Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Конец 80-х: начало большого пути

Авторы - статьи > Любимов Сергей


Сергей Николаев
Конец 80-х: начало большого пути
 
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 16 мая. № 17 (156), с. 6.
Рубрика: Бандиты
* Подготовлено к печати: 22 июля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Хапалин
Александр Хапалин – одна из самых загадочных фигур криминального Саратова. Имеющий за плечами "ходку" на зону, Хапалин не примкнул к воровской общине, а создал собственное криминальное сообщество нового типа. Новаторство Хапалина заключалось в том, что он набирал в свою группировку спортсменов, многие из которых не имели судимостей. Хапалинская группировка активно занималась бизнесом и рэкетом. Рэкет легальных коммерческих структур стал новым в криминальном промысле.
Будучи человеком волевым и незаурядного ума, Хапалин окружил себя подобными людьми. Его ближайшие помощники
Канапа,
Якорь (Яковлев),
Земец (Земцов),
Лапа (Булгаков) стали впоследствии лидерами собственных группировок. Даже некоторые бойцы, бывшие при Хапалине на вторых ролях, создали после его смерти свои крупные группировки:
братья Наволокины,
Чикунов,
Рудик (Руденко),
Гвоздь (Жуков).
В конце 80-х, когда появились первые ростки предпринимательства, Хапалин оценил выгоду, которую можно было из этого извлечь. На деньги, добытые рэкетом, Хапалин строил собственную империю. Ему принадлежал кооператив "Планета", в котором многие его бойцы хранили трудовые книжки. Через этот кооператив проворачивалась легальная часть бизнеса. Хапалину принадлежали цветочные ларьки, одно из первых в городе кооперативных кафе и даже небольшое швейное производство.
Организованное преступное сообщество Хапалина было крупнейшим криминальным образованием в Саратовской области. Растущие, как грибы после дождя, коммерческие ларьки сразу же попадали под пристальное внимание его боевиков. Почти каждый коммерсант, начавший свое дело, вскоре получал предложение, от которого, как говорится, "трудно было отказаться". Авторитет Хапалина был так велик, что ему не надо было держать большую армию для сбора дани. Например, Крытый рынок "обслуживали" три бригады, по 3-4 человека в каждой. Почти весь рынок был поделен между Копченым и Малышом, незначительную часть рынка и вещевые ряды на Сакко и Ванцетти "обслуживала" бригада Геры Вертолета. Личности бригадиров дают представление о том, насколько неоднородным был состав группировки.
Копченый – уголовный авторитет,
Малыш – боксер, отсидевший несколько лет за драку,
Гера Вертолет – бывший вертолетчик, майор Советской Армии.
Социальное происхождение и заслуги перед блатным миром Хапалиным в расчет не принимались. Кадровую политику он строил только по принципу целесообразности.
Растущее влияние хапалинского сообщества не могло не беспокоить воровскую общину. У Хапалина были серьезные разногласия с блатным авторитетом Мужичком. Чтобы их уладить, ему даже пришлось съездить в Хабаровский край к брату Мужичка, вору в законе Хозяйке (Анкундинову).
Комсомольский поселок находился под контролем блатной группировки Петра Самородова, и хапалинцев туда не допускали. В остальных районах влияние Хапалина было практически не ограничено.
Озабоченность воров вызывали не только территориальные амбиции Хапалина, но и его связи в органах власти. То, что эти связи были прочными, сомнений не вызывает. После убийства Хапалина их унаследовали его ближайшие помощники Канапа и Земец. Канапа получил впоследствии доступ к бюджетным деньгам. Земец поддерживал дружеские отношения с коммерсантом, ставшим впоследствии высокопоставленным сотрудником Совета безопасности области. Внезапное назначение на столь высокий пост трудно объяснить чем-нибудь иным, кроме как криминальной поддержкой.
Очевидцы описывают случай, ставящий под сомнение самостоятельность Хапалина. При посещении государственного учреждения Хапалина встретил в коридоре крупный хозяйственный руководитель, занимающий и сейчас влиятельный пост. Не стесняясь присутствующих, руководитель обругал Хапалина и в выражениях, далеких от парламентских, порекомендовал больше здесь не появляться. Хапалин молча выслушал ругань и ушел. Не правда ли, не похоже на всемогущего крестного отца? Скорее эта сцена похожа на поучения пахана бригадиру, забывшему основы конспирации.
Конечно, у Хапалина было много скрытых и явных врагов. В ноябре 1990 г. Хапалин был убит около собственного гаража. Убийца дважды выстрелил из пистолета "ТТ". Пули попали в руку и в голову. Официальным расследованием убийца найден не был. Но само расследование выявило любопытные факты.
Среди бандитов быстро распространилась версия, что Хапалина убрали спецслужбы. Причастность спецслужб была установлена и следствием. Пули и гильзы с места убийства Хапалина были направлены в пулегильзотеку в Москву. Оказалось, что пули, выпущенные из этого пистолета, уже направлялись в пулегильзотеку сотрудником УФСБ по Саратовской области. Этот сотрудник пояснил следствию, что, находясь за городом, был обстрелян неизвестными. Он якобы подобрал гильзы и направил их в пулегильзотеку. Однако официально по данному факту уголовное дело не возбуждалось. Это объяснение не представляется убедительным, тем более что подобное не могло бы остаться незамеченным со стороны руководства управления. По некоторым данным, ФСБ располагало не только гильзами, но и самим пистолетом еще до убийства.
Среди сотрудников правоохранительных органов и бандитов бытовала версия, что исполнителем убийства Хапалина был некий лидер небольшой преступной группировки. Впоследствии он тоже был убит.
Все обстоятельства убийства Хапалина подтверждают версию о том, что он не был самостоятельным лидером, а лишь исполнял волю некоторых руководителей в органах управления, возможно, до сих пор находящихся у власти.
Пышная церемония похорон как бы иллюстрировала прижизненное влияние Хапалина. На его могиле раздавались клятвы о мести. Криминальное сообщество продемонстрировало сплоченность, которая, впрочем, длилась недолго.
 
Канапа
После гибели лидера группировку возглавил его ближайший помощник Канапа. Про него известно, что он некоторое время работал водителем у начальника колонии. То есть имел непосредственное отношение к правоохранительным органам. Этот факт еще раз подчеркивает, насколько далека была хапалинская группировка от блатных традиций.
Возможно, когда-нибудь станет известно, как проходило замещение вакансий. Занял ли ближайший помощник крестного отца его место с молчаливого согласия коллег или его кандидатура обсуждалась и утверждалась на сходняке? Но более вероятной представляется версия, что это было назначение. Связи Канапы в правоохранительных органах и администрации уже секретом не являются.
Стиль руководства Канапа перенял у своего предшественника. Без его одобрения не проходило ни малейшего кадрового изменения. Характерна ситуация, возникшая при замене бригадира Геры Вертолета. Кроме Геры в его группе было всего двое бойцов: бывший борец Бобок (Бобков) и Догай (Догаев). Гера, чрезмерно увлекшийся спиртными напитками, в первую неделю месяца собирал с предпринимателей в торговых рядах сумму, необходимую для взноса в общак, а остальное время пьянствовал, вызывая естественное недовольство своих подчиненных. Бобок, решивший сам стать бригадиром, подыскал нового бойца и обратился через одного из бригадиров к Канапе. Непосредственного выхода на лидера он не имел – субординация и конспирация в группировке соблюдались неукоснительно. Канапа приехал к Крытому рынку, выслушал доводы Бобка и Догая, утвердил кандидатуру нового бойца, дал добро на смещение Геры и уехал. После этого Бобок с товарищами отобрали у Вертолета кожаную куртку и намяли бока. Проделать эти несложные манипуляции без высочайшего одобрения они не решались. Бобку, занявшему место бригадира, необходимо было вносить ежемесячно в общак 2000 рублей. Сумма (довольно внушительная для 1990 года) на самом деле не превышала всех денег, собираемых бригадой.
Примерно год Канапе удавалось оставаться лидером крупнейшего криминального сообщества. Но постепенно он утратил контроль над ситуацией в городе и собственной группировкой. Помощники, набравшие свои многочисленные бригады, начали вести себя все более независимо. Недостатка в бойцах не было. Они рекрутировались из рядов молодежи с рабочих окраин. Спортивный образ жизни, популярный в определенных молодежных кругах, сыграл злую шутку. Физически крепкие парни прельщались красивыми атрибутами бандитского движения, особенно привлекательными на фоне ухудшающегося уровня жизни. Молодежь, не попавшая в группировки, стихийно объединялась в "дикие" бригады.
"Дикие" не признавали никаких авторитетов и беззастенчиво вторгались в заповедные зоны. Например, в торговых рядах, когда после привычного сбора дани бригада Бобка удалялась на отдых, появлялась бригада Бони. Коммерсанты, уже заплатившие "крыше", отказывались второй раз раскошеливаться. Пререкания с бандитами часто кончались избиением. Сбитые с толку предприниматели отказывались платить Бобку. Сборы падали. Но "диких" бригад насчитывались уже десятки. Их приходилось брать в долю.
В октябре 1992 года на улице Шехурдина два киллера обстреляли машину директора Саратовской товарной биржи Владимира Малькова. Мальков и находившийся в машине мужчина погибли, их спутница с серьезными ранениями была доставлена в 3-ю городскую больницу. В больнице ее взяли под двойную охрану милиция и бандиты, причем последних было гораздо больше. Бандиты контролировали даже входы в корпус, где лежала раненая. Мальков принадлежал к ближайшему окружению Канапы.
Один из нападавших – Анатолий Андреев – был известен женщине. Он даже среди бандитов пользовался дурной славой. Андреев мог убить не только по заказу, но и просто застрелить собеседника в пылу спора, а потом "зачистить" свидетеля. Женщина решилась назвать его имя только после ареста Андреева за другие убийства. Следствие по делу Малькова было возобновлено и длилось очень долго. Заказчиком убийства был признан Якорь. На суде Якорь отрицал свою причастность к убийству, но совершенно очевидно, что Андреев был из его ближайшего окружения. Эти факты были известны Канапе задолго до того, как они стали достоянием следствия. Но принять ответные меры он не успел.
Вскоре состоялась "стрелка", которая стала новой вехой в криминальной истории Саратова. Про эту "стрелку" ходило много разных, порой противоречивых слухов, но достоверно известно одно: Гвоздь открыто выступил против Канапы и ударил его. Поскольку после этого Гвоздь продолжал успешно трудиться на ниве бандитизма, авторитет Канапы сильно пошатнулся. Крупнейшее криминальное сообщество распалось на несколько группировок. Помощники Канапы отделялись и создавали собственные группировки с такой скоростью, что он даже не успевал отслеживать этот процесс. Естественно, каждая группировка стремилась закрепить за собой наибольшую зону влияния.
Директор одной коммерческой фирмы рассказывал, как в конце 1992 года в его офис пришли два молодых бандита и поинтересовались, есть ли у него крыша. Директор ответил на всякий случай утвердительно и поинтересовался в свою очередь, с кем он имеет дело. "Мы из "городского общака", - хмуро ответили ребята, назначили "стрелку" для крыши и ушли. Директор, никогда не слыхавший о городском общаке, кинулся к своему более осведомленному другу. Тот тоже ничего пояснить не смог, но свел его с Канапой. Каково же было удивление коммерсанта, когда Канапа, пожав плечами, задумчиво переспросил: "Городской общак? Никогда не слышал про таких. Наверное, новые". Так заявила о себе парковская группировка.
Агрессивный Гвоздь стремительно расширял свою сферу влияния. Множество ларьков, плативших раньше Канапе, поменяло крышу. Большинство из них перешли под опеку Гвоздя. Среди бандитов пошли слухи, что Канапу "опустили".
На самом деле Канапа, не оставив криминального бизнеса, вышел на новый качественный уровень. Он возглавил крупную ассоциацию фермерских хозяйств. Через его ассоциацию шли бюджетные средства на сельское хозяйство. Получить крупный кредит под 8 процентов годовых, когда инфляция составляла 10-15 процентов в месяц, было большой удачей. А кредиты распределял Канапа.
Свои связи в милиции он не только не утратил, но и укрепил. Некоторые милицейские начальники ездили даже к нему советоваться по щекотливым вопросам.
Но отношения с коллегами по бандитскому цеху у Канапы оставались напряженными. Однажды вечером, когда Канапа ставил на стоянку машину, на него было совершено нападение. Неизвестный нанес ему серьезные ножевые ранения. Канапа долго лечился и в целях безопасности был вынужден даже переехать в Москву. В Саратове он бывал наездами, когда дела требовали его личного присутствия. В один из таких наездов около его дома на бордюре была найдена пластиковая взрывчатка. Кто готовил покушение и почему оно сорвалось, точно неизвестно. Но после этого случая Канапа стал еще более осторожен.
Благодаря своей осторожности Канапа остался в живых. Он один из немногих лидеров преступных группировок, которые не только выжили, но и не растеряли своих связей в эшелонах власти. Интересы Канапы сейчас переместились в сферу легального бизнеса, где он успешно взаимодействует с некоторыми высокопоставленными представителями областной администрации.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню