Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Лев и РУБОПовский капкан

Авторы - статьи > Куликов Андрей



Андрей Куликов
Лев и РУБОПовский капкан

// Саратовские вести. 1998 г., 14 ноября, суббота. С. 3.
Рубрика: Защитники
* Прим.: Текст полностью идентичен оригиналу статьи, подготовлен к печати 25 сентября 2014 г. Вячеслав Борисов.


На вопросы корреспондента "СВ" отвечает начальник Приволжского РУБОПа полковник Валерий Прошин

Вначале их было 13. Именно столько человек работало в управлении по организованной преступности. Тогда, 10 лет назад, оно называлось шестым отделом. Сейчас Приволжское региональное управление по борьбе с организованной преступностью, которое находится в Саратове, охватывает территорию шести областей.
- Я с большой благодарностью отношусь к своим предшественникам, - говорит Валерий Павлович. - Недавно встречался с первым начальником подразделения по борьбе с организованной преступностью Валерием Стуровым. Тогда новой структуре требовались такие люди, которые сразу могли заниматься практической работой. Они заложили основы нашей службы, заставили криминалитет считаться с собой. Это и позволило уже в наше время сбить волну преступных разборок в 1992-1995 годах. Население стало доверять нам, когда поняло, что РУБОП может защитить любого человека и любого заставить подчиниться закону.
- РУБОПы создавались тогда, когда в обществе впервые заговорили о русской мафии, о том, что "лев прыгнул"…
- Организованная преступность появилась не десять лет назад, она была всегда. Когда начинались сбои в экономике, власть утрачивала роль вершителя законов - организованная преступность поднимала голову.
Теневые цеха, которые показывают в старых фильмах, - прообраз теневой криминальной экономики нынешнего времени. Ошибки при приватизации привели к тому, что и отдельные предприятия и целые отрасли стали работать в интересах авантюристов, лиц с криминальным прошлым, тех, кто, пользуясь должностными и служебными полномочиями, оформил как собственность государственные предприятия. Организованная преступность включает криминальные проявления от рэкета до крупнейших махинаций с финансовыми потоками. Она невозможна без коррумпированности тех, кто у власти, кто должен защищать государство, я имею в виду и правоохранительные органы.
С такими фактами теперь, когда мы стали более подготовленными и профессионально, и информационно, начинаем встречаться постоянно. Думаю, в ближайшее время о ряде фактов коррупции, над которыми сейчас работают сотрудники РУБОПа, мы расскажем. Возможно, это будет неприятно для чьего-нибудь слуха. Но мы должны заниматься всем тем, что мешает жить здоровому государственному организму, а если он ещё и болен, должны действовать тем более решительно.
- О Приволжском РУБОПе узнала вся страна после операции на ВАЗе…
- Более полутора лет, если считать время, затраченное на изучение ситуации, мы занимались вопросами, связанными с автомобильным заводом в Тольятти. Руководители правительства страны поставили перед нами задачу выбить бандитов с завода, устранить их участие в процессе производства, реализации автомобилей и распределении средств. Под нашим силовым обеспечением был проведен комплекс мер, который позволил приступить к выплате огромных сумм по налогам в бюджет, возвратить часть валюты из-за границы.
Мы заранее предполагали, что выбитые с завода бандиты найдут для себя другие криминальные сферы. Так и получилось. Одна из этнических закавказских группировок создала банду, контролировавшую большой участок дороги Москва - Челябинск, от Сызрани до Тольятти. Прикрывали её работники милиции, причем не уровня участкового, а значительно выше. Кражи, грабежи происходили там постоянно. Милиция мер не принимала. Если потерпевший был настойчив, ему за счёт тех же бандитов возвращали часть имущества. Саратовские водители, проезжая по этой дороге, наверное, не раз сталкивались с этими людьми. Если бы не наша кропотливая работа, бандиты так бы и продолжали совершать преступления. В настоящее время лидеру этой группировки предъявлено обвинение в организации преступного сообщества.
На самом "АвтоВАЗе" операция завершается, но мы оставим за собой право контролировать ситуацию. Сотни миллионов уходили в казну преступных группировок, нужно искать, где они сейчас.
- Насколько реально вернуть эти средства?
- Информации у нас накоплено много, сейчас мы приступаем к её реализации.
Большая проблема со следственным аппаратом. Недавно на встрече с министром внутренних дел Сергеем Степашиным все руководители региональных управлений предложили: необходимо, чтобы следственный аппарат был подчинен непосредственно следственному комитету МВД России, а оперативный - начальникам РУБОПа, и в этом нашли поддержку.
Сейчас наработан определённый опыт, который позволяет привлечь к ответственности членов ОПГ не только за общеуголовные тяжкие преступления, но и за бандитизм, за участие в преступных сообществах.
- Десятилетний юбилей мог бы быть омрачён трагическим событием. Я имею в виду недавний инцидент в Вольске, когда почти в упор сотрудников Приволжского управления пытались расстрелять.
- Когда открывается огонь по людям, которые выполняют свой долг, - это беспредел. Нас стремились запугать, но тем самым дали понять, что мы должны действовать еще жёстче.
Те, кто называет себя лидерами, авторитетами, как бы ни пыжились, сколько бы ни говорили в своем кругу, что именно они принимают решения, - это ложь. Есть сила, которая может стереть их с лица земли. Это главная задача, для которой подразделения по борьбе с оргпреступностью были созданы десять лет назад. Мы готовы оказать помощь каждому гражданину, здоровью и жизни которого угрожают.
Что касается той операции, при её проведении был дан приказ: при попытке вооруженного сопротивления открывать огонь на уничтожение. Мои подчинённые, однако, поскольку это произошло в центре города, постарались стрелять так, чтобы пули рикошетом не задели никого из находившихся поблизости в своих домах вольчан. Благодаря высокой степени подготовленности наших сотрудников никто из них самих тоже не пострадал. Итог этого огневого контакта для другой стороны - двое тяжелораненых.
- Располагает ли управление информацией о легализованных теневых капиталах?
- Стоят огромные коттеджи, владельцу построить такое зарплата явно не позволяет, но и нам закон не позволяет спрашивать, откуда у него деньги. У государства должна быть чёткая позиция, если мы по-прежнему, как в конце 80-х, в начале 90-х годов любой ценой создаём новый класс собственников, давайте проводить финансовую амнистию. Если нет, принимайте законы, которые позволят нам поднять все российские счета за рубежом и потребовать от их владельцев объяснений. Это сделать нетрудно. Интерпол и другие организации владеют информацией по всем деньгам, вывезенным из России.
Нам известны те, кто стоял у власти, управлял госсобственностью и у кого теперь свои капиталы за границей.
Сейчас мы занимаемся некоторыми крупными предприятиями, разбираемся, как получилось, что производство работает с полной нагрузкой, продукция ликвидная, руководители получают высокие оклады и премии, а рабочие месяцами без зарплаты, государство с этих предприятий налогов не получает.
- Каким образом скажется финансовый кризис на организованной преступности? Может быть, грядёт, как в начале 90-х, новый кровавый передел?
- Пока мы можем лишь отметить усиление социальной напряженности в обществе. Кстати, в Саратовской области, несмотря на жесточайший неурожай, это напряжение смягчено. Как член областного правительства я знаю о принятых саратовским правительством мерах.
За последние месяцы роста преступлений, связанных с орггруппировками, не было. Большинство процессов проходит внутри самих преступных групп. Мы располагаем достаточно серьёзной информацией обо всех их действиях. Как я уже говорил, будем использовать её для привлечения преступников к уголовной ответственности.
- РУБОПу трудно подбирать новых сотрудников?
- Нелегко. Требования у нас повышенные. Если человек готовится пойти в СОБР, то там такие тесты серьёзные, что многие на первом же испытании сдаются. Потому я смотрю иногда на своих собровцев и говорю: "Ну откуда некоторые такого невысокого росточка?" Ответ прост. Каждый из них - специалист в своём направлении, способный противостоять одновременно нескольким противникам.
Как-то во время тренировочных боев (четыре спарринга подряд по три минуты) один наш гость увидел кровь и спросил: "Это что, всерьёз?"
Некоторые собровцев костоломами называют, но кто-то должен идти в огонь и под пули.
Главное требование к нашим сотрудникам - опыт оперативной работы от трёх до пяти лет. В обычной милиции с таким стажем становятся начальниками отделов угрозыска. А РУБОПу иначе нельзя, потому что мы на самом переднем крае борьбы с преступностью и даже ещё дальше - вклинившись в её ряды.
Если брать все подразделения, которые в шести областях (цифру оглашать нежелательно), это значительный офицерский корпус. Но для решения наших задач этого количества недостаточно, выручает только профессионализм сотрудников.
- Как финансируются подразделения по борьбе с оргпреступностью?
- Этот год очень трудный в финансовом отношении, но ни одна командировка, ни одна операция из-за отсутствия бензина, транспорта отменена не была.
Зарплату свою скудную, особенно после обвала рубля, рубоповцы получают полностью, день в день. Оказывают нам помощь губернатор нашей области, руководство других областей. Вот сейчас в Самаре обещали передать несколько автомобилей, так как практически одна треть нашего транспорта с 1 января будущего года подлежит списанию. Когда мы принимали меры, связанные с событиями 17 августа, объясняли некоторым господам, что с государством нужно делиться, нам предлагали, мол, давайте мы будем лучше РУБОПу перечислять по 100-150 тысяч в месяц. Значит, есть с кого собирать налоги!
Вернуть теневые деньги в бюджет тем легче, чем обширней обмен информацией между правоохранительными и фискальными органами. И вот этого пока не хватает.
- Что бы вы хотели пожелать в канун празднования 10-летнего юбилея вашим товарищам, жителям нашей области?
- Желаю всем своим коллегам, чтобы задачи, ради решения которых были созданы наши спецподразделения, выполнялись каждым и всеми вместе так, как ждут от нас этого россияне.
Саратовцам и жителям региона могу сказать: на вашу поддержку мы всегда опирались и будем опираться в дальнейшем, можете быть уверены, управление способно защитить вас от преступных посягательств.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню