Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Приговор оплачен, обжалованию не подлежит

Авторы - статьи > Орленко Станислав



Станислав Орленко
Приговор оплачен, обжалованию не подлежит
Заказное убийство: Кто? Кого? Почём?

// Заря молодежи. 1997, 22-28 августа. № 20, с. 6.
Рубрика: На темной стороне жизни
* Подготовлено к печати: 24 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.

Саратов вновь накрыла волна заказных убийств...
такое мнение в последние месяцы стало сквозить и в газетных сообщениях, а чаще в досужих разговорах людей, имеющих определенный доступ к информации криминального характера. На слуху убийства тех, чьи имена хорошо известны в коммерческих кругах, либо так или иначе соотносятся с деятельностью так называемых "объединенных преступных группировок". Что это означает? Очередной этап "криминальной революции", подобный тому, что пережила Россия в 1993-1994 годах? Или, может быть, просто новый способ выяснения отношений, незаметно входящий в моду среди разных социальных слоев?
Дать квалифицированный ответ на подобные сложные вопросы могут лишь специалисты, те, для кого сообщения о самых тяжких преступлениях
не сенсация, а лишь часть повседневной работы. Поэтому мы обратились за комментариями к знатокам сотрудникам отдела по раскрытию серийных и заказных убийств Управления уголовного розыска УВД области. Попробуем изложить основные положения нашей беседы.
Строго говоря, отнести преступление к разряду "заказных убийств" можно лишь после его раскрытия
а на это, как правило, уходят месяцы, а то и годы. Однако существует ряд признаков, которые позволяют выдвинуть такую версию и передать разработку дела специализированному подразделению угро.
Главным из таких признаков, безусловно, является личность потерпевшего.
Жертвой наемного киллера не может быть случайный человек. Более того, важно уметь отделять подлинное убийство по заказу от убийств, совершенных в ходе бесконечных "разборок" между группировками преступного мира или в результате борьбы за передел сфер влияния в различных областях, например, в политической или финансовой.
Первая категория жертв наемных убийц
люди, занимающие очень заметное положение в обществе, находящиеся на высоких постах. Из них под прицел киллера чаще всего попадают те, кого окружающие характеризуют как волевых, честных, принципиальных и бескомпромиссных, иначе говоря, те, кто по складу своей личности неспособен постоянно вписываться в чьи-то планы. Именно поэтому вполне обоснованным выглядело предположение о заказном характере убийства начальника Управления Приволжской железной дороги Ю.И. Циттеля, который как раз обладал перечисленными выше качествами.
Другая группа лиц, против которых направлены подобные преступления,
те, кто занимает высшие ступени в неписаной иерархии криминального мира. При этом чаще всего жертвами выступают не пресловутые лидеры преступных группировок, постоянно грызущиеся за первенство, а "воры в законе", чье влияние не ограничивается конкретным сообществом или границами "своего" района.
Осенью прошлого года во дворе своего дома в Энгельсе был застрелен Шота Гагуа, которого "братва" называла просто "Шота" (с ударением на первом слоге, что отлично от грузинского произношения). И "кореша", и оперативные работники отзывались о нем одинаково
как об одном из "последних могикан", свято соблюдающих и хранящих законы воровского мира. Шота не строил замков, не держал счета в заграничных банках, был верен слову и требовал справедливости в отношениях со всеми. Будь то "браточки" или "барыги". Увы, тем, кто нынче правит бал в криминальной России, такие понятия кажутся устаревшими... Поэтому, вероятнее всего, убийца выполнял чей-то заказ.
К преступлениям подобного рода можно отнести и совершенные в этом году в нашей области убийства крупных коммерсантов Виктора Бахилина в том же Энгельсе и Александра Читалина в Балакове. Оба они имели обширные связи в разных городах, включая Москву, были вхожи к высокопоставленным лицам на разных уровнях, стремительно набирали вес в коммерческих кругах, постоянно обзаводились новыми друзьями и деловыми знакомыми. Может быть, для районных городков, где им довелось проживать, они были слишком заметными фигурами…
Видимо, поэтому чаще всего выясняется, что человеку, ставшему жертвой заказного убийства, перед этим никто не угрожал, у него не возникало конфликтов с кем-либо из окружения и не появлялись новые враги (старых у каждого было предостаточно).
Другой характерный признак, по которому преступление можно отнести к разряду заранее оплаченных, как правило, у жертвы не остается никаких шансов уцелеть. Место убийства предварительно хорошо изучается, равно как и образ жизни, распорядок дня и привычки того, кто приговорен к смерти. В этом еще одно коренное отличие от "разборочных" убийств, когда стараются прикончить там, где поймали.
Один из неоспоримых, с точки зрения сотрудников угро, пример заказного убийства
контрольный выстрел в голову с близкого расстояния. Сразу скажем, что из преступлений, совершенных в Саратове, этим "требованиям" в нынешнем году отвечает лишь одно весной на улице Новоржевской убийцы Рашида Кудашева в автомобиле выстрелили в него пять раз с близкого расстояния и произвели тот самый "контрольный выстрел".
Излюбленным оружием киллеров на протяжении нескольких десятилетий остается пистолет "ТТ"
он считается самым надежным и безотказным, осечек практически не дает. К тому же "ТТ", которые были приняты на вооружение еще до войны, гораздо легче раздобыть, чем пистолет любой другой системы их полным-полно на бесхозных ныне армейских складах. Почти всегда это оружие находят неподалеку от места преступления, наемники попросту бросают его, чтобы не быть задержанными с такой весомой уликой. Поскольку оружие обычно бывает "чистым", то есть не зарегистрированным в информационном центре внутренних дел, то пользы от такой находки поисковикам немного. Саратовские киллеры эту манеру усвоили относительно недавно впервые брошенный автомат вместе с маской нашли в районе горпарка после убийства четырех человек в кафе "Муза" на улице Чернышевского 7 февраля 1993 года.
В последнее время набирает популярность применение так называемого "направленного взрыва". Именно таким образом убили в феврале прошлого года Алексея Наволокина. Взрывное устройство, заложенное в подъезде за батареей, управлялось дистанционно, и промашки быть не могло. Кстати, через три месяца подобное же устройство пытались заложить в нишу особняка около городского парка культуры и отдыха. Однако "подрывника" вовремя задержали, и владелец особняка до сих пор жив. Доза тротила при этом составляет обычно 150-200 граммов (говорят, в Москве при особо важных убийствах взрывчатку считают килограммами).
Разумеется, возможны и другие способы
всех не перечислить. Например, упомянутого выше Бахилина убили из обычного охотничьего ружья, которое было установлено в подвале дома, где он жил, в Энгельсе на улице Тельмана. Ружье укрепили в щели с таким расчетом, что когда "клиент" входил в свой подъезд, дуло оказалось на расстоянии нескольких сантиметров от его головы. В этот момент и грянул смертоносный выстрел.
Бывает и такое
в ноябре прошлого года в Татищевском районе деревенский житель нашел в чистом поле бочку с застывшим цементом, который решил использовать в своем хозяйстве. Однако в бочке оказался замурованный человек при вскрытии цемент обнаружили в легких, значит, его хоронили заживо. Личность умерщвленного была установлена им оказался директор Нижневолжского Торгового Дома Андрей Крамаренко, без вести пропавший в начале февраля того же года.
Что сказать о личности киллера? Главное требование, которое ему предъявляют,
профессионализм. Это чудовищное в своем роде качество в нашем городе киллеры продемонстрировали во время жуткой бойни в помещении малого предприятия "Гроза" 20 ноября 1995 года, когда были расстреляны 14 человек (по чистой случайности, живыми из них остались трое).
По некоторым сведениям, цена этой "акции" составила около 400
500 тысяч долларов. В среднем же чужая жизнь стоит гораздо дешевле около десяти тысяч "баксов". Говорят, что сейчас цены на рынке киллеровских услуг сбивают ребята с Украины, которые соглашаются на половину этой суммы по уровню доходов населения в их самостийной державе и это много.
Другим не менее важным свойством наемного убийцы является его психологическая готовность к совершению преступления. Здесь уже на первый план выступают не профессионалы, а "отморозки", для которых чужая жизнь
копейка, а своя и того дешевле. Для многих из них убийство по заказу первое в жизни. Достаточно редко бывает так, что преступником движет не только жажда материального вознаграждения, но и личная неприязнь к жертве, как в случае с расстрелом Малькова и Саттарова осенью 1992 года.
Но, как вы понимаете, главный не киллер, а заказчик. Сказать что-либо определенное о нем труднее всего. Ясно лишь одно
тот, кто заказывает чужую смерть, знает: всех "воров в законе", "авторитетов" и "крутых" коммерсантов не перестреляешь. А вот поделить их на живых и мертвых это возможно. И тем самым сделать их фигурами разного достоинства в поистине дьявольской игре.
***



 
Назад к содержимому | Назад к главному меню