Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Сергей Курихин: игра и драма

Авторы - статьи > ###


Алексей Колобродов
Сергей Курихин: игра и драма
17.06.2011
* Подготовлено к печати: 22 октября 2014 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов
Покушение на Сергея Курихина взорвало наше информационное пространство, которое традиционно, с наступлением лета, переходит в ждущий и заболоченный режим.
Обнаружились все застарелые фобии, комплексы и хвори саратовских медиа: сектантская непримиримость и смешной эгоцентризм, когда каждая криминальная история проецируется на себя, чтобы со скорбным видом дать понять: я следующий. Извращенного свойства фронда с обличением местных (силовиков, «едроссов» и пр.) и трогательным упованием на федералов: приедет барин – ужо рассудит. Отождествление себя с Хозяином – «только кажется мне, это я не вернулся из боя». Двойной стандарт: о партийности пострадавшего либо скороговоркой, либо вовсе молчком, но затем, во все горло: «А почему эт молчат наши единороссы?!»
Я себя от коллег не отделяю – другое дело, что у меня свои проблемы: некоторая информированность, неумение петь в хоре, да и вообще петь. Плюс дурацкое пристрастие к «не могу молчать». Поэтому повторю за Федором Михайловичем: пусть будет хоть памфлет, но я выскажусь.
Да, все приличествующие случаю ахи и охи у меня здесь присутствуют по умолчанию. Совершенно искренне сопереживаю Михаилу, и от всего сердца желаю ему выкарабкаться. Помогай Бог!
И еще – никаких оценок за поведение никому я выставлять не собираюсь. Мораль – не мой профиль. Попробую – по возможности непредвзято – изложить свои соображения.
Сначала о самом Сергее Курихине – как я его понимаю.
Курихин – при всех его разнообразных бизнес-интересах, обладает редким для людей своего круга качеством – он не декларативный, а истинный патриот Саратова. Равно как щедрый благотворитель, собственным примером, и не только примером, пробуждающий в коллегах чувства добрые. История о том, что благодаря Сергею Георгиевичу в строительстве православных храмов участвует всяк – и мусульманин, и иудей, звучит как анекдот, однако – чистая правда. Есть у него и вовсе дорогое в наших условиях достоинство – умение сопереживать не столько чужой беде, сколько чужой борьбе. Даже если причины и следствия этой борьбы ему параллельны, СГК, проникнувшись, готов подставить плечо и предоставить печатные полосы. Сказать пару ободряющих слов, которые никогда не лишние, а от него – так особенно. Курихин – креативный издатель и вообще яркая личность – дефицит которых всё острее ощущается и в губернии и стране.
Последнее самое принципиальное – любой прирожденный лидер и харизматик немного актер, а Курихин – актер блестящий. Притом, что родился не лицедеем и стал коммерсантом. Он быстро понял, что просто бизнесмен – сословие в России и Саратове самое униженное и оскорбленное. Его воспринимают как источник денег и проблем в одинаковой степени. Его чморят силовики и кошмарят чиновники. Его априори делают преступником, поскольку законное решение вопросов противопоказано деланию денег. Ему показывают, что его место, в перспективе – у параши. Его высмеивают и стыдят. За ним наблюдают, как за лабораторной мышью. Ему затыкают рот, чтоб его писклявый голос среднего класса не прорвался через мегафоны тех, кому высказываться разрешено и положено.
Не Курихин обнаружил путь из бизнеса в политику. Не Сергей Георгиевич изобрел Клан-Профсоюз-Секту, противостоящую бурям внешнего мира. Не он открыл тактику ИХ покупки оптом и в розницу, закамуфлированную под дружбу и партнерство. Но именно он в условиях Саратова придумал замкнуть на себя кучу вопросов и претендовать на роль универсального посредника между бизнесом и медиа (т. е. обществом) с одной стороны и властью – во всех ее проявлениях, – с другой.
Это был реванш бизнеса за все унижения последних лет, хотя сам Сергей Георгиевич этого, наверное, не осознавал.
Тут, помимо гибкого ума, сильной воли и крупных финансов, необходимо как раз актерство. В личном контакте решается многое, и Курихин, сменой масок, через инструментарий опытного психолога, различал слабые и сильные места, подбирал ключи и собирал информацию.
Наши люди все испорчены, в широком смысле, квартирным вопросом, интеллектуальная деградация Саратова, равно как примитив и предсказуемость Системы, делали людей власти безоружными перед этим театром одного актера, поставленным на промышленные рельсы. Многие, спустя время, просекали балаганчик и уходили, однако редко кто – без ущерба. Этот коллективный ущерб и питал энергию концерна СГК. А дальше – слава и страх идут много впереди тебя.
Один умный человек сказал: «нельзя быть бандитом в парламенте и коммерсом на стрелках». Да, но ведь у Курихина почти получилось. Да и сама попытка дорого стоит.
Взрослые игры затягивают не по-детски.
Вавилонская лотерея заставляет повышать градус, замахиваться всё выше и выше, натаскивать соратников на всё бОльшие куски, многократно увеличивать собственные риски, упираясь в ситуацию, когда понты уже дороже денег. Человек заигрывается – он уже на полном серьезе думает, что мир вращается вокруг него и ради него, его непогрешимость – аксиома, а всякий, думающий иначе – не оппонент, но еретик. Как у Льва Кассиля: чемпион мира и города Покровска.
Не все друзья выдерживают такой надрывный темп, а число врагов (пусть и латентных до времени) – растет, а ресурс буксует, а Система самовоспроизводится и целиком ее никогда не охватить и никак не подмять, а нервы как канаты, а тормоза срабатывают все реже…
И вот скажите мне – какая версия о заказчиках покушения будет при таких условиях неправдоподобной? Разве что о марсианах и спецоперации Моссада.
Но давайте эти версии разберем.
Вот версия, так сказать, от общества – «догнали 90-е». О Курихине 90-х я судить не могу, поскольку тогда его не знал, и, как все, питаюсь слухами и легендами. Меня здесь веселит само восприятие 90-х через призму «антикиллеров», или того хуже, «бригад» – кликушам представляется, будто на улицах стреляли залповым из системы «Град», а злые Фредди Крюгеры затаскивали мирных обывателей в иномарки и там мучили. У меня-то память не девичья – тогда также жили, работали, любили, познавали мир, а о бандитах рассказывали истории вполне застольного свойства. Были, кстати, умнее и свободнее – это я уже о бизнесменах и тех же журналистах говорю. Знаю одно: в 90-е вранье и цинизм еще не стали всеобщей идеологией, лицедейство обладало ограниченным действием, и нынешний инструментарий Курихина банально не работал бы. Или работал бы в куда меньшем масштабе.
Версии, озвученные по горячим следам в СУ СК РФ по Саратовской области (Николай Никитин подчеркнул их общий и предварительный характер): общественно-политическая деятельность Курихина, либо его коммерческая деятельность, либо издательская деятельность. Четвертая версия – это преступление, связанное с личными неприязненными отношениями, на почве мести или ревности.
Ну, ревность – материя деликатная, экзотическая, а вот месть – посерьезнее. Как ни крути, немало громких криминальных историй, с душком и всячинкой, как-то связаны с именем Сергея Курихина – пусть и по касательной. От прокурора Григорьева и владельца завода Максимова (см. в ОМ расследование Александра Крутова «Эффект купца Калашникова») до погрома и перестрелки в «Тинькофф». Однако Саратов – все же не Чечня и Сицилия. У нас покойников любят, пьют стоя и не чокаясь, скрежещут зубами, но – мстить за мертвых столь радикально… Не верю.
Остается у СУ СК версия единственная, поскольку «общественно-политическая», «коммерческая», «издательская» – это все синонимы курихинского бизнеса. В связи с последними событиями вспомнили Леонида Фейтлихера и провели аналогию – независимый издатель и бизнесмен: не прогнулся, мол, и тоже потерпел от Системы.
«Мы тоже пострадавшие, а значит, обрусевшие».
На мой взгляд, между двумя, безусловно, яркими лидерами имеется существенная разница. Леонид Натанович, позиционируя себя как бизнесмена, вынужденного заняться политикой, на самом деле является чистым политиком:
темперамент, публичность, добытая с трудом, но навсегда. Да и борьба его – на девяносто процентов идеологическая, пусть на сугубо местном уровне и при скудости и невнятности собственных идей. Для Сергея же Георгиевича (кстати, до сих пор упорно избегающего публичности) политика – вид бизнес-инструментария, занятие престижное, но не слишком надежное, не зря он выбрал уклончивый статус издателя: уже не бизнесмен, еще не политик. Вот и «взглядовцы» в своем обращении заявляют: «не стоит забывать, что в последние годы для Сергея Георгиевича бизнес-проекты перестали быть приоритетными. Он сконцентрировал свои усилия на развитии медиаресурсов и депутатской деятельности».
Это даже не лукавство, а программирование: кем и как Сергей Курихин хочет выглядеть в общественном мнении. Хотя, разумеется, в отношениях к медиа у Сергея Георгиевича сошлись расчет и любовь: отслеживает, креативит, редактирует, немало времени проводит на форумах, оставляя безошибочно узнаваемые – по интонации и лексике – комментарии.
Снова «взглядовцы»: «покушение на Сергея Курихина связано с его издательской деятельностью и только с ней».
Разумна ли такая версия? Да, конечно.
Мотивация журналистов понятна: Курихин действительно для них если не папа родной, то эдакий играющий тренер и владелец клуба одновременно. Он не балует их, подобно Гусинскому, хатами и тачками, но кормит сытно, под соусом личного обаяния. А что поощряет внутрикомандные склоки, унижает одних и возвышает других, а потом наоборот – так это нормально, в спорте без этого никак.
Игроки даже не замечают, что подобная практика вообще универсальна, и в куда большем объеме распространяется на внешнюю среду, и называется «борьбой с коррупцией»: сегодня чиновник (силовик, депутат) N – жулик и вообще подлюга, завтра тот же N (имена ставьте сами) – положительный государственник, высказывающий в двухполосных интервью здравые мысли и солидные мнения.
А вслед за интервью – разумеется, по чистой случайности, решается какой-нибудь застарелый земельный вопрос.
При этом я отнюдь не умаляю, больших, да что там – великих – заслуг холдинга «Взгляд» в деле замера навозных уровней в наших авгиевых конюшнях. Другое дело, что никак не возьму в толк – к чему ежедневные замеры и рапорты о повышении уровней? Тем паче, что главный Геракл явно не настроен на чистку.
Более чем красноречивы показания Александра Мирошина в судебном разбирательстве по делу об убийстве Евгения Григорьева:
«Последний раз я посетил Григорьева в его служебном кабинете в начале февраля 2008 года. (…) Григорьев никаких опасений и подозрений не высказывал, вел себя как обычно. О том, что ему что-то угрожает он мне не сообщал. В ходе беседы у нас зашла речь о Курихине С.Г. Могу сказать, что в последнее время между Курихиным и Григорьевым сложились дружественные отношения, которые были, скажем так, вынужденными. Я хочу сказать, что Григорьев вынужден был поддерживать с Курихиным дружественные отношения, поскольку со стороны Курихина на Григорьева в средствах массовой информации распространялись сведения о его бездействии и непринятии каких-либо мер, предусмотренных законом. Это было вызвано тем, что Курихин преследовал свои личные финансовые интересы, которые выражались в рейдерском захвате различных предприятий области, в том числе и завода «Серп и Молот» (о захвате Курихиным завода «Серп и Молот» мне известно из СМИ, Григорьев мне об этом никогда не говорил). В общении с Курихиным Григорьев не преследовал каких-либо личных финансовых интересов. Я так полагаю, что Григорьев с ним общался из-за того, чтобы через средства массовой информации Курихин не создал Григорьеву негативный имидж. А сферы влияния на СМИ Курихин имел, поскольку ему принадлежит газета «Взгляд» города Саратова. В нашу последнюю встречу Григорьев мне сказал, что между ним и Курихиным «вынужденное перемирие», чем конкретно оно вызвано я не знаю».
Версия об издательской деятельности – адекватна, вычленение ее из «коммерческой» – едва ли…
*
Вадим Рогожин, который, конечно, знает, о чем говорит: «Устранение Курихина могло быть выгодно многим».
Я выражусь политкоректнее: многие ли ведомства, ветви, группы, очаги влияния испытали бы, скажем так, облегчение, случись уход Курихина со сцены? Ну, допустим, без всякого ущерба для здоровья, уехал бы на годик-другой развеяться и отдохнуть от дел этих скорбных?
Правоохранители? Ну, а почему нет? С одной стороны – у людей спокойный и налаженный бизнес, который любит тишину, и вот это медийное «к сердцу прижмет, к черту пошлет» давно осточертело. Тем более, что стратегических партнеров в органах у Курихина практически не осталось и, следовательно, можно было ожидать эскалации компромата с целью новой ловли человеков. С другой – реформа МВД, тёрки между прокуратурой и Следственным комитетом, когда непонятно, чья возьмет, скорые выборы… А от человека слишком много проблем, да и его самого слишком много – куда не сунься.
Однопартийцы? Так само их молчание, в котором легко прочесть «не наш» многозначительно. Дело даже не в брачных играх Курихина с коммунистами накануне муниципальных выборов. Тут глубже. По сложившейся практике, это бизнесмен при партии, а не партия при бизнесмене – в лучшем случае он может претендовать на роль младшего партнера – спонсора партпроектов, объектов и т. д. А вспоминать про партию и ходить туда только по нужде, как в уборную – это, знаете, слишком. Да и вот эта, как ее, аналитика – не по смыслу, так и по интонации «мы все в дерьме, один он в белом костюме». Незаменимых у нас нету.
Словом, выдвижение Сергея Георгиевича по списку ЕР в областную думу в 2012 году – дело вовсе не решенное.
Или вот – партнеры по бизнесу.
В газете «Время», помню, был опубликован список организаций, где одним из учредителей – Курихин. Он обширный, познавательный и наводящий на размышления. Строительное лобби, в свое время объединенное Курихиным в некую партию-профсоюз, надо сказать, довольно кисло воспринимало осенний поход Сергея Георгиевича против городской власти. По понятным причинам: бизнес любит тишину, война – дело молодых и вообще затратное, у каждого были свои ходы и выходы на людей из мэрии, а тут все идут под один замес… Результаты войнушки оказались и вовсе унылыми – один «Спартак» чего стоил… И вообще, есть время разбрасываться камнями, а есть – собирать осколки и делить наши деньги.
Простите за невольные аналогии – но вспомним огромное облегчение соратников вождя у смертного одра Сталина.
Ряд можно продолжать долго – редкая местная ФПГ не становилась объектом курихинской экспансии, а есть еще иногородние партнеры, люди, чьи «вопросы» зависли нерешенными, наконец, чиновники правительства области, когда-то заглотившие наживку, а теперь пытающиеся сорваться с крючка…
Наверное, такова общая участь завоевателей. Когда ты вдруг обнаруживаешь, что окружен не любящими подданными, но до времени замиренными мятежниками – дань они еще платят, но уже точат ножи булатные. Материальные претензии союзников неадекватно растут. А мир вокруг – всё такой же чужой и враждебный.
Как в фильме «Олигарх»: «Какая разница, кто? Хотели-то слишком многие».
Яркие личности раздражают систему, провоцируя ее агрессию. Но иногда они сливаются, поглощая друг друга, как Инь и Ян, делаясь в слиянии одинаково серыми. Чтобы убить дракона, нужно самому стать драконом. А точнее – сразу им быть.
Тут и личная драма Курихина, и уязвимость его стратегии. Лицедейство и обман – пусть возвышающий, медиа-шантаж и подведение к сектантской присяге – хороши как тактические средства, но выходят из оборота достаточно быстро. А ничего иного пока не предложено – напротив, прежний набор эксплуатируется все безжалостней, как детский труд на заре капитализма.
Немного финального пафоса: эти выстрелы – повод крепко задуматься. Не только Сергею Георгиевичу. Всем нам. О том, что мы делаем с малой родиной, призванием и профессией, с собственной, наконец, жизнью. По-моему, пора.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню