Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

В подвал детей заманивали жвачкой и шоколадом

Авторы - статьи > Куликов Андрей



Андрей Куликов
В подвал детей заманивали жвачкой и шоколадом

// Саратовский Арбат. 1999 г., 28 апреля.
Рубрика: Криминал
* Прим.: Текст полностью идентичен оригиналу статьи, подготовлен к печати 02 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.


Приговор по делу об убийствах мальчиков в Ленинском районе Саратова огласили 7 апреля. Православные отмечают в этот день праздник Благовещенья. И этот же день, 7 апреля, - день рождения одного из убитых пять лет назад детей
Максима Т. Сейчас Максиму исполнилось бы тринадцать.
Подсудимый
маленький (едва ли в нем больше метра шестидесяти) худощавый человечек восточного типа. На вопросы в суде отвечал односложно: "да", "нет", "не знаю". Виновным себя он не признал. В последнем слове сказал нелепую фразу: "На усмотрение  суда". Во время  судебного процесса на лице его часто видели улыбку.
Сотрудники уголовного розыска вспоминают, когда этому человеку сообщили, в чем его подозревают, он упал, стал кататься по полу, корчил рожи.
В медицинских спецучреждениях Амангельды Нурмухамедов провел несколько лет. В суде огласили заключение врачей, которые считают: сейчас Нурмухамедов отдает себе отчет в своих действиях, так же как в то время, когда совершал преступления.
…В декабре 1994 года девочка, которая искала свою кошку, сквозь лаз в стене спустилась в полузатопленный подвал одного из домов на улице Электронной, под досками она заметила очертания человека, ребенка. В страшной находке опознали пропавшего два месяца назад 8-летнего Максима Т. А через несколько дней в соседнем подвале нашли тело еще одного мальчика
Саши Г. Ему было шесть лет, и исчез он недавно, недели не прошло. Преступник убил Сашу ножом, перерезал горло ребенку и изнасиловал.
В почтовые ящики соседей семей, в которых пропали дети, подбрасывали письма. Безграмотные, с ошибками. Чувствовалось, писал их человек, плохо владевший русским языком. У родителей требовали выкуп, по два миллиона рублей, неизвестный запрещал им обращаться в милицию или к "гражданскому лицу". Родителям Саши, соседка принесла такое письмо на следующий день после похорон сына.
Дети, знакомые и друзья Саши и Максима, вспомнили о нерусском, который часами наблюдал за тем, как они играли на школьном стадионе. К некоторым из них этот человек подходил, знакомился, называл себя Мишей, звал в подвал, где у него "много жвачки и шоколада". Видели, как этот мужчина разговаривал с Максимом и Сашей незадолго до того, как они исчезли. На опознаниях дети и соседка семьи Т. узнали в незнакомом азиате Нурмухамедова.
…О том, как искали маньяка, рассказал подполковник милиции Михаил Елизаров.
Сначала фоторобот преступника, составленный в основном со слов детей, был очень приблизительным. Оперативники уголовного розыска проверяли и допрашивали сотни людей, бомжей, наркоманов, ранее судимых… Первая ниточка появилась после того, как начальник криминальной милиции УВД Ленинского района Юрий Ратников вспомнил: похожий почерк и стиль записок ему приходилось встречать. Весной 1994 года в милицию обращалась женщина по поводу угрозы поджога своего дома. Накануне она получила записку с требованием денег. Под подозрением оказался бывший жилец, приезжий из Туркмении. Экспертиза записок, проведенная с помощью  управления ФСБ, подтвердила: автор один и тот же. По всем отделам внутренних дел был разослан более точный фоторобот.
21 февраля 1995 года милиция раскинула сеть на городском "дне". В операции "Невод" участвовала милиция Энгельса, Саратова, Саратовского района. Олег Егоров, сержант роты ППС при Заводском РОВД, был в это время на больничном. Жена милиционера рассказала мужу, что у соседей поселился какой-то бомж. Женщине он показался похожим на человека с фоторобота, который был в то время едва ли не у каждого сотрудника милиции. Егоров проверил у гостя документы. Тот предъявил справку из Энгельсского спецприемника УВД, выданную десять дней назад. По-видимому, пока убийцу разыскивала милиция, он не единожды побывал в спецприемнике. И оставался неузнанным. Фоторобот все равно сильно отличался от оригинала.
В милиции задержанного увидел вызванный туда зачем-то его земляк, который и назвал его настоящую фамилию. Но имел ли отношение этот бомж, который скрывал свое имя, к похищениям и убийствами мальчиков?
Нурику дали лист бумаги и велели написать объяснительную.
- Когда я посмотрел на то, как он строит фразы, на почерк, сомнений практически не осталось, - говорит Елизаров.
Впоследствии то, что Нурмухамедов был автором записок, подтвердила экспертиза. По отпечаткам пальцев выяснили, что Нурик раньше в Туркмении был осужден за кражу. Оказалось у него и еще одна специфическая примета. После травмы головы ему установили пластмассовую пластину в костях черепа. Нурмухамедов подозревался в шести убийствах
троих детей и троих взрослых, среди которых пожилая женщина мать сотрудника милиции.
Завершено расследование по убийствам Максима Т. и Саши Г.
Суд под председательством Сергея Рубанова признал Нурмухамедова виновным и назначил ему предельный срок наказания по действовавшему до 1997 года старому УК
15 лет лишения свободы. Раньше за те же преступления Нурика могли приговорить к смертной казни. Теперь нет. Мораторий. А по новому УК, где у казни есть альтернатива пожизненное заключение, Нурмухамедова наказывать нельзя.
Отец Саши в суде сказал: "Мне жаль родителей, у которых будут дети, когда он (Нурмухамедов.
А.К.) выйдет на свободу". По словам гособвинителя Яны Гараниной, родители другого мальчика перед процессом собирались добиваться направления дела на доследование, но во время суда свое мнение, видимо, изменили. После приговора отец Максима Т. произнес: "Правосудие свершилось".

Маньяками не рождаются?
Туркменские родственники Нурмухамедова на суд не приехали, не пришел и его брат, который вроде бы работает на одном из предприятий Саратова.
Школьные учителя вспоминают, что будущего маньяка отличали скромность, трудолюбие. Друзей у него, правда, не было, девушек сторонился. Порой подросток жестоко обращался с животными, избивал собаку. Учился неплохо, после окончания восьмилетки его направили в русскоязычную школу-интернат. В марте 1991 года Амангелды приехал к родителям на каникулы. Тогда и произошло событие, наложившее отпечаток на всю его последующую жизнь. В драке ему топором проломили голову, можно сказать, снесли полчерепа. Нурмухамедов получил II группу инвалидности. Тогда в лобной части черепа ему и установили пластину. Три месяца лечился в психиатрической больнице с диагнозом посттравматический энцефалит деменция, или, проще говоря, слабоумие. Не прошло и года после этого, как Амангелды украл корову. Туркменские судмедэксперты признали его вменяемым. Воришку осудили на три года, через год освободили досрочно и отправили на поселение, откуда он благополучно сбежал в Саратов.

Комментарий специалиста
-Безусловно, здоровым человеком Нурмухамедова назвать нельзя, - говорит Александр Паращенко, главный врач Саратовской областной психиатрической больницы, где Нурмухамедов проходил судебно-психиатрическую экспертизу.
После задержания он находился в реактивном состоянии. Отказывался принимать пищу, общаться с окружающими, испражнялся под себя. Это не было симуляцией. Такая реакция на арест, на угрозу наказания у наших пациентов встречается. Это состояние временное, оно проходит. Нурмухамедов проходил судебно-психиатрическую экспертизу у нас и в институте Сербского в Москве. Затем до 1998 года лечился в Волгоградской области в медицинском спецучреждении. Потом у нас его повторно обследовали. Возможно, в отношении Нурмухамедова могла идти речь о признании его ограниченно вменяемым. Чтобы получить правильное представление о состоянии человека, нужно, чтобы он обращался с врачами, рассказывал о том, как совершил преступление. С Нурмухамедовым же это было невозможно.
- Как вы считаете, из каких побуждений он совершал преступления?
- Это садистские убийства, мотив корысти главной роли в них не играл.
- Из 15 лет наказания, к которому он приговорен судом, Нурмухамедов уже пробыл под стражей больше четырех лет, неизвестно, конечно, как сложится его судьба в местах лишения свободы
там, по слухам, людей, осужденных за такие преступления, не любят, но, весьма вероятно, лет через десять он окажется на свободе. Будут ли в таком случае законные основания для направления его на принудительное лечение?
- По известным сейчас обстоятельствам, думаю, что нет. Есть такое понятие социально опасный  больной. Нурмухамедов, когда он освободится, даже в эту категорию не попадет.  У него пограничное психическое расстройство. Чтобы было понятно, это как алкоголизм. Алкоголиков же невменяемыми никто не признает. Вообще, это очень сложная общественная проблема. От 10 до 20 процентов заключенных в российских местах лишения свободы нуждаются в серьезной, подчеркиваю это, психиатрической помощи. Медики оказывать такую помощь им сейчас не в состоянии. У нас на всю область единственное отделение в 1-й колонии на сорок коек. Отсутствие медицинской психиатрической помощи в местах лишения свободы одна из причин роста преступности в нашем обществе.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню