Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Два лица крутого опера

Авторы - статьи > Орленко Станислав



Станислав Орленко, спецкор
Два лица крутого опера
Этого человека называют по-разному: одни
грозой и гонителем местной "мафии", другие чуть ли не её крёстным отцом.

// Саратовский Арбат. 2005, 06 апреля. № 14, с. 6.
Рубрика: Криминал
* Подготовлено к печати: 27 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.

В феврале в Балаковском суде прозвучал приговор Павлу Аникину, майору милиции, старшему оперуполномоченному по особо важным делам Управления по борьбе с организованной преступностью.

Плач и крики на кассете
В зале суда звучит аудиозапись. Несколько мужских голосов. Трое спрашивают напористо, требовательно, один отвечает робко, запуганно.
- Ты фамилии не называл, говорил, что в лицо опознать можешь. Было? Говори!
- Не могу, а-а-а. Пал Владимирыч, хватит, пожалуйста!
- Кто тебя бьёт? Никто не бьёт.
- Всё скажу, всё, не надо больше, а-а-а!
Иногда голос допрашиваемого звучит приглушенно, будто его голову чем-то накрыли. В расшифровке кассетной записи, приложенной к материалам дела, текст постоянно прерывается пометками: "крик", "дикий крик", "вой", "громкий плач". Или такими: "звуки, похожие на удары", "шум падающего тела".
Кассету с этой записью в суд предоставили оперативники балаковского отделения УФСБ. Они умудрились поставить "прослушку" в кабинете, где работали их милицейские коллеги, оперативники УБОП, и зафиксировали одну из бесед с подследственным.
Запись датирована 27 сентября 2003 года. Борцов с оргпреступностью, главный из которых
майор Аникин (он же "Пал Владимирыч"), занимают, судя по тексту, два вопроса. Первый касается убийства известного балаковского предпринимателя, директора акцизного склада Юрина, которое произошло несколько лет назад. Они спрашивают собеседника, как он проник в квартиру коммерсанта и кто помогал убивать. Второй вопрос более обыденный зачем он, подлец, написал на них жалобу, что якобы они его бьют и пытают во время допросов.
Позже в суде Влас Николаев
так зовут подследственного говорил, что его заворачивали в ковер и били бейсбольной битой, привязывали к ногам электропровода и подключали ток, надевали противогаз и перекрывали дыхание, заставляли подолгу стоять, приняв "упор лежа", и многое другое.
Под давлением столь веских "аргументов" Николаев в убийстве Юрина признался, и два дня спустя, 29 сентября 2003 года, ему предъявили официальное обвинение.
А в ноябре майора милиции Павла Аникина арестовали.
Ну и что, скажете вы, о том, что в милиции пытают и бьют допрашиваемых, сейчас только ленивый не говорит, все суды забиты такими делами.
Но есть кое-что, выводящее эту историю из ряда обычных. Осенью 2002 года весь Балаково говорил об убийстве майора милиции Игоря Федотова, оперуполномоченного УБОП, подчиненного Аникина по службе и его товарища по жизни.  Федотова застрелили в собственной машине при загадочных обстоятельствах. Суд назвал его убийцей Власа Николаева, того самого, кто год спустя будет кричать и плакать в кабинете с "прослушкой".
Осенью 2003-го Власа выдернули в ИВС Балаковского УВД из колонии строгого режима, где он к тому времени уже отбывал свой долгий срок
12 с половиной лет. Официальным основанием для этого стало появление у сотрудников УБОП оперативной информации о причастности Николаева к целой серии других громких преступлений последних лет (в Балакове, кстати, убийства с признаками "заказа" происходят чаще, чем в других городах и поселках области, и гибель вышеупомянутого Юрина из их числа).
И действительно, уже 5 сентября 2003 года Николаев после серии "бесед" дал явку с повинной. Он признался в убийстве известнейшего в криминальном мире России авторитета по прозвищу Кореец (в миру
Владимира Козлова). При этом сделал неожиданное заявление: организатором и заказчиком преступления был… покойный майор милиции Игорь Федотов, по обвинению в убийстве которого Власа позже и осудили.
С Николаевым продолжили "работу". Один из эпизодов этой работы попал на аудиокассету и стал основным доказательством по уголовному делу.
Судили Павла Аникина по стандартной "милицейской" статье
превышение должностных полномочий. Между тем сотрудники ФСБ, проводившие разработку, представили следствию материалы по шести эпизодам.

Гроза бандитов или "оборотень"?
Незадолго до начала суда Павлу Аникину, находящемуся в СИЗО, вручили медаль "За отвагу". Это одна из самых высоких боевых наград, её удостаиваются, как правило, участники наиболее серьезных спецопераций в "горячих точках". В представлении сказано, что майор милиции получил медаль "за обезвреживание особо опасного преступника".
В марте 2002 года Аникин и покойный ныне Федотов возле кафе на улице Братьев Захаровых столкнулись с двумя злоумышленниками, выбегавшими из дверей заведения. Один был с обрезом. В ходе преследования Павел Аникин его застрелил, второму удалось скрыться.
Такова официальная версия. Но в материалах следствия приводится заключение экспертизы о том, что все шесть пуль из табельного оружия были выпущены в беглеца в маске в упор, причем не в спину, а в грудь и живот. Его пытались спасти в реанимации, но раненый скончался. Есть и показания матери убитого, где фамилия Аникина упоминается в странном контексте: вроде бы он раньше общался с её сыном.
Напоминаем, что в суде этот эпизод не рассматривался, следовательно, утверждать истинность или ложность версии чекистов пока оснований нет. Кстати, не все показания потерпевшего Власа Николаева суд признал бесспорными.
Взгляды на личность Павла Аникина в Балакове отличаются полярностью. Одни говорят, что он в течение нескольких лет наводил ужас на местную братву, которая после его ареста якобы даже устроила на радостях роскошный банкет. Рискуя жизнью, вступал в открытые схватки, если надо, применял оружие. И "под монастырь" его подвело именно страстное желание раскрыть все "глухие", темные преступления в своем городе. Другие возражают: чем же так запугал опер Аникин бандитов, если в Балакове уже давно не судили ни преступные группировки, ни криминальных лидеров? И, между прочим, при обыске в квартире обвиняемого УБОПовца обнаружили несколько долговых расписок на очень приличные суммы
многие десятки тысяч рублей от весьма известных в деловом мире Балакова людей. С чего бы им одалживаться у бедного майора милиции, получающего смехотворную зарплату?  Да и квартиру вернее, две он купил в очень престижном доме. Откуда всё это?
История затянулась на полтора года. Всё это время Аникин находился в СИЗО, где, по словам знакомых, седины у него появилось больше, чем за всю 40-летнюю жизнь. Суд рассматривал это дело дважды.
В итоге майор милиции  получил три года лишения свободы в колонии общего режима
половину этого срока он уже отбыл в камере следственного изолятора. Приговор, кстати, в законную силу ещё не вступил: прокуратура направила в областной суд протест против его излишней мягкости.
г. Балаково
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню