Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Команда стала бандой

Авторы - статьи > Орленко Станислав



Станислав Орленко
Команда стала бандой

// Саратовский Арбат. 1999, 22 апреля. С. 6.
Рубрика: Криминал
* Подготовлено к печати: 25 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.

Они любили бокс. Выходили на залитый светом ринг, зрители аплодировали их стремительным атакам, судья-рефери высоко поднимал их руки в знак победы. Теперь вместо бойцовских перчаток их руки стягивают стальные наручники, вместо тугих канатов
вокруг стальные прутья клетки, вместо секундантов конвойные.
В марте в областном суде начался процесс над пятью парнями, четверо из которых занимались боксом в одном из спортивных клубов Заводского района. Там же и работали. Операция по их задержанию, проводимая сотрудниками Управления по борьбе с организованной преступностью при УВД области, неслучайно носила условное название "Ринг". Боксеры обвиняются в совершении разбойных нападений, а также в создании вооруженной преступной группировки
банды.
Сейчас дело возвращено для дополнительного расследования в городскую прокуратуру. Нашему корреспонденту удалось встретиться с сотрудниками УБОП, которые за время разработки узнали о своих подопечных очень многое.
...Видеосъемка в скромно обставленной квартире
голый по пояс парень в тренировочных брюках делает вид, что спокойно наблюдает за обыском. У парня мускулатура бойца, рост под два метра стоящий рядом оперативник приходится ему как раз под руку. Один из убоповцев приподнимает мешок с сахаром и замечает, что он слишком тяжел. Камера заглядывает в лицо парню, который медленно опускает голову, чтобы не выдать себя выражением глаз. Говорит, что не его, а хозяина квартиры, сам он с женой и маленьким ребенком здесь квартирует.
Из мешка появляются пистолет, потом ещё один пистолет, обрез охотничьего ружья, складной нож. Здесь же пакет весом около трех килограммов. Когда его развязывают, все удивленно замирают: золото.
Ювелирных изделий здесь на сумму 337 тысяч рублей. Неделей раньше, 18 июля 1998 года, золото вместе с деньгами в сумме семи тысяч рублей вынес в кейсе из магазина "Фарфор-Хрусталь" представитель частной фирмы.
Неподалеку за столиком летнего кафе сидели четыре молодых человека, потягивали холодное пиво и шутили с девушками. Никто не замечал, что, наливая пиво, они держат в руках платочки, чтобы не оставить на бутылках и стаканах отпечатков пальцев.
Что произошло дальше, прохожие толком не поняли. На проспекте завязалась потасовка, которая длилась несколько секунд. Нападавшие, завладев кейсом, бросились в подворотню. Охранник с расплывающимся на спине пятном крови пытался их преследовать, прозвучали два выстрела
оба мимо. Ещё через мгновение с проходного двора быстро отъехал автомобиль "Жигули".
Это нападение боксеры готовили тщательно. Взяли с собой, кроме оружия, большие кусачки
на случай, если кейс будет пристегнут к руке браслетом. Золото собирались продать в Москве, уже была договоренность с одним из крупных криминальных авторитетов. Заранее сняли квартиру в центре города, где и стоял тот самый мешок с сахаром.
Уже на третий день один из руководителей управления получил информацию об этой квартире. Ещё через несколько дней, темной ночью в конце июля, началась стремительная операция по задержанию членов группировки. Их брали по разным адресам. Потом оказалось, что лидер узнал о провале и ездил по городу на машине, пытаясь предупредить своих бойцов. Но было поздно
убоповцы везде его опережали. Тогда он "залёг на дно", но уже в начале сентября его вычислили. Оперативники говорят, что, убегая, он перемахнул через высокий забор, но далёко не ушёл. Теперь пятеро в СИЗО, шестой пока скрывается.
...На столе оперативника целый ворох  фотографий. Вот шесть портретных снимков: двое парней одного возраста, заметно похожи друг на друга
они двоюродные братья, один был в команде главным, второй может быть назван "мозговым центром". Драться не любил, зато неплохо разбирался в экономике, не раз подбрасывал идеи.
Вечером в феврале минувшего года они вдвоем подъехали к дому, где жил один из их подельников. В одной коммуналке с ним проживала семья, занимающаяся торговлей, - комната до потолка была завалена сумками с вещами. Прежде чем войти в квартиру, братья отключили электричество, крикнули выглядывающим из комнат жильцам: "Мы из ЖЭКа, сейчас починим". Потом один из братьев держал под прицелом обреза женщину и её десятилетнюю дочь, а второй выносил сумки. Вынес несколько сумок. На другой день команда делила добычу. В сумках, впрочем, большей частью оказалось всякое барахло вроде вешалок, манекенов, сапожных щеток и крема, шнурков, бритвенных лезвий. Всё это потом изымали во время обысков
на этой мелочи они, кстати, и попались. Из одежды, которую удалось добыть, часть продали, остальное щедро раздарили родственникам.
Через месяц, в марте, двоюродные братья остановили в районе 3-й Дачной грузовую машину, представившись сотрудниками милиции. Показали какое-то липовое удостоверение, пригласили водителя в свой автомобиль, якобы для объяснений. Там надели наручники, натянули на лицо вязаную шапочку. Потом его два часа продержали в недостроенном доме и отпустили, сказав: "Жди ещё десять минут, потом можешь идти в милицию". В кузове угнанного грузовика были колеса, их увезли на специально арендованном ЗиЛе в Заводской район, потом продали в Пензу.
...Вот ещё один снимок
запечатлённый на нём человек в команде самый старший, боксом не занимался, зато единственный из всех отбывал срок, и не один (ещё двое привлекались по мелочи). Судьба у него характерная: в армии попал в дисбат, потом на гражданке залетел за разбой. Освободился в последний раз в 1995 году, обустроился, даже семью завёл. В команде он был держателем общака, на окраине Заводского района его знают под кличкой Художник считался специалистом по изготовлению печатей, паспортов, милицейских удостоверений, мастерски переклеивал фотографии.
Художник болезненно воспринимает предстоящий судебный процесс, говорит, что, если будет осужден на большой срок, выйдет на волю уже стариком, а он и воли толком не видел.
В прошлом году один из тюремных корешей Художника, проживающий в Татищеве, попросил его разобраться с тамошними кавказцами, вроде бы те ведут себя неправильно. Разборка состоялась в мае на автозаправочной станции. Потерпевшего избили, пригрозили убить, для убедительности отобрали у него золотую цепь, а заодно и автомобиль "Ауди-100". Правда, ограбленный оказался не из робких и обратился в милицию.
Они действительно были командой, считали, что живут "по понятиям" и грабят только тех, кто этого заслужил. Объектив фотоаппарата постоянно заставал их вместе
то на шумных вечеринках, то при выездах на природу, а чаще всего у ринга, в их родном спортивном клубе. Там, кстати, они и хранили свои разбойничьи атрибуты обрез, милицейский китель с погонами старшего лейтенанта, светящийся жезл, купленный по предъявлению фальшивого удостоверения. У одного из работников клуба сотрудники УБОП изъяли муляж ПМ, у другого боевые патроны к ПМ и ТТ, которые ему передал лидер команды.
Тот, который сейчас в бегах, работал в клубе тренером, занимался с мальчишками. Пацаны, кстати, души в нём не чаяли, не один не сказал о нём плохого слова. И он их любил, долго ждал, когда место тренера освободится. Его пожилая родственница, у которой он жил последнее время, говорит, что получал сначала сто пятьдесят рублей, потом зарплата повысилась до четырехсот
разве мало за любимую работу? Зачем кого-то грабить... Он, кстати, не стал расстраивать бабушку, сказал, что милиция ищет его за какую-то случайную драку.
Вполне возможно, что этот член команды скрывается у одной из своих девчонок
у него целая коллекция фотографий, где он запечатлён в обнимку то с одной, то с другой. Приятели называли его Казановой. Только у него нет семьи, а у четверых из обвиняемых маленькие дети. У того, что задержали в квартире с золотом, ребенок вовсе крошечный, говорят, что он очень любит семью, как, впрочем, и остальные.
Эти ребята не разбогатели на своих разбоях
все деньги отдавали в общак, ожидали "большого дела". Только один пару лет назад приобрел автомобиль иностранной марки, на который теперь наложен арест.
Оперативники, занимающиеся борьбой с организованной преступностью, уверены, что делами боксерской команды придется заниматься ещё немало. Есть сведения, что бывшие спортсмены не раз выезжали на разборки за территорию области. И сейчас видавшим виды сотрудникам УБОП, у которых эта операция отняла много сил и времени, обидно, что эти бойцы не смогли найти в жизни другой дороги, кроме разбойничьей. Может быть, в иное время они могли бы просто тренировать мальчишек, любить девчонок, дружить друг с другом. Но теперь их судьбу будет решать суд. Команда боксеров в материалах уголовного дела называется бандой.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню