Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Рыночные отношения

Авторы - статьи > Куликов Андрей



Андрей Куликов
Рыночные отношения


// Саратовский Арбат. 1999 г., 09 июня.
Рубрика: Криминал
* Прим.: Текст полностью идентичен оригиналу статьи, подготовлен к печати 27 сентября 2014 г. Вячеслав Борисов.


...За высоким барьером, который отгораживает скамью подсудимых, - двое молодых парней. Оба обвинялись в том, что участвовали в расстреле директора Балашовского рынка, оба виновными себя не признали. Обоих присяжные оправдали.
В тот сентябрьский вечер 1997 года десятки балашовцев ощутили себя участниками какого-то вестерна.  В десятом часу на улицах и площади рядом с рынком еще были люди
пальбу услышали многие. При звуках близких автоматных очередей молодые люди и девчонки, курившие у кинотеатра "Спартак", остолбенели, кто-то бросился прятаться. Потом они расскажут, что, выглянув, увидели, как из машины напротив выскочил мужчина и, хромая, побежал к воротам рынка. Ребята наблюдали за площадью до того, как приехала милиция.
Вскоре к сотрудникам УВД подошли две перепуганные девушки и рассказали: только что на одной из соседней с рынком улиц прямо на них выбежал человек с автоматом.
"Восьмерку" буквально изрешетили пулями. Огонь из автомата и помпового ружья вели с территории соседнего завода. Мужчина, выскочивший из машины - директор рынка Конобеевский. Преступники покушались на него. Конобеевский, хотя и был ранен, остался жив, погиб другой человек, который сидел с ним в машине, контролер мясного отдела Мезин.
- Самое бессмысленное и жестокое в этом преступлении - тот, кто находился рядом с Конобеевским, автоматически обрекался на смерть, - говорил в суде гособвинитель Александр Шувалов.
Мезин оказался рядом со своим шефом случайно. Конобеевского по очереди охраняли работники рынка. Мезин должен был отвезти директора домой на следующий день. Но он поменялся с товарищем, потому что дежурство совпало с днем рождения жены Мезина.
Милиция задержала одного из тех, кто впоследствии оказался на скамье подсудимых, Владимира Тугушева, уже на следующее утро. Но тогда доказательств вины Тугушева не нашлось, и его вскоре выпустили. Тугушев уехал из Балашова, и вновь разыскать милиция смогла его только год спустя.
Конобеевский стал опасаться за свою жизнь после того, как уволил одного из сотрудников рынка Милушкина. В обвинительном заключении сказано обтекаемо: "В связи с невыполнением Милушкиным трудовых обязанностей".
Гособвинитель выразился яснее: "Милушкин лишился кормушки".
Присяжным оставалось самим догадываться, что же приключилось между директором рынка и начальником отдела снабжения.
Милушкин не скрывал неприязни к уволившему его директору. Однажды прямо сказал  Конобеевскому, что тот "сыграет в ящик".
Во время следствия один из знакомых  Милушкина, Попов, рассказал, что тот предлагал ему место на рынке, говорил, что скоро там произойдут перемены. Было это незадолго до покушения на Конобеевского.
Следствие считает, что Милушкин, который работал тренером на лыжной базе, тесно сблизился в это время с группой балашовских парней-спортсменов. Одних угрозами, других уговорами он заставляет принять участие в убийстве Конобеевского. Для этого покупает два автомата Калашникова, забирает у знакомого помповое ружье ИЖ-81.
Милушкин разрабатывает план убийства. В то время как машину расстреливали с территории завода, еще два человека с автоматом должны были ждать за компрессорной. Если бы Конобеевский остался жив, им поручалось его добить.
Но все пошло не совсем по плану.
Те, кто должен был спрятаться за компрессорной, на свою "огневую позицию" не пошли, а, услышав выстрелы, разбежались.
Один из сбежавших, Марков, по дороге выбросил оружие.
Именно на показаниях Маркова и еще одного члена компании, Сажнева, строилось обвинение против тех, кто оказался на скамье подсудимых - Тугушева и Фисенко. Марков рассказал, как Милушкин планировал убийство, сказал, что Тугушев должен был стрелять из автомата с территории завода, что он видел его с оружием накануне, что Фисенко на своей машине привез к заводу второго киллера из Краснодара, который стрелял по машине Мезина из помпового ружья.
Если в действительности было так, как говорил Марков, то у него были веские причины для откровенности.
В суде адвокаты Тугушева и Фисенко попытались убедить присяжных, что эти показания Марков дал по другой причине.
Марков, как Тугушев и другие люди из круга Милушкина, был задержан после покушения на Конобеевского. Тогда один из задержанных рассказал, что убить Конобеевского предложил именно Марков. Тугушева отпустили сразу же, а Марков просидел почти целый месяц. Адвокат Наталья  Кочеткова обратила внимание присяжных, что постановление, по которому Маркова освободили, подписано в 18.00. А показания против Тугушева и Фисенко он дал в тот же день в 18.45.
По ходатайству того же адвоката к делу приобщили справку из радиотелевизионного передающего центра о телепередачах, транслировавшихся в Балашове вечером 3 сентября, когда произошло убийство Мезина. Тугушев говорил, что около десяти часов вечера (время, когда убивали Мезина) он был на другом конце города у своей матери, ненадолго выходил из дома в "комок". Сначала нашлись свидетели, стоявшие у ларька, которые подтвердили, что видели Тугушева. Но спустя год, когда Тугушева задержали вторично, они изменили свои показания, стали утверждать, что видели Тугушева значительно позже, около 12 часов. Одна из свидетельниц сказала, что она точно помнит это время, потому что, когда вернулась домой, по телевизору шла какая-то развлекательная программа.
Адвокаты доказали, что последняя развлекательная программа - "Добрый вечер с Игорем Угольниковым" - транслировалась в Балашове в десятом часу вечера, а значит, свидетельница ошибалась.
Особенно много сомнений у адвокатов возникло с оружием. Автомат, из которого, по мнению следствия, стрелял Тугушев, так и не нашли. Марков рассказал следователю, что свой автомат он выбросил между домами №№ 28 и 30 по улице Розы Люксембург. Между тем предъявленный суду "Калашников" (по версии следствия, тот самый, который выбросил Марков) нашли рядом с домом № 9 на улице Октябрьской.
На территории завода, откуда велась стрельба, сотрудники милиции нашли помповое ружье. На предъявленном в суде ружье были обнаружены следы кернения - воздействия слесарным инструментом. По заключению экспертизы, ружье к стрельбе не пригодно. Гособвинитель объяснил это так: когда преступники, убегая, бросили ружье, оно было повреждено, запал курок. Потом в милиции его пытались починить, отсюда и следы кернения. Вот только зачем?
Адвокатам же эти вмятины дали повод говорить о том, что ружье, предъявленное в суде, другое, не то, из которого стреляли.
Критически адвокаты отнеслись и к показаниям двоих свидетелей, утверждавших, что они видели машины Тугушева и Фисенко недалеко от рынка. Один из этих свидетелей, сотрудник милиции, ошибся в цвете автомобиля.
Все это нисколько не дает ответа на главный вопрос - кто же стрелял?
Адвокаты, конечно, и не должны искать преступника. Зато у них есть право подвергнуть сомнению доказательства, собранные следствием. Что они и сделали.
...Три часа понадобилось присяжным, чтобы вынести оправдательный вердикт. 10 голосами из 12 они признали, что Тугушев и Фисенко в убийстве не участвовали. Одного из подсудимых, Фисенко, освободили из-под стражи сразу же после вынесения вердикта в зале суда.
Накануне в суде мать погибшего Мезина говорила о том, что она не сомневается в причастности этого человека к смерти ее сына. Она рассказала, что, хотя Фисенко хорошо знал сына, он был чуть ли не единственным из знакомых, кто не пришел на похороны.
Что ж, теперь, если присяжные не ошиблись и этот человек действительно не виноват, он, встречаясь на улицах маленького Балашова с родителями Мезина, сможет спокойно смотреть им в глаза.
Владимир Тугушев два года проведет в тюрьме, но не за убийство, а за хранение оружия.
P.S. Впрочем, дело не закончено, двое из подозреваемых - Милушкин и человек, стрелявший из помпового ружья, в розыске. Кто знает, какие они дадут показания, если их задержат. К тому же прокуратура наверняка обжалует приговор.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню