможно, мой рассказ в чем-то поможет вам. Он основан на собственном опыте автора, в свое время по ложному обвинению проведшему два месяца в саратовском СИЗО.
 
Заезд
Арест часто используется следствием как средство получения признательных показаний. Поэтому следственно-арестованные обычно находятся "в незаконке" – вины не признают.
Вас сначала отправят в ИВС (изолятор временного содержания), где вы проведете несколько дней, перебирая в памяти обстоятельства своего дела и выстраивая линию защиты. Ваши мысли мечутся от "подписать все, что они хотят" до "разберутся и отпустят". Чтобы хоть как-то адаптироваться к тюремному быту, вы пытаетесь припомнить все, что знаете о жизни "по ту сторону". Однако на ум приходят лишь обрывки из произведений Солженицына и Шаламова да кадры из современных фильмов о нравах зоны.
Через несколько дней вас переводят в СИЗО (следственный изолятор). ИВС и СИЗО расположены менее чем в квартале друг от друга, но путь из камеры в камеру может занять несколько часов. Транспортировка заключенных – это целый ритуал. Заключенных перевозят в специальной машине – автозаке. В фургоне грузовика почти абсолютная темнота. Если заключенный находится рядом с решеткой, отделяющей от помещения конвоя, то через нее может увидеть в оконце кусочек воли. Это может стать ярким событием в монотонных тюремных буднях.
В тюремном дворе двери машины открываются и конвой выкрикивает фамилии заключенных. Услышав свою фамилию, вы выпрыгиваете из машины и должны назвать имя, отчество и год рождения. Вас заводят в здание тюрьмы и запирают в одном из "отстойников". Это клетки, расположенные в коридорах тюрьмы. В отстойнике можно провести до 9 часов. Перед отправкой в камеру с вами беседует оперативник. Он предупреждает, что лучше не играть в карты на вещи или "на просто так". Особенно "на просто так", - внушительно говорит оперативник, и ваше воображение опять услужливо рисует эпизоды отечественных боевиков. Затем оперативник перечисляет вам вещи, которые рекомендуется получить в первой же передаче. Список этих вещей наводит на воспоминая о больнице: вам желательно обзавестись кружкой, ложкой, простынями, одеялом. У вас начинает возникать мысль, что государство, лишив вас свободы, вовсе не намерено брать на себя заботу о вашем содержании. Подождите, вы еще не видели меню…
Впрочем, кружку и ложку оперативник может вам выдать. И вот вас отправляют в камеру. Передвижение по тюрьме происходит только в сопровождении сотрудников и часто в наручниках. Вы идете впереди сотрудника, заложив руки за спину. Около камеры следует команда: "Стой, лицом к стене". Пока отпирают камеру, вы стоите лицом к стене, затем боком проходите в дверь (двери имеют ограничители и не открываются полностью). И вот вы в подслеповатом свете лампы пытаетесь разглядеть обстановку вашего нового жилища. А из глубины камеры вас настороженно разглядывают ваши новые соседи.
 
Жизнь по распорядку
Саратовский СИЗО состоит из четырех корпусов. 1-й корпус находится за стеной на углу улиц Астраханская и Кутякова. Рядом расположены 2-й и недавно построенный 4-й корпуса. 3-й корпус расположен несколько особняком на ул. Кутякова между Астраханской и Рахова. В первом корпусе располагается администрация СИЗО. Камеры 1-го и 2-го корпусов имеют обычно по 12 двухъярусных коек ("шконок"), содержатся в них по 40-50 чел. В 3-м корпусе камеры маленькие, примерно по 12 кв. м, в них имеются по 2 двухъярусные койки и содержатся по 6-7 человек. Каждая камера оборудована двумя решетками и "ресничками" – железными жалюзями, так что дневной свет в камеру не поступает. В камере круглосуточно светит маломощная лампа, поэтому почти все время здесь стоит полумрак. В камерах разрешается иметь кипятильники и электроплитки. В больших камерах заключенные объединяются в "семьи" по 2-4 человека. Внутри семьи распределяются продукты и очередность сна (койками пользуются по очереди). В камере имеются обычно несколько изгоев ("чуханов"), которые спят на полу.
В 3-м корпусе деления на семьи нет. Часть заключенных постоянно спит на полу, что, впрочем, не означает их низкого статуса. В стенах, потолках и полах имеются отверстия диаметром 3-4 см, проделанные заключенными для сообщения с другими камерами. Через отверстия можно поговорить, передать небольшой сверток с сигаретами или записку. Отверстия время от времени заделываются после обысков ("шмонов"), но потом появляются вновь.
Есть тюремную пищу человеку с воли затруднительно. Поэтому те, кто регулярно получает передачи, берут из пайки только хлеб и сахар. Те же, кто уже привык к качеству тюремной пищи, недостатка в ней не испытывают. Передачи разрешено получать один раз в месяц. Чтобы отправить передачу, родственники заключенного должны занять очередь около тюрьмы часов в 6 утра или купить себе место в очереди. Для определенной категории граждан продажа мест в этой скорбной очереди – одно из средств заработка наряду со сбором стеклотары. Однако некоторые родственники заключенных, наладив контакт с администрацией, не только обходят очередь, но и отправляют передачи чаще положенного. Вообще, администрация СИЗО может значительно облегчить участь отдельных узников. Например, в камере № 160 в середине 90-х годов содержался зам. начальника Приволжского РУБОП Богатырев. С тех пор в батарее сохранился кран и заключенные имеют прямой доступ к горячей воде – невиданная роскошь по местным меркам.
 Один раз в день заключенных выводят на 40-минутную прогулку. Прогулочный дворик не намного больше камеры, но дает возможность подвигаться и подышать свежим воздухом – ведь в камере кроме коек находятся личные вещи заключенных и царят теснота и духота. Впрочем, даже в этих условиях некоторые энтузиасты умудряются поддерживать спортивную форму, занимаясь нехитрыми физическими упражнениями.
Третий корпус, именуемый в народе "третьяком", не только стоит особняком, но и по назначению несколько отличается от других. Здесь расположено "спецкрыло". Это специально отдаленный коридор, в камерах которого содержатся преступники, отбывающие первую часть срока по приговору суда в тюрьме. Они имеют большие сроки, содержатся в камерах по 1-2 человека и режим в отношении них ужесточен. Также в третьем корпусе, кроме обычных заключенных, содержатся бывшие сотрудники милиции и несовершеннолетние. В камерах у несовершеннолетних сидят по одному взрослому "смотрящему". Говорят, что этот корпус построен еще при Екатерине II. В стенах и полах заключенные не проделали никаких отверстий, а общение между камерами происходит через… канализацию. Широкие металлические трубы канализации не заполнены постоянной водой, как обычно, а стоят пустые. Через них можно поговорить не только с ближайшими соседями, но и с соседями через несколько камер. В случае особой необходимости можно даже передать небольшой сверток в камеры, расположенные ниже.
Бывшие сотрудники милиции, внутренних войск, юстиции, прокуратуры, налоговой инспекции и полиции содержатся отдельно от других заключенных. Примерно две трети сотрудников милиции были привлечены к уголовной ответственности в тот период, когда уже не работали в органах. Но работающего сотрудника нельзя уволить до тех пор, пока он не осужден. Так что если уголовное дело прекращается по реабилитирующим обстоятельствам, то милиционер получает зарплату за вынужденный прогул и продолжает исполнять свои обязанности. Таких сотрудников становится все больше и больше в саратовской милиции.
Всех заключенных можно разделить на 3 категории: подследственные, осужденные и обслуга. Обслуга – это осужденные, работающие на хозяйственных работах в тюрьме. Обслуга содержится отдельно от остальных заключенных. Остальные осужденные и подследственные сидят вместе. Осужденные ждут отправки на зону или отсиживают небольшие сроки. Считается, что на зоне отбывать наказание легче, и многие осужденные пишут заявления с просьбой отправить их туда, но непредсказуемы причуды судьбы (или оперчасти?). Одни, у кого приговор вступил в законную силу, месяцами ждут отправки, а на зону этапируют заключенного, которому осталось 2 месяца отсидки.
Логика администрации станет более понятной, если вспомнить, что в СИЗО должен действовать агентурный аппарат, который формируется прежде всего из осужденных. Агенты нацелены на добывание информации о совершенных преступлениях. Человек, впервые попавший в СИЗО, находится если не в панике, то в сильном душевном смятении. Это смятение усиливается спустя несколько недель, когда он видит, как его судьба и судьбы окружающих его сотен людей перемалываются равнодушной машиной. Условия содержания и моральная атмосфера также не способствуют душевному спокойствию. Человек ищет сочувствия и совета, и он его находит – зачастую у добрых помощников оперчасти. Вездесущее ухо оперчасти не оставляет заключенного нигде – по свидетельству заключенных, комнаты, в которых происходят свидания с адвокатами, оборудованы подслушивающей аппаратурой. Чтобы передать информацию, агентам необязательно даже покидать камеру, для этого существует много разных способов. Например, агента могут назначить дежурным и он остается в камере наедине с сотрудниками СИЗО во время обыска.
Обыски ("шмоны") проводятся примерно раз в неделю. Но могут провести следующий обыск и через час после предыдущего. Во время обыска все заключенные, кроме дежурного, выходят из камеры и садятся на корточки в коридоре лицом к стене, заложив руки за голову. Сотрудники СИЗО обыскивают камеру, а потом каждого из заключенных. Запрещенными предметами считаются железные банки, колющие и режущие предметы, веревки, то есть вещи, необходимые в и без того скудном быту. Несмотря на обыски, в каждой камере имеется заточка, которой режут хлеб и открываю консервы, из ниток плетутся "канатики" любой длины и толщины, на которых сушат постиранную одежду и оплетают ручки кружек. Почти во всех камерах имеются радиоприемники и телевизоры, которые удалось получить с воли. Журналист одной из саратовских газет попал на несколько недель в СИЗО и по выходу описал свои впечатления. После выхода статьи администрация изъяла из камер приемники. Надеюсь, что данная статья не послужит поводом для ужесточения режима.
 
Выход
Время – половина шестого вечера, на допрос не возили уже неделю. Мысли беспокойно ворочаются в голове, как зеки на шконке. Вдруг гремят замки, открывается "кормушка" и вы слышите свою фамилию. "С вещами на выход, время 5 минут!" Заметавшись по камере, вы даже не заметили, что кормушка не закрылась. Как бы чего не забыть из того, что с таким трудом получено с воли: неизвестно, какие будут условия в новой камере.
- Сильно не нагружайся, - слышите вы совет из "кормушки".
- Меня выпускают? – задаете вы вопрос в уже захлопнувшееся оконце.
- В это время всегда выпускают, - слышите вы со шконки соседа, который за полтора года изучил все тонкости тюремных распорядков.
Через 5 минут вы уже шагаете по коридору впереди сотрудника. Еще полчаса займут формальности – и вот она, свобода! Вы полной грудью вдыхаете воздух и мысленно подводите первые итоги. За спиной тюрьма, в которой остался изрядный кусок здоровья. А что же вы приобрели, кроме нескольких седых волос? Опыт. Бесценный в нашем государстве опыт. Сомневаетесь? Тогда перечитайте пословицу, процитированную в начале статьи.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню