Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Бандитский передел

Авторы - статьи > Куликов Андрей



Андрей Куликов
Бандитский передел

// Саратовский Арбат. 2002 г., 30 октября. № 44.
Рубрика: Криминал
* Прим.: Текст полностью идентичен оригиналу статьи, подготовлен к печати 25 сентября 2014 г. Вячеслав Борисов.


Саратовский областной суд приговорил к большим срокам наказания восемь человек. Все они активные участники криминальной войны 90-х годов.
Говорят, большинство нашумевших в то время убийств давно раскрыто. Только сажать некого. И заказчики, и исполнители уже ушли в мир иной, в основном не по своей воле. Судили уцелевших.

Автоматчик Прохоров
В конце 90-х в Энгельсе большим влиянием и авторитетом пользовался некто Мутенин по прозвищу Сапара. С Мутениным постоянно общался его бывший одноклассник Сочан. У Сочана имелась своя фирма, в которой работали его знакомые
Веретельников, Плеханов. Своя фирма была и у другого знакомого Мутенина Черкасова. Особняком держался в этой компании Анатолий Прохоров, бывший десантник, президент Энгельсской федерации самбо. Настало время, когда все эти люди сблизились между собой, причём "дружить" они начали против Мутенина.
На следствии и в суде они говорили, что боялись Мутенина, что тот предъявлял к ним несправедливые, по их мнению, претензии. Так, якобы от Сочана Мутенин требовал, чтобы тот заплатил ему 100 тысяч рублей. Говорили (однако это не доказано), что Мутенин толкал Сочана и других на конфликт с известным саратовским олигархом, тесно связанным с областным руководством, хотел, чтобы они угнали дорогую иномарку, принадлежавшую этой VIP-персоне. Прохоров имел особые основания опасаться Мутенина. Однажды Мутенин приехал на квартиру Прохорова, когда того не было дома, угрожал его жене, ударил её. После этого случая Прохоров забрал семью и перестал жить дома. Чтобы примириться с энгельсским авторитетом, Прохоров обратился к Сочану, который всегда подчёркивал, что находится с Мутениным в дружеских отношениях. Сочан обещал помочь. Однако при встречах постоянно говорил Прохорову, что у Мутенина руки в крови, он, мол, уже совершил много убийств, у него много оружия и он не остановится ни перед чем. Наконец Сочан прямо сказал Прохорову: единственное, что может помочь в ситуации с Мутениным, - это автомат...
И в мае 1999 года в Энгельсе несколько человек окончательно договорились устранить Мутенина. Решающую роль в выполнении этого замысла сыграл спортсмен Прохоров.
Характер Прохорова хорошо иллюстрирует один эпизод. У Прохорова якобы вышел конфликт с одним крупным энгельсским воротилой. Его люди вывезли Прохорова на волжский остров и избили там до полусмерти. Прохоров, однако, выжил, сумел переплыть Волгу, отлежался у знакомых... Энгельсский богач отмечал день рождения и был застрелен, когда вышел покурить на крыльцо дома. То, что это сделал Прохоров, так и осталось лишь версией следствия. В суде вина Прохорова не была доказана. Осудили его тогда только за хранение оружия
в багажнике Прохоров перевозил автомат. Как бы там ни было, решительностью Прохоров значительно превосходил Сочана и других своих знакомых. Именно он и взялся застрелить Мутенина.
Чтобы скрыть свои приготовления к убийству Мутенина, Сочан, Прохоров, Веретельников и ещё несколько человек переехали на квартиру тёщи одного из них. Одновременно они следили за Мутениным, ездили за ним на специально нанятой "девятке". Переговоры между бандитской "наружкой" и теми, кто ждал от неё сигнала на квартире, велись с помощью радиостанций.
Мутенин был осторожен. Его обычно сопровождали несколько человек. А после того, как Мутенина ранил киллер, подъезд дома всегда осматривал друг и телохранитель Мутенина Першин.
Так было и в тот вечер
телохранитель ушёл в подъезд. Мутенин и его знакомый, Юриков, разговаривали у машины. В это время из-за трансформаторной будки раздались автоматные очереди. Мутенин был убит прямо на месте, а раненый Юриков пытался убежать. Когда он поравнялся с сидевшим в засаде Веретельниковым, тот несколько раз выстрелил в него из пистолета. Умер он в тот же день в больнице скорой помощи. Несколько пуль, выпущенных Прохоровым в Мутенина, разбив стекла, попали в одну из квартир на первом этаже. Убийц мало волновала безопасность посторонних людей.
Ещё одна подробность: Веретельников, который, как решил суд, смертельно ранил Юрикова, был женат на его родной сестре
Марине. Однако со временем отношения между родственниками испортились. На похороны Веретельников, по словам жены Юрикова, не пришёл. Появился только на поминках на девятый день. Выпив, он со знанием дела стал описывать обстоятельства убийства Мутенина и Юрикова так, будто сам был там. У женщины сложилось именно такое впечатление.
В суде Веретельников отрицал, что целился в родственника, говорил, что старался стрелять мимо.

Смерть авторитета
Следующей жертвой друзей, авторитет которых после убийства Мутенина вырос в их собственных глазах, стала заметная персона криминального мира
воровской "смотрящий" Шеремет. Ещё в 1979 году Михаила Шереметьева суд признал особо опасным рецидивистом. В Саратов он переехал в конце 90-х годов из Одессы. Как рассказывал один из подсудимых, после гибели вора в законе Балаша и Мутенина именно Шеремет развил в Энгельсе бурную деятельность. Сочан и Черкасов, желая заручиться его поддержкой, рассказали Шеремету о том, что убили Мутенина. Шеремет обещал им помочь заполучить оставшиеся после Мутенина торговые точки, однако взамен потребовал участия в собственных делах. Приятели быстро сообразили, что попали из одной криминальной кабалы в другую. Они боялись, что Шеремет расскажет людям из окружения Мутенина об обстоятельствах смерти последнего. Другой причиной нового убийства послужили опять-таки дела денежные: воровской авторитет потребовал отдать ему принадлежащий Веретельникову "Додж".
За город, в лесопосадки, к заранее выкопанной Сочаном и Веретельниковым могиле, Шереметьева заманил его знакомый Аржанухин. Он попросил, чтобы Шеремет присутствовал при передаче ему некими людьми карточного долга. Здороваясь с Шереметом, Веретельников завернул ему руку за спину, а Черкасов накинул удавку на шею. Остальные пригибали "криминальное высочество" к земле, чтобы не вырывался.
Снятые с трупа одессита золотую цепь с крестиком и перстень Веретельников отдал в энгельсский Дом быта на переплавку. А золотые часы "Картье" стоимостью 60 тысяч долларов передал знакомому кавказцу из Волгоградской области, тот выручил за них 18 тысяч рублей.

Отца и сына закопали вместе
С близким приятелем Мутенина Андреем Кавериным (по прозвищу Клаус) Сочан тоже когда-то учился в школе.
Клаус вместе со своим отцом Николаем Кавериным, рабочим энгельсского АО "Ацетат", бесследно исчезли примерно через месяц после того, как пропал Шеремет. Накануне Николай Каверин работал в своём гараже, устанавливал глушитель на машину приятеля. Однако ночевать домой не пришёл. В гараже остались висеть его чистая одежда, перед работой Каверин-старший обычно переодевался в спецовку. Там же родственники обнаружили покупки
пакет молока, конфеты, блок сигарет и решили, что к отцу заезжал сын Андрей.
После смерти Мутенина Клаус собирался получать деньги с селёдочного цеха в районе Энгельсской межрайбазы. Однако на этот же самый цех положил глаз и Сочан. Вдобавок на убийстве Каверина, как заявили на суде подельники, настаивал ненавидевший его Веретельников. Для остальных причиной, побудившей принять участие в убийстве, стали всё те же опасения, что Клаус может отомстить им за смерть Мутенина.
Клауса выследили, когда он приехал ставить машину в гараж. Его вместе с отцом увезли к другому, недостроенному, гаражу. Поскольку Каверин-старший мог заметить людей, приезжавших за сыном, его тоже решили убить.
"Герои" прежних преступлений
Прохоров и Черкасов непосредственного участия в новом убийстве не принимали. Они стояли рядом с гаражом, в погребе которого остальные расправлялись с отцом и сыном Кавериными. Андрея застрелил Веретельников, его отца заточкой заколол Плеханов. Ненависть Веретельникова к Клаусу была столь велика, что он стал набивать ему рот песком...
Трупы отца и сына закопали там же, в гараже.
*
Осенью 1999 года в машине Сочана при досмотре у моста через Волгу сотрудники ДПС обнаружили пистолет ПСМ, из которого застрелили Каверина. Один из пассажиров бросился бежать, оставшиеся утверждали, что никогда раньше не видели этого человека. Однако этот прокол так напугал подельников, что они отрыли трупы Кавериных, отрубили им головы и перезахоронили в другом месте.
В дальнейшем многие участники убийства Мутенина скрывались за пределами области. Дальше всех
аж в Норвегию уехал Доронин.
- Оперативникам Приволжского РУБОПа постепенно удалось определить круг подозреваемых. В дальнейшем, когда управление по борьбе с организованной преступностью было расформировано и оперативники перешли в другие милицейские подразделения, мы вместе продолжали расследование и довели дело до суда, - говорит бывший следователь облпрокуратуры (сейчас начальник отдела по надзору за оперативной работой) Дмитрий Петряйкин.
Как раньше делили деньги, имущество, сферы влияния, так теперь на следствии и в суде Сочан, Веретельников, Черкасов, Прохоров и другие делили вину за совершённые преступления. Каждый старался приуменьшить собственное участие в убийствах. Некоторые, например, Сочан, который предпочитал действовать через других людей, лично никого не убивал, нынче даже охотно давал показания на прежних товарищей. Теперь некоторые из подельников стали едва ли не смертельными врагами.
- Суд согласился со всеми основными выводами предварительного следствия, - рассказал "Арбату" гособвинитель Эдуард Лохов.
Как я им предложил суду, двое подсудимых, Сочан и Веретельников, приговорены к пожизненному лишению свободы.
Прохоров осужден на 20 лет. Остальные подсудимые также получили большие сроки.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню