Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Володей районом и его команда

Авторы - статьи > Орленко Станислав



Станислав Орленко
Володей районом и его команда
Приговор областного суда заставил вспомнить события двухлетней и двенадцатилетней давности

// "Московский комсомолец" в Саратове. 2013, 30 октября
06 ноября. № 35. С. 9.
Рубрика: "МК" в законе
* Подготовлено к печати: 26 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.

17 октября вынесен приговор сообщникам теперь уже легендарного криминального авторитета из Самойловки
Владимира Рыбалкина. Почти два года назад главарь банды, судя как по слухам, так и по данным следствия, державшей в страхе весь район в течение многих лет, был, говоря официальным языком, "ликвидирован". То есть погиб во время спецоперации по его задержанию. Теперь его подельники, числом четверо, отправились за колючую проволоку на солидные сроки от 8 до 10 лет. Правда, пока приговор еще не вступил в законную силу. Корреспондент "МК" в Саратове" стал первым из журналистов, получившим официальный комментарий по поводу данной истории в Главном следственном управлении ГУ МВД по Саратовской области.

Банда без налетов
В разговоре со следователем по особо важным делам следственной части ГСУ регионального полицейского главка Александром Любимовым о преступной деятельности осужденных членов банды из Самойловки сразу обращал на себя внимание целый ряд своеобразных моментов. Во время следствия бандитам инкриминировалось 26 преступных эпизодов (в суде доказанными оказались 19)
из них один касался непосредственно участия в банде, остальные же были чистым вымогательством.
Бандой, как известно из Уголовного кодекса, называется устойчивое вооруженное преступное сообщество, создаваемое с заранее обдуманным намерением
разбойными нападениями на граждан и организации. Все эти признаки в самойловских событиях присутствовали вернее, почти все, кроме самого главного. Был постоянный состав пять человек, включая ныне покойного главаря. Было оружие целый арсенал с автоматами, гранатами и прочими взрывными устройствами. Была долгая история не менее двенадцати лет, когда зажиточные жители Самойловского района, в первую очередь успешные главы крестьянско-фермерских хозяйств, платили настоящую дань рэкетирам каждый в зависимости от уровня своего дохода. Кстати, в суде доказано, что вымогатели получили за это время порядка восьми миллионов рублей, а в ходе следствия фигурировала сумма почти в два раза больше около четырнадцати миллионов.
Не было только одного
собственно разбойных нападений. Не было применения насилия. Потому что в этом не было необходимости. Вполне хватало угроз или даже предупреждений. А то и просто настойчивых предложений "пойти под крышу", чтобы никакие другие бандиты и вымогатели не трогали. И люди опытные в делах, видавшие разные виды, умеющие за себя постоять, - на это соглашались. Таких согласившихся было не один, не двое, а десятки. Потому что в Самойловском районе все знали, кто такой Володей Владимир Рыбалкин. Такова уж особенность жизни в районной глубинке, особенно вдали от областного центра там все друг о друге все знают.
Поэтому, когда я спросил следователя Александра Любимова, были ли в уголовном деле какие-то особо яркие, выдающиеся моменты, то получил ответ: не было. Все происходило по одной и той же накатанной схеме. Можно даже сказать, тихо и мирно, без шума, стрельбы, крика. Сначала о фермерах, дела которых шли на зависть другим, наводили подробные справки. Узнавали, каков их декларируемый доход и каков реальный. Есть ли связи в силовых структурах разных уровней и насколько эти связи прочны. С какой стороны к человеку лучше подойти и чем напугать
уничтожением имущества иди похищением близких, которые потом могут быть убиты или жестоко искалечены.
Кстати, двое из ныне осужденных членов банды сами имели весьма успешный сельскохозяйственный бизнес и особых материальных проблем не испытывали
на преступный путь их толкнула вовсе не нужда. Они могли знать о положении своих коллег, да и другие источники информации, видимо имелись. Поэтому суммы "благодарности за крышевание" назначались очень разные: для кого-то они ограничивались десятками тысяч рублей в месяц, а для других поднимались до трехсот-четырехсот тысяч. И выплачивали их в течение разного срока кто-то еще начиная с конца 1990-х гг. (хотя, наверное, можно говорить о том, что в Самойловском районе это лихое десятилетие новейшей российской истории затянулось до самого начала 2010-х), другие же с середины 2000-х. Тогда слава Володея - Рыбалкина еще больше возросла стало известно, что он не моргнув глазом расстрелял из автомата четырех человек, одним из которых был прокурор Еланского района соседней Волгоградской области. Теперь даже у самых упрямых фермеров не осталось никаких сомнений в том, какая судьба их ждет, если откажутся платить.
За убийство четверых главаря самойловской банды объявили в международный розыск. Найти не смогли, но, по словам следователя и самих жителей района, он периодически возникал. Для наглядности показывался жертвам вымогательства во всей красе боевого убранства: в бронежилете, с пистолетом и гранатами на поясе, при этом с ним обязательно был и автомат Калашникова
если не в руках, то в машине.
Поэтому заявления от потерпевших стали поступать только после памятной всей Самойловке ночи с 21 на 22 декабря 2011 г., когда родной брат Володея опознал его труп в подвале дома его подруги. А последние из эпизодов уголовного дела, о которых говорилось в заявлениях, относятся к самому концу ноября того же года
то есть рэкет продолжался до последних дней главаря.
Кстати, если уж вспоминать незабываемые 1990-е, то в ту пору в самойловской глубинке были и другие криминальные авторитеты
некоторых из них судили за участие в организованной преступной деятельности. Но к началу создания банды Рыбалкина все они ушли в прошлое Володей не терпел конкурентов и мог "крышевать" фермеров разве что от самого себя или от каких-то заезжих гастролеров, что маловероятно. Хотя некоторые оперативные сотрудники полиции считают, что борьба за влияние продолжалась еще несколько лет с этим могло быть связано убийство сына Рыбалкина в начале 2000-х. Тогда люди, обвиненные в этом, получили солидные сроки заключения, и, возможно, они могли бы рассказать об особенностях функционирования районной мафии.

На виду
и… в розыске
Надо сказать, что в розыск Владимира Рыбалкина впервые объявили еще в 1993 г. правда, в федеральный, а не международный. Тогда он тоже применял оружие против людей, правда, вроде бы в хулиганских целях. У него и первая судимость, еще в 1973 г., была за хулиганство (тогда ему было 18 лет, а на момент гибели соответственно 56). Потом "ходки" за кражи. Короче, очень приличный криминальный и тюремный стаж.
Что касается убийства четырех человек в середине февраля 2004 г., то это страшное с виду преступление произошло по довольно невнятным мотивам.
По официальной версии, в тот день преступник с 18-летним знакомым браконьерствовали в лесах Самойловского района
отстреливали косуль. За этим занятием их и застал прокурор Еланского района Анатолий Колусев, который в этих местах с друзьями охотился на зайцев. Прокурор и Рыбалкин сильно повздорили. Браконьеры попытались скрыться с места преступления, но Колусев на "уазике" бросился за ними в погоню. Тогда Рыбалкин с подельником остановились и расстреляли внедорожник из автомата Калашникова, буквально изрешетив машину вместе с находившимися там людьми. Вместе с прокурором погибли охотовед Александр Потовой, руководитель московского таможенного терминала Сергей Тараненко и местный житель Сергей Крылатов. Следствие выяснило, что преступники застрелили охотников, а затем перегнали автомобиль с телами на территорию Волгоградской области и бросили там.
Уже 17 февраля был задержан соучастник, который признался в жестоком убийстве. Правда, его впоследствии признали недееспособным. Владимиру Рыбалкину удалось сбежать от следствия и успешно скрываться от правосудия в течение семи лет.
О том, где он находился в это время, однозначных сведений нет. По одним данным, пребывал на Украине (кстати, в Самойловском районе большинство жителей составляют этнические украинцы). По другим
большую часть времени проводил в лесах родного района. У него есть еще такие прозвища, как Леший и Лесничий в связи с этим. Но они были известны в основном в криминальном мире и среди сотрудников правоохранительных органов (так условно называлась и операция по его поиску и задержанию). А для простых жителей Самойловки он был и остался Володеем.
Наконец, существует мнение, которое высказывалось, в том числе, и оперативными работниками на брифинге после декабрьских событий 2011 г., что Рыбалкин спокойно жил в Самойловке, уходя в леса лишь по необходимости. По крайней мере, деятельность его банды в этот период не только не затихла, но даже активизировалась.
- Безусловно, это недоказуемо, но повод для размышления есть: мы неоднократно выезжали в Самойловку, чтобы задержать Рыбалкина, - говорят саратовские сыщики.
Но он каким-то неведомым образом узнавал об этом чуть ли не в тот момент, когда мы садились в машину, чтобы отправиться в район. Бывало даже, что мы выезжали на проверку в другой район и по дороге неожиданно заворачивали в Самойловку. Но и тут Рыбалкин был в курсе всех наших передвижений и немедленно скрывался в лесу. Дело в том, что Самойловка "государство в государстве", там все друг другу родственники, сватья-братья, это касается и сотрудников правоохранительной системы. Вполне вероятно, что его там покрывали абсолютно все.
Можно добавить, что сказанное относится не только к Самойловскому району, но и к большинству районов нашей области, где иной раз возникали если и не такие, то похожие ситуации или потенциально могли возникнуть.
О том, как брали Володея
Лешего Рыбалкина, хорошо известно.
Дом, где он скрывался, был настоящей крепостью. Рядом была незаметная тропка в лес и к реке, которые Рыбалкин проделал, чтобы обеспечить себе отход. При себе он постоянно держал заряженными автомат АК калибра 7,62 мм с тремя снаряженными магазинами, автомат АКСУ калибра 5,45 мм со снаряженным магазином и ружье "Иж" 12-го калибра. В ночь с 21 на 22 декабря решили его брать. Контроль над операцией осуществляли московские полицейские. Зная, что он будет отстреливаться, пригнали несколько "скорых", запаслись донорской кровью. К месту съехались более 100 полицейских, военных
исключительно тех, кто участвовал в ликвидации бандформирований. В полной тишине эвакуировали часть поселка, в три кольца оцепили улицу Советскую. К этому моменту задержали подругу рецидивиста и ее сына. Преступник выдал себя, включив на кухне свет. Полиция считает, что он услышал, как под окнами что-то происходит. ОМОН начал обстреливать дом и закидывать его светошумовыми гранатами. В ответ Рыбалкин открыл огонь из автомата. При этом он ранил одного из бойцов ОМОНа в бедро. В ходе перестрелки дом загорелся. Когда его потушили, в подвале нашли труп криминального хозяина района. Он был ранен в плечо и, предположительно, задохнулся от угарного газа.
И лишь тогда начались заявления о совершенных раньше преступлениях. При этом представители полиции и следственного комитета жаловались журналистам, что потерпевшие бояться говорить о том, что их обкладывали криминальным налогом.
Подручных Володея задержали лишь весной
в апреле и мае, при этом вновь проводили спецоперацию, хотя в итоге никто из тогдашних подозреваемых, а нынешних осужденных сопротивления не оказывал.
Хотя приговор и вынесен, вряд ли можно утверждать, что криминальная история с участием вышеуказанных персонажей вполне завершена. Или что нельзя ожидать ее повторения в других местах: криминальные привычки так скоро не уходят
ни от преступников, ни от их жертв, привыкших жить "под прессом".
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню