Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

После дождичка в четверг

Авторы - статьи > ###


Ольга Блохина
После дождичка в четверг
// "Общественное мнение" (г. Саратов). 2011, июль. № 7 (142), с. 58-60.
Рубрика: Медиа-гвозди
* Подготовлено к печати: 23 октября 2016 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.  
Продолжаем смотреть невооруженным глазом на саратовские масс-медиа. Должны признать: каждое издание, даже если в чем-то и похоже на какое-то другое, по-своему уникально, а порой и феноменально; тем, собственно, печатные СМИ и интересны. Итак, сладкая парочка четверга – газеты "Взгляд" и "Богатей". Хотя, пожалуй, вовсе и не парочка: десять отличий, если кто захочет, найдёт с ходу. Общие тенденции, впрочем, при желании тоже можно разглядеть. Это, как говорится, смотря что искать.
К штыку приравняли перо
Газета "Взгляд" недавно отпраздновала пятилетие: как раз в апреле вышел посвященный этому событию праздничный номер. Ваш обозреватель прочел его с интересом, можно сказать, захватывающим: это был тот редкий случай, когда дифирамбы как пазлы легко складывались в общую клиническую картину, и когда всё сложилось, только и оставалось сказать: ой-е-ей, во дают. То есть еще не приходилось видеть издание, столь взахлеб себя прославляющее, и главное – все это было абсолютно искренне. Отсюда, боюсь, и тот захватывающий интерес, подоплека которого, в общем-то, ясна: всегда любопытно посмотреть, как желаемое выдается за действительное, и в чем, собственно, между ними разница.  И, возможно, сам того не желая, абсолютно четкую картину выдал первый главред газеты Вадим Рогожин. "Газета с ярким характером, который формируется ее идеологическим руководителем. В этом смысле "Взгляд" уникален: не дает власти и правоохранительным органам расслабиться", - сообщил он в своем личном панегирике; не исключено, мысленно привстав и поклонившись в сторону издателя Сергея Курихина. В этом смысле "Взгляд" действительно уникален: он насквозь, так сказать, курихинский; настолько насквозь, что ни авторский коллектив, ни главный редактор, ни, упаси Бог, отдельные перья не имеют здесь никакого значения и не играют никакой роли – как раз потому, что все здесь формируется этим самым  "идеологическим руководителем". Так что перманентная ротация главных редакторов, перьев и вообще редакционного коллектива – явление для таких условий сколь нормальное, столь и обязательное. Как раз потому, что никто, кроме самого Курихина, здесь не значит ровно ничего. Хотя в целом для СМИ – это явление явно ненормальное, отсюда и клиника, которая из юбилейного номера так и хлестала, благо повод был очень подходящий для истинного самовыражения.
Но, похоже, "взглядовцы", как они себя называют, ничего противоестественного в этом не видят.
"Авангард борьбы с коррупцией",
"одно из самых влиятельных СМИ",
"жесткость и упрямство в расследовании стратегических тем",
"молчать о безобразиях в коррупционном мире мы не можем",
"реальный орган общественного контроля за властью",
"зеркало власти",
"несем функции информационные и просветительские",
"боевой", "ершистый", "задиристый",
"объективный и справедливый",
"указываем власти на вопиющие факты",
"своей твердой позицией мы добились, что все вокруг разделились на два лагеря: те, кто нас боится, и те, кто нас уважает"...
Ну вот, в таком свете "взглядовцы" себя видят, так о себе они и говорят, причем можно не сомневаться, что свято в это все верят. Опровергать, кстати, мы ничего не собираемся – не объяснишь же индивидууму, вообразившему себя Наполеоном, что он здесь вторичен, если не сказать больше; в таких случаях обычно практикуются галоперидол и смирительная рубашка, после чего может наступить стойкая ремиссия. Или не наступить: от самого пациента, как показывает практика, здесь вообще мало что зависит. Ну а так, по большому счёту, "Взгляд" особо никому не мешает.
Некоторые СМИ, вообще, бывает, преувеличивают меру своей влиятельности, и "Взгляд" в этом, кстати, не оригинален. Короче, это обычное человеческое заблуждение, когда хочется выглядеть на рубль или даже на десять рублей дороже. А вот когда на голубом или ещё каком глазу заявляется: "Газета встала на более респектабельную стезю, организуя информационные кампании в отношении коррупционеров и властных группировок" (все тот же В. Рогожин), - вот от этого действительно лирический холодок бежит за ворот. Не хочется объяснять, насколько "респектабельность" стоит далеко от "информационных кампаний", это вроде как прописная истина: респектабельное издание не будет опускаться до кампанейщины. Но здесь как раз тот случай, когда все смешалось в горячих взглядовских головах, за что так и хочется пожурить Курихина: дескать, заморочил своей идеологией ребятишкам головы, они уж и сами не понимают, что творят. Что же касается "информационных кампаний", то одна такая сразу вспоминается – в отношении председателя Саратовского областного суда Александра Галкина, беспрецедентная по количеству вброшенной грязи и в принципе позорная для СМИ. Если это "респектабельно", то Курихин – балерина Кшесинская, не меньше.
Хотя, конечно, никакая не балерина, а действительно в данном газетном случае – идеолог, в этом-то всё и дело. Так что в полном согласии с его видением окружающего мира издание и проявляет себя.  В связи с чем тот же "авангард борьбы с коррупционерами" в рамки этого "видения" как раз и заключён. Авангард, собственно, тоже имеет границы, от и до, но здесь они бывают настолько наглядны, что порой нельзя обойтись без вопроса: друзья, а борьба ли это и, вообще, кого и с кем? У издателя, как у всякого видного бизнесмена, есть свои интересы в бизнесе, границы которого тоже предсказуемы, и понятно, что бизнесмену не нравится, когда кто-то их нарушает. Это могут быть издавна не любимые издателем правоохранительные структуры, это могут быть, в конце концов, конкуренты в строительном бизнесе, которых тоже любить не за что; и хорошо, что есть такая газета "Взгляд", которую можно элементарно натравить на тех или на других, подложив под это идеологические установки, а заодно и весь редакционный коллектив. В итоге и получается тот самый авангард, в который издатель бросает готовых на всё ради него "взглядовцев". Взамен, впрочем, давая им полное материальное обеспечение, заведомо избавив от таких забот, как рекламная деятельность, и прочих обременений. А беззаботное послушание в ответ становится своеобразной нормой внутренней редакционной политики, аспекты которой легко прочитываются на полосах издания. В общем, Курихин здесь – всё, эта установка безоговорочно принята, и она оказалась удобна для обеих сторон: издателя и редакции.
Так что газета "Взгляд" – это не цель, а средство, то самое средство идеологической борьбы с личными обидчиками и конкурентами издателя, ради чего издание, скорее всего, и затевалось. Но "взглядовцы" это не признают, потому что признать такое – значит признать собственную творческую недееспособность, признать, что их элементарно используют, может быть, как девушек на Большой Казачьей. Отсюда и вся эта пафосная шелуха относительно "авангарда", "борьбы", "жесткости и упрямства", "не могу молчать" и пр., без чего не может обойтись издание, ангажированное исключительно под одно-единственное мировоззрение. Пафос вообще появляется там, где нет собственного взгляда на происходящее вокруг. И в этом плане такой издатель, как Сергей Курихин, - не меньшее зло для СМИ, чем, допустим, цензура. Впрочем, цензура и идеология всегда идут под ручку, причем неважно, какая идеология – общегосударственная или одного частного лица. По сути, "Взгляд" в том виде, в каком он существует, уродливо искажает и без того наше не самое прямолинейное информационное пространство. Ну а во всем остальном он не так опасен, как это видится самим "взглядовцам". Не исключено, что издателю как человеку прагматичному, это тоже хорошо известно. Но такое позиционирование издания для него весьма удобно, тем более если речь идет об инструменте с заведомо утилитарным предназначением. Цинизм такого подхода до "взглядовцев", может быть, когда-нибудь и дойдет. По крайней мере, до тех, чье сознание не будет окончательно искорежено практикуемой издателем идеологией.
Последний бастион
Выходящая тоже по четвергам газета "Богатей" – безусловный старожил в наших медийных пенатах, издается аж с 1997 года. То есть через год может справлять 15-летие, и не исключено, что до этой даты доживет. А вообще издание, конечно, странное. В смысле удивительное и своеобразное; ну и в других смыслах тоже. Начиналось оно, если кто забыл, как издание группы саратовских бизнесменов, объединенных в ФГ "Самолет", давным-давно растаявший, впрочем, в неведомых небесных далях. Бизнес название газете, собственно, и дал, вложив в слово "Богатей" понятно какие пожелания. Первым главным редактором газеты стал известный в то время саратовский журналист Владимир Горбачев. Главредствовал он довольно длительное время и, кажется, даже успел немного поднадоесть сотрудникам, так как характер у него был не самый золотой. Так что внутренне напряжение в издании тлело постоянно, время от времени выливаясь за его пределы.
Кто подхватил газету после "Самолета" – это настоящая загадка. То есть ответ на нее, конечно, есть, но он никогда не разглашался. Издание, скорее всего, так и переходило из рук в руки, но спонсоры себя никак не афишировали. И вообще разговоры на эту тему внутри издания не приветствовались. Так что даже сотрудники были в основном не в курсе, кто там у них на этот раз башляет. Кстати, финансировалась газета неважно практически всегда, что тоже не позволяло загасать перманентно тлеющему напряжению. Были и очень тяжелые периоды с почти нулевым финансированием. Что, в свою очередь, не могло не вызывать очередного витка оттока сотрудников. И что здесь не могло удивлять, это полная неспособность издания к поиску путей по направлению к, скажем так, самопрокорму. Не исключено, Горбачев считал, что он выше этого. А, может, и правда, был элементарно неспособен организовать реальную рекламную деятельность. Поговаривали разное. Но когда финансирование в издании оставляет желать лучшего, о руководстве, как правило, говорят много чего, и далеко не всё соответствует действительности. Перья, кстати, строчили в издании очень качественные: Наталья Маус, Александр Крутов, впоследствии побывавшие главредами, правда, каждый на весьма небольшой срок; очень хорошо была представлена культурная тематика и т.д. Ну и вообще по своему содержанию газета была весьма интересной. Пожалуй, известнейший журналист Александр Крутов провел здесь свои наиболее плодотворные творческие годы; кстати, и покушения на его жизнь и здоровье были совершены именно в этот период, когда его расследованиями зачитывался без преувеличения весь город. То есть читать газету "Богатей" считалось хорошим тоном, ее и читали, причем интересен и содержателен был практически каждый номер.
Проблемой оставалось финансирование. Источники его по-прежнему не разглашались, но и самостоятельных шагов в поисках "где бы заработать" не предпринималось. Так что совсем по-чеховски этот "вишневый сад" был обречен. Конфликтные ситуации все чаще выбивались за пределы издания, и коллектив, частенько остающийся буквально без средств к существованию, своего недовольства ситуацией не скрывал. В общем, напряжение нарастало, да и сами журналисты потихоньку разбредались по другим изданиям. На их место, впрочем, приходили новенькие, и процесс, формально не меняясь, продолжался. Что интересно, при таких разброде и шатании изданию удавалось следовать направлению, выбранному однажды и, как оказалось, навсегда. То есть политическим пристрастиям газета не изменила ни разу, и хотя с годами все это становилось менее интенсивным, курс, в общем-то, был все тем же.
В настоящее время, при главном редакторе Александре Свешникове, все так, собственно, и происходит. Газета по-прежнему регулярно вывешивается на городских стендах, выходит все так же по четвергам, тематика публикаций выдержана все в тех же либеральных интонациях, перепечатки предпринимаются все с теми же просветительскими целями, в том же духе радикального либерализма, и несколько все тех же авторов, таких, как правозащитник Александр Никитин и эколог Юрий Чернышов, исправно пишут все на те же темы, с тем же либеральным уклоном. Как будто издание прочно законсервировалось, намеренно не желая ничего менять.
Что-то такое в этом есть. Возможно, это своего рода независимость. "Нулевые" ощутимо переформатировали политическое пространство, а вот газету "Богатей" они, похоже, не затронули. Или это издание демонстративно не замечает случившуюся перезагрузку? Но тогда, скорее всего, эта газета с собственной позицией или, если хотите, принципами. Причем в наших медийных обстоятельствах это как раз тот редкий случай, когда о принципах издание не кричит на каждом перекрестке, а молчаливо, но с упорством Сизифа, катящего свой камень в гору, им следует. Без пафоса, без звонких деклараций, но зато весьма уперто, иначе говоря, несгибаемо. Да, еще начисто игнорируя практически любые телодвижения местной власти, что нашему медийному пространству, напомним, вообще несвойственно. Но при таком молчаливом самопозиционировании популярность издание, конечно, подрастеряло. То есть "Богатей" сегодняшний с "Богатеем" десятилетней давности не сравнить, в том числе и по такому аспекту, как интерес читателей. Дело не в тираже, он, кажется, и в былые годы не превышал пять тысяч. Хотя, 4,5 тыс. нынешнего тиража – это, вообще-то, неплохо для издания, которое, как по-прежнему считается, непонятно, за счет чего живет. Дело, скорее, в самоизоляции, которая, судя по всему, есть добровольный выбор издания. Что, возможно, и позволяет газете сохранить себя если не в той первозданной чистоте, то хотя бы просто сохранить… ну, не знаю, как и сказать. Короче, последний бастион, другого сравнения в голову пока не приходит.
Ну а вообще, как вашему обозревателю рассказал Александр Свешников, газета целенаправленно сосредоточилась преимущественно на правозащитной деятельности. Так что, похоже, наспех подобранное определение "последний бастион" действительности в чем-то соответствует; подошло, может быть, и другое, "последний из могикан", например. В связи с чем контингент читателей здесь и не может не быть заведомо ограничен. Если же говорить о читательском интересе, то и он не может не быть специфичным. Хотя, специфичный интерес чаще всего и бывает самым стойким. В общем, до своего 15-летия "Богатей" доживет. И не исключено, что и дальше все продолжится абсолютно в том же ключе.
*
Виктор Марков, депутат Саратовской городской думы:
– Как "Взгляд", так и "Богатей" в последнее время читаю нерегулярно, но представление об этих изданиях, безусловно, имею, как и о том, с какими целями, для чего или даже для кого появляется та или иная публикация и кто за ней стоит. Объективную картину представить не так уж сложно, особенно если есть привычка отслеживать всю саратовскую прессу. Сосредотачиваться на какой-то особой роли того же "Взгляда" в, допустим, антикоррупционной борьбе, я бы не стал, но если изданию таким хочется выглядеть, то и пусть. Но дело, скорее, в другом. Большинству СМИ в настоящее время без издателя, без спонсора выживать сложно, иногда практически невозможно, особенно если издание не может реализовать себя как продукт с прибылью. А это значит, что со спонсором нужно в той или иной мере считаться. Так что без заказных материалов, джинсы, бывает, и не обойтись. При этом зерна от плевел, как правило, отделить можно. Но это понятно, потому что самодостаточных изданий у нас действительно редкие единицы. Кто стоит за тем или иным изданием, я, в общем-то, представляю. А вот что касается "Богатея", то за ним, по-моему, вообще никто не стоит. Так что издание выживает тем же путем – через публикацию отдельных, скажем так, материалов. Почему я так думаю? Иногда в одном и том же номере на разных полосах можно увидеть материалы абсолютно противоположной направленности. Но и здесь то же самое – зерна от плевел вполне отделяются, и в целом редакционная политика просчитывается.
*
Василий Артин, СГАП, начальник орготдела, депутат Саратовской городской думы:
– У меня неоднозначное отношение к саратовской журналистике как в целом, так и к отдельным СМИ. Данные издания – "Взгляд" и "Богатей" – я периодически просматриваю. Не могу сказать, что мне нравится все, что там размещается. В целом данным СМИ и их учредителям надо быть более профессиональными в подготовке материалов, которые предлагаются читателям. Много информации, которая очень часто не соответствует действительности или является некорректной по форме. Сейчас ст. 29 Конституции (о свободе слова и убеждений) на практике противопоставляется ст. 23 (о праве каждого на защиту чести и доброго имени) и другим статьям основного закона. В настоящее время с этим есть серьезные проблемы. На мой взгляд, СМИ и журналистское сообщество должны быть социально ответственными и понимать ценность слов, которые адресуются читателям. Все, что направляется на укрепление общества, на повышение его эффективности, есть благо. Все, что сеет раздор и недоверие, нужно грамотно поправлять. А если СМИ кричат о принципиальности в освещении событий общественной жизни, принципиальности такой должно хватать на всех, в том числе и на своих учредителей. Это относится ко всем СМИ. Ведь СМИ – это четвертая власть, от которой многое зависит.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню