Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Хозяин и работник

Авторы - статьи > Орленко Станислав



Станислав Орленко
Хозяин и работник
(не по Льву Толстому)

// Саратовский Арбат. 2006, 15 февраля. № 7, с. 8.
Рубрика: Криминал
* Подготовлено к печати: 02 ноября 2014 г. Вячеслав Борисов.

В тихом районном поселке Турки владелец большого стада свиней покалечил своего надомного работника, обвинив его в плохом уходе за животными. Через несколько дней батрак скончался.
32-летний Леонид уже второй год находится в исправительной колонии строгого режима. Со своим приговором он до сих пор не смирился, и недавно в областную прокуратуру поступила очередная жалоба. Прокурор 3-го отдела Анатолий Рыблов рассмотрев претензии осужденного, пришел к выводу, что тот наказан справедливо: шесть лет лишения свободы за причинение тяжкого вреда здоровью
это не так уж сурово (суд учел, что у Леонида двое малолетних детей и раньше он к уголовной ответственности не привлекался).
В недавнем прошлом Леонид был инспектором дорожно-патрульной службы ГИБДД. Прослужил пять лет и был уволен "за недостойные сотрудника органов внутренних дел поступки". Говорят, что он избил женщину, с которой раньше проживал в гражданском браке.
Оказавшись "за бортом", экс-сержант милиции не растерялся и занялся хозяйством. Со временем завел полсотни свиней  и стал фактически фермером, хотя официально свой статус не оформлял, числился неработающим.
С таким поголовьем одному не справиться, да и не пристало милиционеру, пусть даже бывшему, в свинарнике возиться, уж очень хлопотное и грязное занятие. Вот и нанял Леонид себе работника (по-старому
батрака), пообещав платить полторы тысячи рублей в месяц, благо доходы от свинофермы позволяли. Правда, есть сведения, и это даже зафиксировано в показаниях участников судебного процесса, что хозяин еще и самогоном приторговывал, потому всегда был при деньгах.
Для Виктора, которому через год должно было исполниться 50 лет, такой заработок показался более чем приличным. В Турках с работой нелегко, к тому же он был прописан в Пензенской области, откуда приехал два года назад и с тех пор жил, где придется. Согласился жить на летней веранде и ходить за свиньями.
Так продолжалось до тех пор, пока в начале октября 2004 года классовые противоречия между собственником-работодателем и сельским пролетарием не вылились в конфликт.
Днем хозяева ушли в гости. Вернувшись вечером, они, по словам Леонида, увидели визжащих от голода хрюшек и пустые кормушки. Выходит, работник не накормил животных, да и о корме на завтра не позаботился. Соседи подсказали, что Виктор отправился в гости к своему приятелю, жившему неподалеку).
Валерий (так зовут приятеля) в суде говорил, что они с Виктором сидели за столом ужинали, приняв для аппетита по рюмочке. Вдруг явился Леонид, исполненный барско-хозяйского гнева. Увидев бутылку, закричал: "Ты здесь водку пьешь, а мои свиньи пусть подыхают от голода! За что я тебе, бездельнику, деньги плачу?!"
Валерия, пытавшегося что-то объяснить, он схватил за грудки и оттолкнул. Работнику приказал идти с ним.
Минут через сорок Виктор вернулся от своего хозяина. Валерий говорит: "Сначала я подумал, что он сильно пьян: шел, держась за бок, то и дело приседал на корточки. Потом понял, что ему плохо, и вызвал "скорую".
В больнице у работника обнаружили переломы двух ребер с левой стороны грудной клетки. Он еще мог разговаривать и пояснил, что хозяин сначала бил его на веранде кулаками по лицу, потом, выйдя во двор, взял палку, похожую на черенок лопаты, и "со всей милы стукнул прямо по ребрам". Виктор говорил, что левый бок будто огнем обожгло.
Четыре дня он пролежал на больничной койке, потом скончался.
Леонид доказывал, что не могла смерть наступить от одного удара: "Ну, выгнал работника за нерадивость, побил его немножко, от этого же не умирают". Утверждал, что, скорее всего, "врачи залечили насмерть". Все это он повторял и в своей жалобе из-за колючей проволоки.
С учетом материального положения подсудимого суд, кроме лишения свободы, постановил взыскать с него 50 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда в пользу сестры Виктора
других родных у покойного не было.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню