Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Робингуды с окраины Заводского района

Авторы - статьи > Орленко Станислав



Станислав Орленко
Робингуды с окраины Заводского района

// Саратовский Арбат. 2000, 03 мая. № 18, с. 6.
Рубрика: Криминал
* Подготовлено к печати: 25 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.

В апреле областной суд вынес приговор членам организованной преступной группировки, на счету которой целый ряд громких преступлений, в том числе
дерзкое нападение на экспедитора и охранника у магазина "Фарфор-Хрусталь", совершенное в июле 1998 года среди бела дня в самом центре Саратова. Тогда ими был открыто похищен кейс, набитый золотом и деньгами. Об этом наша газета рассказывала весной прошлого года, когда дело "боксеров" (так их прозвали оперативники управления по борьбе с организованной преступностью при УВД области, проводившие операцию под условным названием "Ринг") было впервые направлено в суд и затем возвращено для дополнительного расследования.
Список статей Уголовного кодекса, по которым предъявлялось обвинение пятерым парням (ещё двое подсудимых проходили по делу как соучастники) выглядит устрашающе: разбой, грабёж, похищения людей, незаконное лишение свободы, незаконное приобретение и ношение оружия, хищения и подделка документов... Наконец, самое серьёзное обвинение, выдвигаемое лишь в исключительных случаях, - создание банды, то есть, говоря юридическим языком, "устойчивой вооруженной преступной группы с целью нападения на граждан и организации".
От процесса с участием присяжных заседателей эти парни отказались, верно рассудив, что на снисхождение им рассчитывать не приходится. Известно, какую реакцию вызывают у обывателей, слабо разбирающихся в тонкостях законодательства, такие слова, как "банда" и "бандит".
Я беседовал со всеми, кто по долгу службы занимался этим делом
от оперативных сотрудников УБОП до судьи областного суда, и от каждого слышал один и тот же вывод: "Нормальные ребята. Жаль, что их жизнь так сложилась".
Прокурор Сергей Недобежкин, выступая во время процесса с обвинительной речью, счёл необходимым сказать: "Никто из них не взял на себя грех душегубства, не стал убийцей. Даже совершая разбойные нападения, они старались избегать кровопролития, что для нашего времени нетипично".
Похожее мнение выразил в разговоре и судья Алексей Хурдаков, выносивший приговор. Он учёл, что подсудимые раскаялись, помогли ходу судебного разбирательства. При этом ни один из них даже не пытался, как это нередко случается, переложить хотя бы часть вины на других
каждый рассказывал только о собственном участии в инкриминированных деяниях.
Следователь городской прокуратуры Александр Прохоров (ныне
помощник прокурора Саратова), который вёл дело "боксеров", так высказался о них:
- Я уверен, что, если бы эти ребята видели другую возможность обеспечить себе достойную жизнь, они не встали бы на преступный путь. Занимаясь спортом, они закалили свой характер, почувствовали в себе силу, привыкли побеждать, добиваться своего. Все росли в небогатых семьях, жили на окраине города и обостренно ощущали имущественное неравенство. Неслучайно их жертвами становились только те, кто, как они считали, добыл богатство нечестным путём и не особенно пострадает, если часть этого добра отнять, якобы восстанавливая справедливость.
Из оперативных данных известно о близости "боксеров" к так называемым криминальным авторитетам (хотя во время суда и следствия это не рассматривалось), об их участии во всевозможных разборках и наездах, без которых не обходятся отношения крутых. Но если это и было, то уже в другом измерении. В мире спорта, которым они занимались с детства, их главным авторитетом был тренер Леонид Иванович, уже не одно десятилетие обучающий мальчишек Заводского района боксерскому мастерству. Его вызывали в суд как свидетеля, и он попросил, чтобы ему дали слово раньше, чем намечалось по протоколу, поскольку должен был уехать с командой своих юных питомцев на соревнования в другой город.
- Не могу поверить, что они делали что-то плохое, - сказал тренер.
Считаю их одними из лучших среди моих учеников. Занимались с полной отдачей, добивались призовых мест на всероссийских турнирах.
Боксерский клуб "Ринг", разместившийся на первом этаже старого здания в глубине 20-го квартала, стал для многих ребят вторым домом. Здесь тренировались, получали разряды и мастерские звания, став взрослыми, собирались, чтобы "покачаться" на тренажерах, поддержать спортивную форму и, конечно, пообщаться с друзьями. Сергей Манин (его в материалах дела называют демократическим лидером группировки) работал здесь водителем, Андрей Нефедов
завхозом, Алексей Фирстов тренером. Постоянно бывал в клубе Владимир Манин, двоюродный брат Сергея. Владимир Челышков числился сторожем к боксу он отношения не имел, но единственный из всей компании обладал тюремным опытом, был дважды судим. Возможно, именно он и подсказал ребятам, что средства для красивой жизни вполне можно добывать быстрым путём.
Именно здесь, в клубе, Андрей Нефедов сообщил друзьям, что одну из комнат коммунальной квартиры, где он вскоре собирался поселиться, коммерсанты-челноки превратили в склад товаров, постоянно приносят туда огромные, туго набитые вещами, сумки. Решили, что от доходов челноков мало убудет, если несколько сумок позаимствовать.
Напугать женщину, которая жила в этой комнате, получая от владельцев товара за хранение плату в размере стоимости бутылки, не составило труда. Для конспирации отключили электрощиток и надели маски. Стоимость добычи составила 45 тысяч 130 рублей
всё это Челышков, взявший на себя обязанность казначея, зафиксировал в записной книжке, отмечая, сколько вещей продано и кому сколько денег выдано.
Следующий заход пришелся на конец марта. Один из них обратил внимание на то, что в конце дня по точкам, где торгуют автопокрышками, проезжает грузовая машина, в которую складывают нереализованный товар. Грузовик не охраняется, и взять его можно голыми руками.
Так и сделали. Водителю представились сотрудниками милиции, пересадили в свой автомобиль якобы для проверки документов, там надели наручники и натянули на глаза вязаную шапочку. Его продержали в строящемся доме на 7-й Дачной, приковав к батарее, до тех пор, пока не перегрузили покрышки. Освободив водителя, предупредили, чтобы в течение получаса из новостройки не выходил. Он позже и опознать никого толком не сумел.
Наконец, в мае подвернулось настоящее дело. Челышкову позвонил кореш из Татищева (вместе срок отбывали) и пожаловался. В майские праздники на пикнике в лесу не поделили поляну с каким-то кавказцем, тот рассердился и чуть не задавил его своей иномаркой. Виталий (так зовут приятеля) в отместку разбил лобовое стекло шикарной тачки кирпичом, и с этого начались его беды. Вскоре к нему приехали четыре каратиста, избили его, жену, сына, у друга покалечили машину и поставили условие: выкладывай две тысячи за стекло, иначе жить не будешь.
"Боксеры" отправились восстанавливать справедливость. Поддерживая связь друг с другом по рации (средствами связи, как и всевозможным боевым оружием, они обзавелись давно), выследили кавказца и перехватили на автозаправочной станции. Снова представились милиционерами, после чего отобрали у обидчика все атрибуты крутизны
толстую золотую цепь, перстень-печатку с восемью фионитами, заодно прихватили и "Ауди" стоимостью более 18 тысяч долларов вместе с документами. Избили до бесчувствия и бросили в лесопосадках. Теперь улов составил около 113 тысяч рублей.
Ровно через месяц пришло время их последнего "подвига". К ним в клуб захаживал один частный охранник, который пожаловался, что приходится за маленькую зарплату рисковать жизнью, оберегая чужое добро, - без оружия сопровождать представителя фирмы с чемоданом, набитым золотом, из магазина "Фарфор-Хрусталь". Подробности схватки на проспекте, в которой  другому охраннику пришлось действительно рисковать жизнью, выбивая ногой пистолеты из рук "боксеров", описывались не раз. В кейсе было около восьми сотен золотых изделий на общую сумму 344 тысячи 723 рубля плюс семь тысяч рублей деньгами, но воспользоваться этим ребятам из клуба "Ринг" не довелось.
Сергей Манин осужден к 10 годам заключения,
Алексей Фирстов
к 10 годам и шести месяцам,
Андрей Нефедов и Владимир Челышков
к 12 годам.
В отношении Владимира Манина дело приостановлено
у него тяжелое заболевание крови.
Уже после ареста Нефедов стал отцом
у него родилась дочь. Потом такое же событие произошло в жизни Сергея Манина о рождении своего второго ребенка он узнал в камере СИЗО.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню