Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Осеннее обострение вокруг свободы слова

Авторы - статьи > ###


Александр Крутов
Осеннее обострение вокруг свободы слова
// "Богатей" (г. Саратов). 2006, 19 октября. № 40 (370), с. 3, 6.
Рубрика: Политика
* Подготовлено к печати: 26 октября 2016 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.  
Политическая осень в Саратове проходит под знаком борьбы за свободу слова. Создается впечатление, что в ходе предстоящих политических и медийных битв само понятие  "свобода слова" станет чем-то вроде плацдарма или господствующей высоты, от овладения которыми зависит успех предстоящего наступления. Пока что можно говорить о боях местного значения, но уже появились первые убитые и раненые.
В число "убитых" попала едва появившаяся на ГТРК "Саратов" передача Алексея Колобродова "Общественное мнение". А "раненым" в личный кошелек за высказанное личное мнение оказался бывший уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо. Однако эти первые жертвы ничуть не испугали готовящихся к решительным схваткам воинов. Командиры и бойцы медийного фронта уже производят перегруппировку сил и принимают присягу. В сентябре пять главных редакторов различных саратовских СМИ выступили с открытым коллективным письмом, призывая коллег присоединиться к акции протеста в защиту слова на территории Саратовской области. Но вот что любопытно: все саратовские треволнения так или иначе упираются в личность председателя генерального Совета партии "Единая Россия" Вячеслава Володина. Колобродов и Ландо – люди, некогда тесно сотрудничавшие с Володиным. Акция протеста саратовских журналистов также была в основном направлена против политики "Единой России". Невольно возникает вопрос: почему именно в последнее время личность и деятельность Вячеслава Володина встречает столь резкое отторжение у журналистов, выражающих различные этические и политические взгляды?
Ни Юпитеру, ни быку
О том, что чиновники областного правительства затевают судебную тяжбу с экс-омбудсменом, а ныне директором института законотворчества СГАП Александром Ландо из-за взятой несколько лет назад беспроцентной бюджетной ссуды, писали уже не раз. Несколько лет возвратом этой ссуды в правительстве никто не интересовался. Суровый административный гром грянул только после того, как Ландо публично высказал идею о передаче в собственность Саратовский епархии РПЦ особняка бывшего мукомола Шмидта (ныне Дом приема официальных делегаций, собственность правительства области). И вот иск от правительства – без всяких предупреждений и попыток уладить дело миром. И, несмотря на то что Ландо тут же добровольно согласился погасить всю сумму долга, судебного разбирательства и серьезных имиджевых потерь ему, скорее всего, не избежать. Вместе с тем известный правозащитник убежден, что сегодня бывший особняк мукомола Шмидта не являет собой пример эффективного использования областной собственности.
Но суть в данном случае не в этом, а в том, что в большинстве случаев идеи и предложения г-на Ландо являются своеобразной копией поведенческой модели Вячеслава Володина. Например, еще в декабре прошлого года во время своего очередного визита в Саратов на встрече с преподавателями и студентами местного педагогического института генсек "Единой России" уже высказывал аналогичное предложение. Поведав собравшимся о перспективах сдачи в эксплуатацию нового корпуса и строительства нового общежития пединститута, Вячеслав Володин неожиданно поставил вопрос об изъятии у пединститута старого корпуса на ул. Мичурина и передаче его Саратовской епархии. Это вам не маленький правительственный особнячок – Володин поставил вопрос об изъятии из государственной собственности крупного объекта федеральной недвижимости и безвозмездной передаче его религиозной структуре. Формат встречи не предполагал вопросов о том, насколько законен такой "ченч" обещанных Володиным новостроек на старое историческое здание пединститута. Но это не означает, что у озвученной Володиным идеи впоследствии не появилось оппонентов. И одним из таких оппонентов стал автор этих строк.
Маленькая слабость большого человека
Секретарь генерального политсовета "Единой России" Вячеслав Володин при общении с журналистами очень любит оперировать различными историческими символами и аналогиями. В недавнем интервью в "Саратовском раскладе" Володин сравнил себя с Моцартом, а своих политических оппонентов – с Сальери. Но бывают у генсека метафоры и посвежее. Например, старый новый год, ночь с 13 на 14 января 2006 года, Вячеслав Викторович решил встречать в правительственном пансионате "Пугачевский" в обществе тринадцати специально приглашенных на это "таинство" саратовских журналистов. По-видимому, антураж мероприятия должен был вызвать у приглашенных ассоциацию с Тайной вечерей, во время которой, как известно, Христос прощался со своими учениками, предчувствуя предательство Иуды. Однако Вячеслав Викторович, проявив свойственную ему скромность, озвучил совсем иной вариант исторической аналогии. Едва войдя в зал, генсек "Единой России" напомнил журналистам об исторической значимости того места, где они собрались. По версии Володина, на месте нынешнего правительственного пансионата располагался старообрядческий монастырь, в стенах которого митрополит Филарет благословил на царство Пугачева. Присутствующим журналистам было предложено высказаться в форме свободной дискуссии об имеющихся проблемах и о том, как деятельность "Единой России" соотносится с этими проблемами. Иными словами, Володин предложил присутствующим журналистам выступить в качестве своеобразного "коллективного митрополита Филарета", по-видимому, оставив за собой роль претендующего на царство Пугачева.
Укрепление дружеских отношений с журналистами приглашающая сторона решила приправить ритуалом раскуривания "трубок мира". За Володиным следовал Лобанов-младший (?) с небольшим ящичком гаванских сигар. После того как содержимое этого ящичка было роздано всем желающим, а сам некурящий генсек прикурил сигару и стал похож на персонажа из карикатур Кукрыниксов, началось общение. Не знаю уж почему, но начать Вячеслав Викторович решил с диалога со мной. Генсек оповестил присутствующих о том, что мы давно не виделись. По всему было видно, что именно мне предлагается начать откровенный разговор. И тогда я высказал Володину все, что думаю по поводу передачи здания пединститута. Для меня это вопрос сугубо личный. В этом здании с 30-х годов работал мой дед, во дворе этого здания среди общежитий пединститута прошло мое детство. И вот теперь некий главный "медведь", благодаря усилиям которого некогда орденоносный Саратовский педагогический институт уже превратился в ПИСГУ, намерен оттяпать и старое историческое здание этого учебного заведения. Моральный (а точнее аморальный) аспект подобных намерений, на мой взгляд, очевиден. Не вызывает сомнений и юридическая сторона вопроса: по Конституции Россия является светским государством, и религиозные объединения от него отделены. В свете этих норм предложение Володина по передаче здания пединститута православной епархии более чем странно. В тот момент я искренне считал, что подобными аргументами я смогу быстро переубедить Вячеслава Викторовича. Однако Володин не только не согласился со мной, но и начал, все более и более распаляясь, отстаивать социальную полезность своей идеи. По-видимому, лидер руководящей партии не привык, чтобы его начинаниям и задумкам столь яростно оппонировали. Наш спор с Володиным затянулся за полночь и продолжался бы и далее, но нас прервали. А жаль, потому что разошедшийся Володин приоткрыл завесу некоторых финансовых тайн своих взаимоотношений со СМИ.
Почему Володин помогал "Богатею"?
Секрет, который Вячеслав Викторович раскрыл 13 января, заключался в том, что генсек несколько лет тайно финансировал газету "Богатей". Размеры этой помощи, ее продолжительность Вячеслав Викторович конкретизировать не стал, отчего у присутствующих могло возникнуть ощущение того, что "Богатей" длительное время был газетой, целиком материально зависимой от Володина. Из дальнейших рассуждений генсека на эту тему можно было понять, что володинская помощь не пошла впрок "Богатею", поскольку во главе этой газеты находится человек, являющийся "неэффективным менеджером". В качестве образца эффективного газетного менеджмента Володин назвал еженедельник "Провинциальный телеграф", который за год своего существования в качестве областного издания довел свой тираж до 20 тысяч экземпляров. То, что в этой газете елейные репортажи о володинских благодеяниях соседствовали с откровенной бульварщиной, генсека, похоже, ничуть не волновало.
Вячеслав Викторович Володин действительно материально помогал газете "Богатей" в период с 2001 по декабрь 2003 года, т.е. фактически до момента выборов в Государственную думу. Размер ежемесячных финансовых траншей от Володина был равен 20 тысячам рублей, так что как временный спонсор нашей газеты Володин никогда не играл доминирующей роли. Но и за то, что он сделал для нас в тот исключительно сложный период, я искренне признателен. Благодаря этой помощи небольшой коллектив "Богатея" смог продолжить выпуск газеты и не умереть с голода. При этом, что особо ценно, финансовая помощь от Володина в то время не сопровождалась какими-либо условиями, имеющими цель повлиять на редакционную политику или изменить курс издания.
Версии на этот счет были разные. Лично я  по своей наивности предполагал, что Володин, выпав из аяцковской обоймы, осознавал необходимость существования свободной прессы как одного из важнейших институтов гражданского общества. Не исключалось, что Володин рассматривает "Богатей" как своеобразный ответ выжившему его из Саратова Аяцкову. Но главный редактор "Богатея" Владимир Горбачев считал, что таким образом Володин просто покупает нашу лояльность. Причем нужда в нашей лояльности (а стало быть, и финансовая помощь газете) сохранится у Володина лишь до момента выборов в Госдуму. Дальнейшие события лишь подтвердили правоту этого прогноза. С декабря 2003 года володинская помощь "Богатею" прекратилась без объяснения причин.
Фирменный стиль
История эта, на мой взгляд, характеризует политический стиль нынешнего генсека "Единой России" во взаимоотношениях и с другими изданиями, например во взаимоотношениях генсека "Единой России" и журналиста Алексея Колобродова – главного редактора журнала "Общественное мнение" и ведущего одноименной, дважды закрытой телепередачи. Начало сотрудничества известного политика и журналиста восходит к периоду думских выборов 1999 года, во время которых Алексей (тогда еще молодой корреспондент газеты "Саратов-СП" вел активную контрпропаганду против руководства местного обкома КПРФ. В результате Алексей получил судебный иск от Валерия Рашкина и был приглашен на должность главного редактора журнала "Общественное мнение". Одновременно с приглашением Алексея Колобродова Володин стал оказывать финансовую помощь и издателю этого журнала – ООО "Общественное мнение". Размеры этой помощи неизвестны, но сегодня можно смело утверждать, что на благосостояние главного редактора и журналистского коллектива они никак не повлияли. Лишь спустя несколько лет Алексей Колобродов получит возможность откровенно поговорить с Володиным и назовет размеры заработков журналистов. У генсека названные суммы вызовут шок, но Алексей не будет попрекать его ни письменно, ни устно. Лишь в августе нынешнего года, в ответ на прямой выпад в свой адрес политобозревателя Дмитрия Чернышевского, Колобродов приоткроет завесу некоторых старых финансовых тайн: "Журнал финансировался структурами, близкими к Володину". Если бы!.. Все бывало запутанней и трудней. Во всяком случае, до журнала финансирование доходило подчас, как до жирафа, - первые годы, мы работали на чистом энтузиазме…" (см. "ОМ", август, 2006).
В декабре 2003 года "Общественное мнение" постигла та же учесть, что и "Богатей" – финансирование журнала со стороны близких к Володину структур было прекращено. Правда, к тому времени и главный редактор, и многие журналисты "ОМ" нашли себе пристанище в издаваемом Леонидом Фейтлихером еженедельнике "Новые времена". Вплоть до лета 2004 года журнал "Общественное мнение" влачил нищенское существование, пока в нем вновь не начали происходить странные перемены, инициированные Вячеславом Володиным. Как рассказал мне Алексей Колобродов, к августу 2004 года Володин приобрел журнал у хозяйки ООО "Общественное мнение" Ольги Дановой. Стоимость этой покупки, которую Володин назвал Колобродову, составляла 25 тысяч долларов. В августе в журнале появился ближайший помощник Володина – Николай Панков, который представил нового директора ООО, издателя, племянницу лидера саратовских "единороссов" Юрия ЗеленскогоМарину Лысову. Посетивший в то время Саратов Вячеслав Володин срочно выдернул к себе на беседу Колобродова. При этом тональность состоявшегося между ними диалога (см. все тот же номер "ОМ") очень напоминала беседу помещика с отпущенным в отхожий промысел крепостным.
Понятно, почему Володин торопился: приближались очередные губернаторские выборы, на которых Володин всерьез был намерен попытать счастья. Но при этом у него не было в Саратове подконтрольных ему печатных СМИ, а "Провинциальный телеграф" оттачивал свое мастерство на руководстве Вольского района. Но в сентябре 2004 года Кремль изменил правила политической игры и взял "выборы" губернаторов в свои руки.
К февралю 2005 года, когда уже всем стало ясно, что губернаторство Володину не светит, журнал вновь стал тяготить генсека "Единой России". И тогда Володин вновь пригласил к себе редактора и предложил ему по сходной цене выкупить у него "Общественное мнение". При этом в качестве стартовой была названа та же цена, по которой Володин якобы приобрел этот журнал у Дановой. Черед впадать в шок настал для Колобродова: либо у генсека в детстве были серьезные трудности с арифметикой, а потому он не мог реально оценить финансовые возможности своего визави, либо Володин считал Колобродова жуликом, сумевшим наворовать столь значительную сумму за непродолжительный отрезок времени. Убедившись в неплатежеспособности Колобродова, Володин пообещал подарить ему некоторую долю в ООО, а в качестве нового покупателя выбрал Леонида Писного. Однако и этому намерению не было суждено воплотиться в жизнь. Вскоре редактору сообщили, что хозяином журнала будет отнюдь не Писной, и представили новому губернатору – Павлу Ипатову.
Был ли журнал продан или, как о том пишет Дмитрий Чернышевский, передан Володиным новому губернатору на основе некоего "пакетного соглашения" – о том история умалчивает. В любом случае, когда целый работоспособный коллектив выходящего журнала покупают, перепродают или дарят оптом как довесок "в рамках пакетного соглашения" – от всего этого веет таким средневековым крепостничеством, что хоть святых выноси. Даже Леонид Фейтлихер, когда готовил передачу Ипатову газеты "Новые времена" предварительно приостановил ее выпуск и уволил всех сотрудников. А вот Вячеслав Володин в этом плане оказался менее щепетильным.
Судебный довод
Двойное закрытие (сначала на ТВЦ, а затем и на ГТРК "Саратов" телепередачи Алексея Колобродова "Общественное мнение" неоднократно описывалось в местных СМИ. Что примечательно, почти все политобозреватели, в том числе и близких к Володину СМИ, сошлись на том, что оба закрытия инициированы генсеком "Единой России", обиженным на статью о его персоне в "ОМ". При этом ни на одну из публикаций, содержащих такой вывод, не последовало попыток ответа или опровержения. Остается предположить, что Вячеслав Викторович не просто причастен к закрытию авторской передачи Колобродова, но и заинтересован в том, чтобы это закрытие связывалось с его именем.
И это очень похоже на Володина: в ответ на критику в свой адрес сделать оппоненту какую-нибудь интеллектуальную нелюбезность, будь-то попреки в давнишней спонсорской помощи или осложнения в творческой карьере былого соратника-журналиста. В этом плане Вячеслав Викторович существенно превзошел своего учителя и наставника Дмитрия Федоровича. Аяцков, надо отдать ему должное, умел отличить объективную журналистику от банальной "заказухи" и почти никогда не переходил на личности. Аяцков, при всех его плюсах и минусах, был все же человеком из команды Ельцина, и перед ним, в отличие от Володина, никогда не стояло реставрации политических институтов тоталитарного режима и превращения партии власти в "ведущую и направляющую силу". Задача, на мой взгляд, невыполнимая по многим причинам, в том числе из-за отсутствия у "Единой России" собственной идеологии. Поэтому, надо думать, и решились "единороссы" на заигрывания с Русской православной церковью. Однако доминирование на политической сцене одной-единственной партии, равно как и попытка реанимировать известную идеологическую триаду (самодержавие, православие, народность), - путь к серьезной политической нестабильности. И если Вячеслав Викторович этого понять не хочет, то тем хуже для него. Методов переубеждения существует великое множество, начиная от публичных акций протеста журналистов у офиса возглавляемой им партии и кончая судебным преследованием "верного Соломоныча" за невозвращенный кредит.
*
Фото № 1, текст:
"Раненый" в кошелёк экс-омбудсмен Саратовской области Александр Ландо.
Фото № 2, текст:
Автор и ведущий дважды "убитой" передачи "Общественное мнение" Алексей Колобродов.
Фото № 3, текст:
Когда-то именно с этими людьми сотрудничал председатель генерального Совета партии "Единая Россия" Вячеслав Володин.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню