Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Облпрокурора Григорьева мошенник оценил в 1,5 миллиона долларов

Авторы - статьи > Обнорский Роман


Роман Обнорский
Облпрокурора Григорьева мошенник оценил в 1,5 миллиона долларов
За столь наглый обман преступник отправлен за решетку на пять лет
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 2008, январь. № 1 (104), с. 3.
Рубрика: Громкое дело
* Подг. к печати: 02 ноября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
30 января в Волжском районном суде был оглашен приговор по делу, которое можно смело назвать экстраНЕординарным. Впервые главным "объектом" жульнических действий злоумышленника был прокурор области, а деньги брались, фактически, "под Генеральную прокуратуру".
Напомним, что же произошло. 19 июня прошлого года оперативниками областного УБОПа в кафе "Арабелла" был задержан 52-летний житель Саратова Евгений Русаков. В ходе осмотра следователи изъяли пакет со 150 тысячами долларов, которые были переданы подозреваемому представителем саратовского бизнесмена Саида АкчуринаВладимиром Кирилловым. Последний утверждал, что Русаков предлагал "убрать с должности" областного прокурора Евгения Григорьева и назначить на его место "своего человека", который в знак благодарности помог бы Акчурину с открытием автомобильного рынка в городе. Для решения всех вопросов по назначению нового прокурора Русаков просил 1,5 миллиона долларов. Аванс в размере 10%, то есть 150 тысяч долларов, надо было вручить заранее для передачи денег одному из заместителей генпрокурора.
Для убеждения в весомости своей персоны и наличии нужных связей, по словам Кириллова, Русаков показывал ему удостоверение сотрудника спецслужб, демонстрировал в записной книжке своего мобильника номера телефонов высокопоставленных чиновников и даже организовал встречу с якобы "кандидатом" на должность облпрокурора Олегом Грабко – бывшим прокурорским работником, который сейчас трудится в областном правительстве.
В суде Евгений Русаков не признал себя виновным в мошенничестве. Он заявил, что знал Кириллова как представителя неких инвесторов из Москвы, которые хотели бы вложить в строительство в области крупную сумму, для начала – порядка 1,5 миллиона долларов. Для осуществления бизнес-проекта нужны были гарантии представителей местных властей, в чем он, Русаков, мог поспособствовать, обладая обширными связями. Желая убедиться в реальности намерений инвесторов, он предложил показать хотя бы 10% от суммы первоначальных инвестиций. 19 июня Кириллов внезапно назначил встречу, на которую принес 150 тысяч долларов. В этот момент Русаков был задержан сотрудниками УБОПа. По версии обвиняемого, эти деньги он брать не собирался.
Проверить слова подсудимого не получилось – Кириллов во время судебного заседания неожиданно скончался, не дав полных показаний. Помимо этого, Русаков заявил об осуществлении сотрудниками милиции в отношении него провокации.
У журналистов, которые присутствовали в судебном заседании, сложилось четкое убеждение, что в реальности вся эта история с Русаковым, Кирилловым, Григорьевым, Грабко, таинственными инвесторами из столицы и т.д. была несколько иной, чем она представлена в уголовном деле и описана в приговоре. Может, лжет Русаков (ведь говорил же он сначала, что не брал в руки денег, хотя на видеозаписи впоследствии все увидели, что это было не так), может, что-то путал Кириллов (то он утверждал, что верил Русакову, то заявил, что ему стало известно от Акчурина, что Русаков – мошенник). В общем – дело ясное, что дело темное…
В итоге судья Никита Вдовин склонился к версии государственного обвинителя и осудил Евгения Русакова за покушение на мошенничество, назначив ему 5 лет лишения свободы, которые он должен будет отбывать в колонии общего режима.
- Прокуратура, возможно, обжалует приговор, - сообщил государственный обвинитель Дмитрий Ганюхин, напомнив, что он просил назначить подсудимому более строгое наказание в 7 лет.
Адвокат Станислав Зайцев сразу после оглашения приговора заявил, что считает его необоснованным:
- Суд не внял ни одному моему доводу, хотя я детально объяснил, почему Русакова надо оправдать.
Теперь вся надежда у Русакова на Верховный суд, в Саратове он не надеется добиться правды.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню