Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Отлетались"

Авторы - статьи > Орленко Станислав



С. Другов
"Отлетались"

// Версия - право. 2000, октябрь. № 35, с. 4
Рубрика: Операция
* Подготовлено к печати: 02 ноября 2014 г. Вячеслав Борисов.

23 января прошлого года, в 14 часов 30 минут на пейджеры Андрея Ионова и Дмитрия Наумкина поступили совершенно одинаковые сообщения: "Поздравляю с прошедшим праздником". Это был зашифрованный сигнал о том, что через два часа они вместе со своим знакомым Эдуардом Башаури должны прибыть на встречу в условленное место. Встреча состоялась на улице Слонова в Саратове, на которой условились встретиться в другом месте.
На этой стрелке случайно оказался брат Наумкина, сидевший в его машине. Во время следствия он сказал, что в тот момент узнал человека, который пришёл на встречу во дворе дома по улице Пензенской (это был Алексей Цыганков), и очень удивился, что тот не на машине и без охраны, вопреки заведённой традиции. Этот же свидетель утверждает, что видел, как Цыганков сел в машину, за рулём которой был Ионов. Эту машину, в которой, кроме Цыганкова и Ионова, были Наумкин и Башаури, ожидала ещё одна. Цыганков через открытое окно переговорил с водителем и велел ему следовать за ними на трассу Саратов
Волгоград. Там, оставив позади ещё несколько километров, оба автомобиля остановились на площадке у лесопосадок. Это место специально расчистили от снега, чтобы складывать спиленные деревья.
...Тела обнаружены были 28 января 1999 года. Все три трупа были обезглавлены, к тому же у них были отрублены кисти рук. Преступники сделали всё возможное, чтобы никто не смог опознать жертвы. Не окажись там охотников, эти расчёты скорее всего оправдались бы. К тому времени, когда сходит снег, талые воды, когти и зубы диких зверей и бродячих собак вряд ли оставили бы что-нибудь для опознания.
Личности убитых установили в течение нескольких дней. Все трое были молоды
никому не исполнилось и тридцати лет. Вскоре нашлась машина, на которой по доверенности ездил один из них, она оказалась на автостоянке в Камышине, номера были сняты.
Так началось расследование самого громкого из убийств минувшего, 1999 года. Оперативники областного УБОПа проделали огромную работу. Уже в апреле четверо подозреваемых были задержаны. Трое дали признательные показания. Кроме одного
Цыганкова. Кто такой Алексей Цыганков, рассказывал следователь по особо важным делам областной прокуратуры Дмитрий Петряйкин. Его прозвище родилось ещё в детстве. Правда, звучало иначе. В 42-й школе с углубленным изучением английского языка Алексея называли Потатом (от английского "potato" картофель). Позже, когда он стал общаться с ребятами из менее интеллектуальных кругов, это слово трансформировалось в более привычное для их слуха Потап.
Отец Алексея (сейчас он живёт за границей) в советские времена был видным партийным работником. Сам он поступил в юридический институт, считавшийся престижным в городе, и уже на первом курсе был привлечён к уголовной ответственности. В 1990 году, ещё при власти КПСС, это было шоком для всех: студент прокурорского факультета задержан за вымогательство. Впрочем, судимость не помешала Цыганкову впоследствии закончить этот же вуз, правда, диплома он не получил, поскольку не сдал государственных экзаменов. Ему довелось работать вместе с наиболее известными адвокатами Саратова.
Однако вместе с тем, Алексей Цыганков на протяжении нескольких лет являлся лидером группы, которую в определённых кругах называли "Чайками". Это название зазвучало лет пять-шесть назад
так стали величать команду ребят, которые, подобно птицам над морем, перелетали из-под крыла одного авторитета к другому. В 1998 году из "Чаек" чётко выделился Цыганков как лидер и трое его приближённых Ионов по прозвищу Трюльник, Наумкин, которого за изящество прозвали Французом, и позже присоединившийся к ним Башаури. Затем эти трое решили отойти, прервать отношения со своим прежним авторитетом. Это и стоило им жизни. Известно, что Потап полностью им доверял, постоянно давал поручения, даже жил в квартире одного из них. Особенное значение приобрели эти отношения, когда он стал скрываться от милиции за незаконное хранение оружия. В тот роковой день, 23 января, Потап сказал ребятам, что ему нужны трое с водительскими правами для того, чтобы перегнать машину из Волгограда в Саратов. Три машины якобы были нужны для конспирации.
К тому времени он уже знал, что его доверенные лица не раз высказывались в узком кругу о том, что с Потапом пора расставаться, иначе легко попасть в беду.
Из показаний родных Андрея Ионова известно: он знал, что его могут убить. И знал кто. Перед отъездом с Цыганковым в Волгоград говорил об этом жене, которая ждала ребёнка. На уговоры "перекрыться", "уйти на дно" отвечал: "Меня всё равно найдут". Уезжая, взял с собой пистолет, заряженный дробью. Ровно через месяц после его гибели, 22 февраля, у него родилась дочь.
Дмитрий Наумкин, чьё тело нашли в снегу на той же площадке, накануне своего последнего дня снял с руки обручальное кольцо и отдал жене со словами: "В случае чего продашь, деньги могут понадобиться на мои похороны". Во время судебного процесса мать Ионова скажет: "Мой сын Андрей много знал, он сам подписал себе смертный приговор".
Михаил Орлов был обязан Цыганкову. Когда три года назад он был под следствием и находился в СИЗО за вымогательство, тот помогал его семье. Из его показаний следует, что 23 января Потап велел ему ждать на трассе в трёх километрах от Синеньких, сказал, что там назначил ребятам стрелку.
Но на этот раз показались странными время и место стрелки
поздним зимним вечером, где-то на трассе. До сих пор стрелки назначались в Саратове. Для подстраховки взял с собой приятеля, Алексея Крюкова. А он в свою очередь позвал ещё одного знакомого, Дмитрия Чугреева. Так свидетелей и одновременно обвиняемых в укрывательстве убийства стало трое. Они приехали на двух машинах, одну из них, в которой сидел Чугреев, оставили в укромном месте неподалёку. Крюков, хотя и был в машине Орлова, также решил до поры Потапу не показываться.
Свои показания во время следствия Орлов позже подтвердил на суде. Когда он вышел из машины и встал рядом с Цыганковым, тот что-то объяснял ребятам
все пятеро стояли кольцом на площадке. Потом Потап быстро сунул руку в карман куртки и вытащил оттуда пистолет Макарова. Передёргивая затворную раму, проговорил: "Поехали" - и поочерёдно выстрелил в Ионова, в Наумкина, в Башаури. Расстояние до каждого было не более одного-двух метров. Все трое упали на снег. Никто не успел сделать ни одного движения. Несмотря на свои предчувствия, парни, видимо, не предполагали, что умрут так быстро.
По словам Орлова, после этого Цыганков достал ещё один пистолет "ИЖ-70-18А" и предложил ему сделать контрольные выстрелы. Он отказался, сказал: "Это не моё". Тогда Цыганков сам выстрелил по разу в каждого из лежащих и приказал ему замести следы преступления. На это Орлов якобы ответил, что здесь Крюков, который сможет это сделать. Крюков и Чугреев сожгли вещи и документы убитых в костре, зарыли тела в снегу, подальше друг от друга, предварительно отрубив им головы и кисти, которые разбросали вдоль трассы. Орлов, кроме того, показал место в Смирновском ущелье, где раньше по указанию Цыганкова спрятал взрывное устройство.
На скамье подсудимых в зале областного суда сидели четверо. Обвинение строилось в основном на тех показаниях, что дали трое из них. Четвёртый, Алексей Цыганков, категорически отрицал свою причастность к убийству. Возражения подсудимого строились примерно так. Он, Цыганков, ничего не знает ни о каких "Чайках", которых якобы возглавлял (кстати, в отличие от гособвинителя и других участников процесса, он употребил правильно название
именно во множественном числе, как оно и было зафиксировано в материалах следствия). По его словам, никто из свидетелей, говоривших о том, что "Чайки" занимались коммерческой и в том числе преступной деятельностью, не уточнил, в чём эта деятельность заключалась. Наконец, спрашивал подсудимый, нет ответа на вопрос, кто такой Алексей Цыганков? Если не главарь каких-то "Чаек", то известно лишь, что он имеет законченное юридическое образование, работает в юридической фирме, воспитывает ребёнка. И вряд ли желание уйти от ответственности за незаконное хранение оружия могло стать мотивом для совершения тройного убийства несравнимо более тяжкого преступления.
Версию обвинения в суде представлял прокурор Сергей Баженов, и речь его была убедительна. Приговор огласили 21 сентября. Алексей Цыганков приговорён к пожизненному лишению свободы. Его подельники получили более щадящие сроки: Орлов
4 года, Крюков 3 года и 3 месяца. А один из них, Чугреев, и вовсе освобождён по амнистии.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню