Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Оборотни на ночных трассах

Авторы - статьи > Орленко Станислав



Станислав Орленко
Оборотни на ночных трассах

// Саратовский Арбат. 1999, 24 ноября. № 47, с. 6.
Рубрика: Криминал
* Подготовлено к печати: 26 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.

В семье и на службе они носили одно обличье
их знали как добрых, отзывчивых, внимательных. А по ночам выходили на большую дорогу и превращались в бандитов, не знающих пощады и не помнящих ни о чём, кроме добычи.
В ночь на 4 ноября 1997 года на 211-м километре автотрассы Москва
Воронеж двое инспекторов ГАИ УВД Тульской области остановили "девятку" вишневого цвета с саратовским номером и попросили водителя предъявить документы. Из-за руля вылез мужчина лет тридцати пяти в камуфляжной форме и показал служебное удостоверение сотрудника отряда милиции особого назначения при УВД Саратовской области. Он стал объяснять, что вместе с коллегой находится здесь в служебной командировке.
Действительно, на переднем кресле сидел ещё один человек в милицейской форме с погонами старшего прапорщика. Третьим в "девятке" был совсем молодой парень в штатском. Тот, что сидел впереди, тоже вступил в разговор с инспекторами, но почему-то сказал, что они с товарищем ездили на похороны, видимо, не услышав слов водителя о командировке.
Их попросили открыть багажник. Но вместо этого прапорщик достал из бардачка револьвер "Наган" и три раза выстрелил. В ответ прозвучала автоматная очередь. "Девятка" рванула с места и понеслась по трассе. Перед этим раздалось ещё три выстрела.
Оба сотрудника ГАИ были ранены
одному пуля пробила бок, другому зацепила  левую руку. Преступники так же пострадали в перестрелке и вряд ли могли далеко уйти. По рации вызвали подмогу, и началась погоня.
Примерно через пять километров преследователи увидели "девятку" со сплющенным передним бампером: потеряв управление на скользкой осенней дороге, она на полном ходу врезалась в грузовик. Теперь за её рулем сидел прапорщик, автоматные пули попали ему в спину и в бедро, к тому же при аварии его сильно сдавило, поэтому ни скрыться, ни сопротивляться он не мог. Его подельник, у которого были прострелены обе ноги, успел отползти всего на несколько метров от трассы. Третьего в машине не было.
В лесопосадках близ 213-го километра автодороги нашли темно-зеленую дорожную сумку, в которой оказались автомат Калашникова, патроны к нему и три боевых гранаты.
Останавливая "девятку", инспекторы Тульского ГАИ уже получили сообщение, что именно на такой машине скрылись преступники, только что совершившие разбойное нападение на трассе. По словам потерпевших, один из них был одет в камуфляж, другой
в милицейскую форму.
Удостоверение, которое предъявил водитель, было настоящим, вот только его обладатель к тому времени уже три месяца как был уволен из ОМОНа по собственному желанию. А его сообщник
для них обоих этот разбой был уже четвертым по счету и на момент задержания продолжал службу в отряде особого назначения…
Сейчас, когда завершен судебный процесс и вынесен обвинительный приговор, пришло время осмыслить эту трагическую историю, которая стала тяжелым моральным потрясением для Саратовского ОМОНа, бойцы которого с честью выполняли свой долг в горячих точках и по праву считаются одними из лучших в МВД России.
Николай Гвоздев в ОМОНе прослужил недолго, всего около года. Зачислять его в отряд не хотели, поскольку раньше он был уволен из подразделения патрульно-постовой службы по отрицательным мотивам. Но нашлись люди, которые за него поручились.
Трудно сказать, что привело Николая в ОМОН, где служба отличается напряженностью, опасностью и не дает особых привилегий. Знакомые характеризуют его как человека хитрого, предприимчивого, способного стать лидером. Во время суда он сам с гордостью заявлял, что совмещал милицейскую службу с успешными занятиями коммерцией, видимо, забыв, что это категорически запрещено законом. Возможно, Гвоздев считал, что отряд особого назначения станет для него неплохим прикрытием, и без сожаления расстался с ним, как только началась разбойничья эпопея.
В отряде Гвоздев близко сошелся с Андреем Якушевым. Андрей семь раз выезжал в командировки на Северный Кавказ. Там получил ранение и боевую награду. Там же научился воевать. Сослуживцы отзываются о нем хорошо. Якушев очень любил сына, часто приводил его на тренировки в спортзал. Все уверены
если бы не Гвоздев, он никогда бы не стал преступником.
Гвоздев видел, что Андрей нуждается в деньгах, и сумел внушить ему, что стать богатым легко. Помог ему в исполнении заветной мечты
продал другу "девятку", ту самую, на которой потом совершались преступления. Кстати, даже на этом сумел заработать, взял с приятеля 20 миллионов старыми, хотя сам приобрел автомобиль всего за 11,  потом проведя ручную сборку. Благодарный Якушев стал его во всем слушаться.
Гвоздев приблизил к себе ещё одного знакомого
юного Сашу  Еремина. Тот всё старался самоутвердиться, занимался боксом, качался в подвалах. Бывалый Николай стал его опекать, угощать, вроде бы даже не брезговал делить с ним своих подруг. Саша настолько полюбил красивую жизнь, что когда во время следствия его спросили, куда он потратил две тысячи долларов, которыми наградили его старшие товарищи после первого разбоя, ответил: на пиво и сникерсы.
Приятели часто собирались, выпивали, играли в карты, и когда однажды Гвоздев сообщил им, что у него есть собственный "Наган", с помощью которого можно хорошо вооружиться, а потом заняться доходным промыслом на больших дорогах, Андрей и Александр колебаться не стали.
От своего знакомого Гвоздев узнал, что один фермер, проживающий в селе близ Саратова, должен был привезти к себе домой партию оружия и боеприпасов. В июле к этому фермеру заявились двое в форме. Для убедительности Гвоздев нацепил на себя муляж рации и всё время делал вид, будто что-то передает. Выяснив личность хозяина и находившегося в доме гостя, строгий милиционер сообщил кому-то по рации их данные, потом потребовал добровольно сдать оружие. До смерти перепуганный фермер вытащил из шифоньера мешок, в нем были два автомата, пистолет ТТ, винтовка с оптическим прицелом, граната, патроны. Довольный Гвоздев сказал в рацию: "Убивать не будем, семья хорошая, всё оружие на месте", - чем нагнал ещё больше страха. Потом на гостя надели наручники, обыскали, поставив лицом к стене, и посадили в свою машину. Продолжая спектакль, главарь ещё раз обратился к своему  воображаемому собеседнику по муляжу: "Понятых не надо, прокурора не надо, всё изъято", - и удалился.
Захваченного высадили на объездной дороге, пару раз ударили, пригрозили убить, если кому-нибудь скажет о случившемся, и заставили сказать "спасибо" за то, что "его на месте не шлепнули".
Вскоре Якушев раздобыл ещё три гранаты и патроны, купив их у кого-то. Теперь банда могла действовать.
Все их "акции" проходили по одной и той же схеме. Ночью на трассе  останавливали машины, представлялись сотрудниками милиции, требовали предъявить документы (форма и жезл не вызывали у водителей сомнений в том, что они имеют дело с блюстителями порядка). Потом, угрожая оружием, отбирали деньги и ценности.
Так было в ночь на 28 июля на трассе Саратов
Сызрань в Вольском районе, когда они остановили КамАЗ из Ульяновска и отобрали у едущего в нем коммерсанта больше десяти тысяч долларов. Ограбленного вывезли в степь, подальше от дороги, и там оставили. Заодно забрали и его водительское удостоверение.
В начале сентября близ села Шевыревка "девятка" с тремя  разбойниками обогнала "Форд-Скорпио", в котором так же сидели трое. Шикарная иномарка им приглянулась, и они её остановили. Быстро выяснили, что трое жителей Ставропольского края направляются в Тольятти для покупки автомобилей, значит, деньги у них есть… На этот раз решили живых свидетелей не оставлять. Трех человек, скованных наручниками, отвезли в глухое место, уложили вниз лицом на землю и расстреляли из автомата в голову. Один после расстрела оставался жив, и Гвоздев велел Якушеву добить его. Андрей ударил жертву ножом под ухо, в болевую точку. Добыча получилась весомой
более 140 миллионов рублей, включая стоимость "Форда". Родные на Ставрополье узнали о судьбе убитых лишь через месяц, когда  были обнаружены их трупы.
В начале ноября они выехали в Подмосковье
Гвоздев раньше там жил, был женат на местной уроженке. От знакомого узнали, что на территории промзоны есть одни офис фирмы, торгующей горюче-смазочными материалами. Явились туда вечером, повторили наигранную  комбинацию. Двое связанных работников фирмы под дулом автомата показали им, где лежит выручка более шести миллионов рублей.
Это было 3 ноября 1997 года. Той же ночью выехали обратно в Саратов и уже в Тульской области не удержались, тормознули ещё одну машину. В ней сидели мужчина и женщина, отобрали у них 17 с лишним миллионов рублей, мужчину, по своему обыкновению, запугав, отвезли подальше. Женщина осталась в машине одна, и вскоре к ней подъехал патрульный автомобиль ГАИ.  Она сказала, что милиционеры только что забрали у них деньги и куда-то увезли её мужа… Это было последнее преступление бывших омоновцев. Уже подстреленные, уходя от погони, они высадили Еремина с деньгами и оружием на трассе. Оружие он выбросил, но далеко уйти не смог.
В заключении психологической экспертизы указано, что всем троим членам банды свойственна  неадекватно завышенная самооценка, а Гвоздеву
также "эгоизм с декларацией высоких моральных принципов".
В разговоре со мной о ходе процесса прокурор Сергей Баженов отметил дотошность присяжных заседателей. Им предстояло ответить более чем на 120 вопросов, и они признали вину подсудимых по всем пунктам. В частности, они согласились с обвинением в бандитизме, которое и в наше время остается достаточно редким, а раньше и вовсе не признавалось в судах до конца пятидесятых голов. Но на сей раз перед присяжными предстала действительно настоящая банда
вооруженная, подготовленная и сплоченная вокруг своего вожака.
Приговором областного суда оба бывших омоновца осуждены к пожизненному лишению свободы. Их третий подельник проведет в заключении восемнадцать лет.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню