Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Похищение по-спецназовски

Авторы - статьи > Орленко Станислав



Станислав Орленко
Похищение по-спецназовски

// Саратовский Арбат. 2006, 04 января. № 1, с. 7.
Рубрика: Криминал
* Подготовлено к печати: 26 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.

Областной суд 23 декабря вынес обвинительный приговор по самому громкому преступлению последнего времени
"делу братьев Бандориных". Четверо подсудимых (еще один до сих пор находится в розыске), двое из которых офицеры милицейского спецназа, приговорены к большим срокам заключения, в том числе к пожизненному.

Банда робингудов
Первые подозреваемые по громкому делу были задержаны в октябре 2004 года, вскоре после трагической гибели обоих братьев Бандориных. Тогда же по СМИ разнеслась весть, что среди них есть сотрудники милиции. На первой пресс-конференции начальника ГУВД области генерала Александра Шинкарева спрашивали
откуда у бандитов такая профессиональная выучка? Почему они знали о всех передвижениях и планах милиции во время операции по освобождению Бандорина-младшего? Наконец, как в их руки попало столько оружия и взрывчатки, которые применяются лишь спецподразделениями?
Теперь ответы на эти вопросы дало следствие
установлено, что похитители Евгения Бандорина сами участвовали в его провалившемся освобождении и в охране его родственников.
Подполковник милиции Валерий Жирнов, много раз бывавший в "горячих точках" и заслуживший боевые награды, признал свою вину, но остался при мнении, что есть обстоятельства, его оправдывающие:
- После Чечни хочется риска, опасностей, адреналина в крови. И еще обидно: почему мы там собой рискуем, умираем за копеечную зарплату, а кто-то здесь миллионами ворочает?
Другим членом банды стал капитан милиции Николай Торгашов. Он, как и Жирнов, служил в отделе спецназначения Управления по борьбе с организованной преступностью, только в другом отделении. Во время суда говорил, что не понимал, в чем участвует, был уверен, что обойдется без криминала, просто с человеком хотят разобраться за денежные долги. К тому же одному из организаторов банды
Константину Молчанову он сам был должен деньги и не смог вовремя отдать.
Напомним, что на первом этапе расследования задерживали еще двух офицеров милиции, бывших сотрудников спецотдела быстрого реагирования (ныне
специального назначения) того же УБОП. Затем их признали невиновными, однако родители Бандориных до сих пор считают, что в преступлении, кроме Жирнова с Торгашовым, участвовали другие люди, хорошо знакомые с тонкостями оперативной работы.
Константин Молчанов, признанный самым опасным участником банды (он теперь приговорен к пожизненному заключению), был инструктором парашютного спорта на аэродроме в Дубках. Участвовал в парашютных шоу, фестивалях, любил хвастаться знакомством со знаменитостями. Жирнов тоже прыгал с парашютом, видимо, на этой почве и подружился милицейский спецназовец с бывшим зэком
Молчанов в начале 90-х годов отбывал срок на севере, в Архангельской области. Теперь он стал своим человеком в УБОПе и на энгельсской базе спецназа. В 2002 году, когда подполковник Жирнов находился в Чечне, Молчанов даже туда умудрился приехать на пару недель. Он объяснял свою поездку желанием найти подходящие скалы для экстремальных парашютных прыжков будто в Чечне мало боевого "экстрима".
Закономерно предположить "чеченский след" богатейшего арсенала банды (но это осталось недоказанным)
там были 4 автомата, гранатомет, снайперская винтовка, "навороченные" мины и гранаты, рации новейшего типа. Все это хранилось в сарае, затем в гараже и на даче Молчанова.
На севере Молчанов сидел вместе с Валерием Быковым. Они продолжали общаться в Саратове. Здесь к ним примкнул предприниматель, хозяин деревообрабатывающего цеха Игорь Шайдецкий
тот, что теперь в розыске.

"Стойте, милиция, то есть бандиты"
25 декабря 2000 года автомобиль "Вольво" директора энгельсского ООО "Металлист" Александра Заикина остановили двое омоновцев в боевой форме
камуфляж, черные маски, автоматы. "Вы задержаны", - сказали грозные бойцы и надели всем, кто был в машине директору, его жене, охраннику и водителю, наручники.
Когда черный "Вольво" въехал во двор трехэтажного особняка Заикиных, люди в масках сообщили: "Мы не милиция, это ограбление"
и потребовали денег. Один из грабителей выстрелил в пол, видимо, для острастки. Жена Заикина достала из сейфа на втором этаже 18 тысяч долларов и отдала их лжеомоновцам. Чтобы хозяева не вздумали обращаться в настоящую милицию, Александра взяли с собой в качестве заложника, вывезли за город и оставили там.
5 июня 2002 года "омоновцы" задерживают у дачи в Пристанном хозяина строительного дома "Шелдом" Байтемира Шамхалова вместе с его женой Галиной.
Вышла накладка
Шамхалов хранил деньги дома, а там охрана. Тогда в заложницы взяли его жену Галину. Трое суток она провела с завязанными глазами в квартире сожительницы  Молчанова. Супруг тем временем собирал деньги на выкуп. Бандиты требовали 100 тысяч долларов, он нашел только 70 тысяч. 8 июня Шамхалов бросил сверток с деньгами в овраг у развилки близ Дубков.
Овраг был окружен оперативками ФСБ. Вымогатели наблюдали в бинокль и почувствовали опасность. "Мы их видели", - скажет потом Молчанов в суде.
Засаду не снимали до утра. Когда рассвело, увидели, что свертка с деньгами нет. Ночью, воспользовавшись трубой, проложенной под трассой, парашютист Молчанов пробрался незамеченным в овраг и утащил сверток. Жену Шамхалова отпустили.

Оборотни ловили самих себя
Михаил Алексеевич, отец погибших братьев Бандориных, в прошлом
замгендиректора "Югтрансгаза", после трагедии не раз повторял одни и те же слова: "Мы не хотели обращаться в милицию. Мы собирали деньги на выкуп Евгения. Может быть, не вмешайся в это дело органы, сыновья были бы живы".
Обратиться в милицию жену похищенного Евгения Бандорина Людмилу убедил ее брат-полковник, начальник управления связи ГУВД.
20 сентября Людмиле вдруг позвонил муж Евгений, уехавший в ЦДК "Цветочный", где они достраивали коттедж. Его голос звучал странно: "Меня захватили. Требуют деньги, 450 тысяч долларов. Передай Алексею…"
Алексей Бандорин, старший брат Евгения, председатель совета директоров "Газнефтьбанка", в это время находился в командировке в Москве. Туда полетела пугающая весть.
Из показаний подсудимых известно, как происходил захват. Внимание банды привлек газпромовский коттедж внушительного вида в дачном кооперативе
его "Газпром" подарил за долгую работу Бандорину-отцу. Жить там собиралась семья младшего сына Евгения, начальника медслужбы "Югтрансгаза". Его, подъехавшего к дому на белой "Ниве", и схватили вооруженные люди в масках и камуфляже (на этот раз среди них был капитан милиции Торгашов).
Для семьи Бандориных начались страшные дни. Они получили от похищенного письмо, 2 видеокассеты. Евгений, весь обложенный тротиловыми шашками, сидя в УАЗике (дело было в гараже Молчанова у ТЭЦ-5, где хранилась часть арсенала банды), говорил в камеру, обращаясь к брату: "Алексей, вы должны обратиться к руководству "Югтрансгаза". Они тоже заложники. Всех богатых с "Югтрансгаза" теперь будут мочить. Если руководство откажется, вам, Алексей, придется отдать деньги. Милиции рядом быть не должно. Не надо играть с этими людьми, они серьезные… Я домой хочу…"
Сумму выкупа сначала подняли до миллиона долларов, потом стали говорить о миллионе евро, затем снова соглашались на 450 тысяч. Алексей Бандорин убеждал бандитов (переговоры от них вел Валерий Быков), что никакой милиции не будет, он хочет только спасти брата.
Так прошло 12 дней. Бандиты были в курсе всей действий милиции. Алексей это понял, говорил отцу: "Они наперед знают, что мы собираемся делать".
Передачу суммы выкупа наметили на вечер 2 октября.
Около 8 часов вечера разыгралась трагедия, уже известная всему Саратову. Деньги следовало положить в тайник
вкопанное в землю ведро под деревом на острове Котлубань под Новым мостом. С Алексеем были его охранник Виталий Гусев и лейтенант спецназа Виктор Пруцких.
Брать похитителей не собирались
тогда бы заложника не выпустили живым. Но у моста стояло оцепление. В нем капитан Торгашов.
Люди на острове почувствовали, что из кустов на них кто-то пристально смотрит. Это был Молчанов. Они пошли к кустам. Молчанов бросил наступательную гранату РГН, осколки которой смертельно ранили Пруцких, и открыл огонь из автомата. В Алексея Бандорина вошло 8 пуль. Охранник Гусев был ранен.
На другой день, в воскресенье, в лесополосе близ Алтынной горы, на другом конце Саратова, найдут тело Евгения Бандорина
в костюме с галстуком, с разбитой молотком головой и с наручниками на запястьях. В суде бандиты уверяли, что это получилось случайно якобы пленника хотели просто оглушить.
На похоронах лейтенанта Пруцких его портрет нес полковник Жирнов. Осиротевшую семью Бандориных (им продолжали звонить и угрожать по телефону) охраняли спецназовцы УБОПа и среди них
капитан Торгашов.
Бандорины-родители сразу после постигшего их несчастья создали фонд помощи детям, страдающим ДЦП, имени братьев Бандориных. Этим заболеванием поражена с рождения 17-летняя дочь покойного Алексея.
Гособвинение в суде поддерживали сразу двое прокуроров
Эдуард Лохов и Антон Пахомов, ввиду особенной сложности и важности уголовного дела. Они запросили пожизненный срок Молчанову, 25 лет лишения свободы Быкову, 20 лет Жирнову и 15 лет Торгашову, не участвовавшему в убийствах. Именно такой приговор вынес судья после обвинительного вердикта присяжных.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню