Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Национальная идея "ленинской братвы"

Авторы - статьи > Любимов Сергей


Сергей Николаев
Национальная идея "ленинской братвы"
 
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 10 октября. № 38 (177), с. 6.
Рубрика: Бандиты
(Окончание. Начало см. в № 37)
* Подготовлено к печати: 26 июля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Разделение
Через две недели после смерти Факи­ра на улице Шехурдина рядом с проспек­том Строителей был убит Поклончик. Убийство так и осталось нераскрытым. Существовали две версии: убийство со­вершено участниками его группировки или бандитами из Прибалтики. Среди "ленинских" ходил слух, что Поклончик якобы был отомщен.
1994 и 1995 годы прошли для "ленинс­ких" в разборках: решался вопрос о том, кто с кем будет работать. Под шумок скрылся с крупной суммой один из держа­телей общака - Самвел Асриян. Он не­которое время проживал в Ростове-на-Дону, где познакомился с "законниками" кавказского происхождения, затем переб­рался в Нагорный Карабах. Спустя нес­колько лет Асриян вернулся в Саратов и примкнул к "бизнес-группе" парамоновских. Поскольку он спокойно легализовал­ся, то, очевидно, лидер парамоновцев уладил его конфликт с "ленинскими".
В 1995 году среди факировцев опреде­лились 3 группы:
Профессора,
Семена и
Вадима Факирова (брата Факира). Группа Семена была самой крупной и специализировалась на мероприятиях по возврату долгов. Профессор еще больше сблизился с Р., и уже непонятно, кто из них у кого был "крышей". Сизый отошел от факировцев.
Дрязги среди "ленинских" не прошли да­ром. В районе появились группировки, считавшие себя независимыми. Одну та­кую группировку создал Николай Каракулько, бывший охотинспектором. Он взял за основу "идею ленинских" и творчески раз­вил и дополнил ее идеями казачества. На основе казачьего формирования Каракулько создал охранное предприятие, по существу занимавшееся "крышеванием". Он инициативно вступал в контакты с вы­сокими должностными лицами. По его собственным словам, Каракулько записы­вал на диктофон разговоры с чиновниками и имел обширную фонотеку, с помощью которой мог бы скомпрометировать многих должностных лиц. Впрочем, достоверно об этой фонотеке ничего не известно. До 1994 года Каракулько испытывал серьезные материальные трудности: он не мог даже приобрести для двух своих лаек поводки и выгуливал их на веревках. За полтора го­да "межвластия" в районе он сколотил при­личное состояние и приобрел "Волгу", ВАЗ-21099, квартиру себе и любовнице. Личные качества Каракулько не соответ­ствовали сложившимся стереотипам о ли­дерах преступных группировок. Например, его поколачивал бывший сотрудник кон­войного батальона Александр Петров, осужденный впоследствии за участие в на­лете на "Газнефтьбанк".
В 1995 году Каракулько задерживается милицией по обвинению в нанесении тяж­ких телесных повреждений; кроме того, он подозревался в изнасиловании. Его груп­па прекратила существование. В настоя­щее время Каракулько работает лесни­ком в охотничьих угодьях своего бывше­го подручного Олега К-ова в Базарно-Карабулакском районе. К-ов руководит несколькими рынками в Ленинском районе.
Отсутствие единого руководства среди "ленинских" не осталось незамеченным и конкурентами. В 1995 году "законники" Ной и Дато посягнули на независимость группы Семена. Предлогом для наезда был выбран автосалон на улице Шехурди­на, "отжатый" у Земца. Воры захотели вос­становить справедливость и пригласили Семена на переговоры. Тот откликнулся на приглашение и прибыл со своими соратни­ками на встречу. Когда Дато и Ной переш­ли к изложению своих претензий, им было предложено заткнуться, в противном слу­чае их пообещали закопать тут же в гряд­ках огорода (разговор происходил в част­ном доме в центре Саратова). Видя, что дальше разговор не клеится, Семён прер­вал встречу и уехал. Профессор потом долго переживал, что воры обрушат свой гнев на всех "ленинских", но никаких ответ­ных мер с их стороны не последовало.
 
Векселя для Китайца
Жизнь вносила в деятельность "ленинс­ких" свои коррективы. Интересы лидеров преступных группировок перемещались в экономику, хотя группы "ленинских" зани­мались вымогательством до 1998 года.
Раньше других все преимущества ком­мерции оценил Профессор, тесно сотрудничавший с известным предпринимате­лем Александром Росличенко. Послед­ний, имея неплохие связи в областной ад­министрации, получил в 1996 году право на поставку ГСМ для нужд области.
В начале 1996 года в связи с кризисом в обеспечении топливно-энергетического комплекса Саратовской области, генераль­ный директор АО "Саратовэнерго" Хахавин обратился в администрацию области с хода­тайством о выпуске простых векселей. Век­селя планировалось выпустить в счет пога­шения задолженностей бюджетных органи­заций области за потребление электро- и теплоэнергии перед АО "Саратовэнерго", с последующей передачей этих векселей в ЗАО "Ассоциация "Топливно-энергетический союз" для приобретения на них нефтепро­дуктов. 5 марта 1996 года Саратовской об­ластной Думой по рекомендации финансо­вого управления областной администрации было принято решение о выпуске векселей на сумму 50 млрд. рублей. Поручителем по выпущенным векселям выступил "Мост-банк". 29 марта финансовым управлением были выпущены 25 векселей разного досто­инства на общую сумму 50 млрд. рублей, и в тот же день они были переведены в "Са­ратовэнерго", которое в свою очередь пере­дало векселя в ЗАО "Ассоциация "Топливно-энергетический союз". Председателем сове­та директоров "Топливно-энергетического союза" был Росличенко.
Об этой операции стало известно мно­гим руководителям преступных группиро­вок. Между ними был разыгран тендер. В результате векселя были распределены между тремя группами.
Первая - группа Профессора и Росличенко.
Во вторую груп­пу вошли остальные "ленинские" во главе с Семеном.
Третью группу составили горо­дские "авторитеты" во главе с Канапой. Кроме самого Канапы в дележе пирога по­желали принять участие Апельсин, Липан, Гульбадян, Хохол (держатель общака Яко­ря, сменивший на этом посту Лозовского).
На совете было решено отвезти вексе­ля самарскому вору в законе Китайцу. Ки­таец был из новой формации воров, назы­ваемых "апельсинами". Он даже никогда не сидел, а воровскую корону купил. Ки­таец должен был обеспечить поставки ГСМ в Саратовскую область. Но, как ока­залось, у Китайца имелись иные планы в отношении векселей. Проще говоря, он "кинул" своих саратовских партнеров. Часть векселей была направлена Китай­цем в банк "Российский кредит", другая часть попала в компании, близкие к ВАЗу. Некоторая часть векселей оказалась у не­коего Гогоберидзе, который осуществлял с ними многочисленные мошенничества в Москве, пока не был задержан милицией. Впоследствии в частном разговоре Кита­ец так прокомментировал эту сделку с саратовскими "коллегами": "Так мне легко достались эти деньги! Они лохи, и нель­зя было их не кинуть".
Саратовские бандиты пытались вер­нуть векселя. Канапинскими бойцами бы­ла предпринята попытка взорвать в Сама­ре одного из лидеров группы Китайца. Но вернуть векселя не удалось. Понимая, что столь нерациональное использование век­селей не найдет понимания у руководства губернии, незадачливые предприниматели попытались минимизировать убытки. Зная, что срок погашения векселей наступает 26 июня, Росличенко попросили сотрудников финансового управления администрации предупредить его о приезде в Саратов предъявителей векселей.
26 июня в Саратов прибыл заместитель директора тольяттинского ЗАО "Либекс" Кириличев с двумя векселями на общую сумму 6 млрд. рублей. В 12 часов он поз­вонил из проходной областной админист­рации сотрудникам финансового управле­ния Купцову и Козлову, которые попроси­ли его подъехать к 14 часам. Когда Кири­личев подъехал вновь к администрации, к нему вышел Козлов, указал на мужчину, ожидавшего гонца из Тольятти, и ушел. Дальнейшие события стали предметом расследования в рамках уголовного дела. По мнению следствия, около проходной Кириличева встретили Росличенко с сот­рудниками охранного агентства "Альфа". Росличенко представился следователем по особо важным делам и мельком пока­зал какое-то удостоверение. Он сказал, что векселя похищены, и предложил Кири­личеву проехать с ним в УВД. Кириличев хотел было воспротивиться, но, увидев приблизившихся молодцев из охранного агентства, подавил в себе желание бунто­вать. Его привезли в офисное здание на улице Чернышевского, завели в кабинет, обставленный под кабинет следователя. Здесь у Кириличева отобрали векселя, и Росличенко унес их, сказав, что ему необ­ходимо составить протокол. Потом тольяттинца вывели из здания, усадили в ма­шину и, повозив немного по городу, выса­дили где-то в центре. Когда на следующий день Кириличев вместе с милиционерами прибыл в офис, где у него отобрали век­селя, то не застал не только своих обид­чиков, но даже вчерашней обстановки. Все сотрудники, находившиеся в офисе, утверждали, что уже давно и непрерывно там работают, никакого Кириличева не видели и мебель не меняли. Росличенко был задержан, и в отношении него было возбуждено уголовное дело. Кроме мо­шенничества по описанному эпизоду ему вменялось в вину присвоение мошенни­ческим путем кредитов Сбербанка и конт­рабандный ввоз иномарки с использова­нием поддельных документов.
Предварительное следствие и судеб­ное рассмотрение длились почти 3 года. 6 апреля 1999 года Волжский районный суд под председательством судьи Юди­на вынес приговор по всем трем делам. Вину Росличенко в мошенничестве с кредитами Сбербанка и векселями адми­нистрации Саратовской области суд счел недоказанной. Основанием для оп­равдания Росличенко по эпизоду с век­селями стало то, что Кириличев в суде не опознал Росличенко, хотя на след­ствии опознал его по фотографии. Алек­сандра Ивановича осудили лишь за уклонение от уплаты таможенных платежей и подделку документов. От наказания он был освобожден в связи с истечением срока давности. После вступления в за­конную силу приговора Росличенко вернули 150000 рублей, внесенных в залог за его освобождение. Примечательно, что эта сумма несоизмерима с теми деньгами, которые фигурировали в де­лах о мошенничестве. Кроме залога Рос­личенко были возвращены деньги и ве­щи, изъятые у него при обыске дома. Среди длинного списка вещей, подлежа­щих возвращению, фигурировали и лич­ные вещи супруги в количестве, достой­ном кинодивы:
платья женские — 347 шт.,
юбки — 261 шт. и т.д.
Среди "ленинских" не один Росличенко тяготел к торговле иномарками. В 1995 го­ду судьба свела представителей группы Семена с нижегородской группировкой, занимавшейся переправкой и продажей дорогостоящих иномарок, угнанных в Объединенных Арабских Эмиратах. Тогда многие "ленинские" пересели в роскош­ные джипы. Сам Семен все больше пы­тался перепрофилировать деятельность своей группировки и заняться экономикой. Ему удалось получить доступ к ГСМ, хра­нящимся в территориальном агентстве Госрезерва. Перепродажа ГСМ была ор­ганизована через ряд подставных фирм с целью уклониться от уплаты налогов. Разветвленную схему сбыта ГСМ изучали 6 областных управлений налоговой поли­ции. В результате удалось разрушить на­лаженную систему уклонения от налогов, но к уголовной ответственности был прив­лечён только "стрелочник"- бухгалтер.
 
Новые веяния
Не всех "ленинских" устраивал сложив­шийся расклад. Один из лидеров "ленинс­ких", Владимир Модин (Альфред), начал в 1997 году контактировать с представителя­ми таджикской диаспоры, занимающимися сбытом героина. Наркотик попадал к ним обычно в желудках курьеров, прибывающих поездом. Модин обещал обеспечить сбыт героина. Часть "ленинских", в памяти кото­рых были живы воспоминания о пропаган­де спорта и насильных кодированиях, осудили Альфреда, другая часть заняла нейт­ральную позицию. За Модиным потянулась молодежь, соблазненная перспективой вы­соких доходов. С помощью таджиков были организованы покушения на нескольких мелких и средних лидеров "ленинских".
В сжатые сроки Модин построил систему по сбыту наркотиков. Им была разработана схема, напоминающая сетевой маркетинг. Каждому сбытчику полагалась определен­ная сумма от реализованной дозы. Сбытчик, привлекший несколько постоянных потреби­телей наркотика, получал долю в бизнесе.
Весной 1998 года Модин был задержан милицией. В ходе реализации операции по пресечению деятельности группы Модина к уголовной ответственности были привле­чены не только его помощники, но и один из лидеров таджикской диаспоры - Тура. Хотя в тайниках офиса Альфреда нашли наркотики, его самого удалось привлечь лишь за хранение. Модин успел отделить себя от потребителей несколькими уровня­ми посредников. Благодаря милицейской операции система сбыта наркотиков была разрушена. Цена на героин взлетела с 500-600 до 1200-1300 рублей за грамм. Сам Модин получил небольшой срок и освободился через 4 месяца по амнистии.
В феврале этого года Модин попытал­ся внедриться в бизнес, связанный с проституцией. За что "сотники", курирую­щие проституток, обработали его самого и принадлежащую ему новенькую "девя­носто девятую" бейсбольными битами.
*
Фото: карманники обворовывают друг друга. Под фото текст:
"Саратовские мошенники, которых самарские "коллеги" оставили с носом, сумели всё же вернуть часть украденного, провернув знаменитую операцию с векселями на 6 миллиардов рублей".
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню