Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Бойня турковских фермеров

Авторы - статьи > Обнорский Роман


Лина Палкина, Роман Обнорский
Бойня турковских фермеров
Лучшим способом устранения конкурента в экономическом споре в поселке Турки Саратовской области является убийство
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 2004, апрель. № 4 (59), с. 6, 11.
Рубрика. Точка поставлена. Однажды в глубинке
* Подг. к печати: 31 октября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
6 сентября 1999 года бывший глава Турковского района и один из самых крупных бизнесменов на местном рынке зерна и мяса Виктор Антонов заехал на свою ферму отдать несколько распоряжений скотнику. Увлекшись разговором, он даже не слышал, как сзади подошел незнакомец.
- Вы Виктор Леонидович? – спросил гость.
- Да, а в чем дело?
Вместо ответа прозвучали два выстрела. Убийца стрелял точно в голову. Когда Антонов упал, он был уже мертв.
До жизни не хватило нескольких секунд…
Скотник Веселов, окаменев от ужаса, стал пятиться назад, но оступился и упал. Киллер решил, что лишние свидетели ему ни к чему. Медленно, словно в страшном сне, он поднял руку с пистолетом и снова выстрелил. Убийца целился в грудь. Веселова спасло чудо – он сумел увернуться от пуль. Выстрелами из "ТТ" раздробило правую руку. Скотник притворился мертвым. Хотя он и так был еле живой от ужаса. Незнакомец, увидев, что свидетель не подает признаков жизни, отправился в загон. Оттуда, пытаясь спасти от смерти, бежала приемная дочь и компаньонка Антонова по бизнесу Марина Лукова. Как только убийца скрылся из поля зрения, "воскресший" Веселов со всех ног помчался в Турки за помощью.
В это время в коровнике продолжалась кровавая бойня. Теперь убийца охотился за Мариной Луковой. Пытаясь спастись, она добежала до припаркованных на улице "Жигулей". Всего нескольких секунд Марине не хватило, чтобы уехать.
Она успела только тронуться с места, когда в авто на полном газу въехала "Нива". От удара "Жигули" заглохли, а Марина буквально вылетела наружу. Не оставляя надежды на спасение, она попыталась убежать. Теперь ее преследовали уже двое – убийца отца и водитель врезавшегося в нее автомобиля. Они догнали ее практически одновременно. Прицелившись, киллер выстрелил один раз в голову. Этого было достаточно.
Бизнес-война. Первые жертвы
С момента кровавой бойни в Турках прошло четыре года. На скамье подсудимых Саратовского областного суда трое – Харон Хамзатов, Николай Стребков и Евгений Люлин. Как установлено приговором Саратовского областного суда, именно Харон, тезка мифического перевозчика через реку мертвых, отправил двух людей в царство теней. Отправил не по собственной инициативе. Его об этом попросили. За соответствующее материальное вознаграждение. Заказчиком убийства признан Николай Стребков.
Все началось в марте 1998 года. Именно тогда Стребков вместе с двумя компаньонами – Евгением Люлиным и Романом Сапожниковым, учредили производственно-коммерческую фирму "Буревестник". Бизнес для района у них был вполне типичный – купля-продажа зерна и мяса. Капитал для раскрутки заложили приличный, так что предприятие постепенно стало "подниматься" на местном рынке.
Это дало основание следователям областной прокуратуры предположить, что "Буревестник" стал одним из конкурентов на рынке для торгово-закупочного предприятия ООО "АНТ", которое в то время возглавлял глава районной администрации Виктор Антонов. Последний, пользуясь своим служебным положением жестко контролировал закупку и отгрузку зерна в районе. Мимо него не проходила ни одна сделка. Продавать продукцию без его ведома было категорически запрещено. Сдавать товар нужно было только тем, на кого он укажет.
Всякое предприятие, не принадлежавшее ему либо кому-то из его семьи, было обречено на жалкое существование. Такую характеристику методам работы отца в ходе судебного следствия дал сын убитого Сергей. В апреле 1999-го Антонов ушел  с поста главы администрации и основал  крестьянско-фермерское хозяйство "Дубрава". Одновременно экс-глава стал заниматься ростовщичеством. Давал районным организациям денежные и товарные кредиты, взимая плату сельскохозяйственной продукцией.
Вовремя расплатиться с Антоновым могли не все, поэтому постепенно заемщики впали в глубокую материальную зависимость от своего кредитора. Антонов, в свою очередь, требовал от руководителей таких хозяйств не иметь никаких дел с "Буревестником". Хотя в суде никто из свидетелей не смог представить достоверных письменных документов, подтверждающих факты денежного кредитования.
Отношения между "Дубравой" и "Буревестником" достигли критической отметки 4 сентября 1999 года. Тогда возле офиса фирмы, где работали Стребков и Люлин, рабочий по фамилии Кошкин (хороший знакомый Стребкова и компании) выстрелил из охотничьего ружья в друга и делового партнера Антонова Носырева. Убить не убил, но ранил.
План убийства разрабатывали на празднике?
После этого все впали в уныние, резонно предполагая, что Антонов происшествие просто так не забудет. По версии следственных органов, на следующий день Люлин праздновал свой день рождения. Пикник организовали на местном пруду. Хотя в суде, как свидетели обвинения, так и защиты достоверно не могли вспомнить, когда же все-таки было это празднование – то ли в 1999 году, то ли на следующий год. И вообще, отмечали день рождения Люлина или другого человека? В общем, неясность так и осталась, хотя судья Рубанов неоднократно пытался проанализировать все представленные доказательства.
Картина вырисовывалась следующая. На пруду Стребков якобы вновь завел разговор о самозащите. Со слов свидетеля Склярова, которого в Турках жители подозревают в склонности к употреблению наркотиков, Николай твердил, что надо закупать оружие и взрывчатку. Договорился даже до того, что предложил заминировать дорогу на подступах к Туркам, если "Антонов пойдет войной".
Эти показания Склярова адвокаты ставят под сомнение. Ведь сначала, на предварительном следствии, он рассказывал, что у Стребкова дома имеется целый арсенал оружия – несколько пистолетов и гранаты (которые, впрочем, так и не нашли). Странно, что человек, который уже имел в своем распоряжении все необходимое, говорил о покупке еще какой-то мифической взрывчатки. То есть должен нести дополнительные расходы, когда он и без того был вооружен до зубов.
Но, так или иначе, Антонова решено было убрать. На разработку плана действий ушло не слишком много времени. Вдвоем идти на дело Евгений Люлин и Харон Хамзатов не рискнули. Не посвящая в детали, они попросили помочь им своих приятелей – Склярова и Миронова. Реквизит для нападения приготовили традиционный. Чтобы их никто не узнал, Люлин раздобыл четыре трикотажные шапочки с прорезями для глаз. Харон же некоторое время назад приобрел по случаю любимое оружие киллеров – пистолет марки "ТТ".
6 сентября, то есть через день после перестрелки, четверка на "Ниве" темно-фиолетового цвета приехала в плодовый колхозный сад, расположенный в нескольких метрах от фермы по выращиванию бычков и свиней, или как его называли в селе – "бычатник" или "свиноферма".
Примерно в половине восьмого вечера к "бычатнику" подъехали Антонов с Мариной Луковой. Ее личность в деле тоже выглядит неоднозначно. По документам уголовного дела Лукова проходит как "компаньон" Антонова, которая вместе с ним занималась предпринимательской деятельностью и была в курсе всех его коммерческих "шалостей". Вместе с тем, та же Лукова являлась адвокатом Саратовской специализированной  коллегии адвокатов. Но, в соответствии с Положением об адвокатуре, действовавшим на тот период, она не имела права заниматься коммерческой деятельностью.
Антонов вместе со скотником Веселовым зашли в свинарник, а Лукова направилась на территорию загона для скота. Трое в "Ниве" натянули на головы шапочки с прорезями. Харон маскироваться отказался – мол, все равно не местный, никто его не знает. Люлин остался за рулем.
200 тысяч за два трупа
После расправы все четверо уселись в "Ниву" и на всех парах помчались прочь. Сначала они доехали до деревни Чернавки. В лесопосадках Люлин остановил машину. Там у приятеля они взяли "Волгу" и все, кроме Люлина, на двух машинах поехали в сторону Тамбова. По дороге остановились возле моста и выбросили в речку маски. Харон выкинул и свою одежду. Через несколько километров они бросили и битую "Ниву". Когда они прибыли в Тамбовскую область, Харон спрятал пистолет у своего знакомого.
Как утверждало предварительное следствие, за "мокрую" работу Хамзатову заплатили деньгами и двумя автомобилями – "Нива" и "шестерка". Всего на сумму порядка 200 тысяч рублей. Но в суде защитниками это всячески опровергалось. Они говорили: "Действительно, в обвинительном заключении сказано, что все вышеперечисленное Харону отдал Стребков. Но как он мог передать ему две машины, если они никогда не принадлежали ему лично и не числились на балансе "Буревестника"?
Итог: все будут сидеть
Никто из подсудимых своей вины не признавал. Хамзатов утверждал, что он здесь абсолютно ни при чем. И вообще, в день убийства его не было в Турках. Люлин уверял, что у него не было и капли неприязни к покойному Антонову. Об убийстве узнал уже после того, как были найдены трупы. Николай Стребков убеждал прокурора и судью, что понятия не имел о готовящемся нападении. Все подсудимые делали упор на то, что их оговорили из-за корысти и мести друзья Антонова, которые таким образом хотят прибрать к рукам их хозяйство и материально отомстить за смерть товарища.  В частности, рассказывают, что после задержания в 2003 году Люлина и Стребкова из "Буревестника" было похищено несколько комбайнов и машины с зерном на несколько миллионов рублей. Все в Турках говорят, что это было сделано друзьями Антонова.
Но все же Саратовский областной суд признал доказательства, представленные следствием, и осудил подсудимых: Стребкова – за организацию по найму убийства двух лиц, Люлина – за пособничество в этом убийстве, а Харона – за непосредственное убийство Антонова и Луковой, покушение на убийство скотника Веселова и незаконный оборот оружия. Теперь Харону Хамзатову предстоит провести за решеткой всю оставшуюся жизнь. Суд назначил ему пожизненное лишение свободы, хотя в приговоре указал, что надо бы ему вынести смертную казнь. Но так как у нас в стране на этот вид казни наложено вето, то заменил смертную казнь пожизненным сроком в колонии особого режима. За организацию преступления Николай Стребков получил 20 лет лишения свободы, а Евгений Люлин выйдет на свободу через 19 лет.
Прокурор празднует победу, защита готовит "засаду"
Адвокаты обвиняемых по делу Антонова считают, что приговор состоит сплошь из "противоречий".
После оглашения судебного решения мы попытались встретиться с представителями обеих сторон. Старший прокурор отдела государственных обвинителей прокуратуры Саратовской области Николай Абрамов рассказал нам, что он удовлетворен состоявшимся приговором.
- Я уверен в виновности всех осужденных. Считаю, что мера наказания, назначенная в этом случае, вполне адекватна содеянному.
- Как Вы находите приговор? Не будет ли он отменен Верховным судом, если его будут обжаловать?
- Приговор написан мотивированно, и нет никаких оснований для его отмены. Судья очень грамотно изложил и проанализировал все представленные в суде доказательства. Я думаю, что приговор в любом случае "устоит" и в Верховном суде.
Защитники Стребкова и Люлина – адвокаты Ирина Кирюхина и Олег Володичев, как и следовало ожидать, приговором крайне недовольны. Вот как они прокомментировали ситуацию по делу:
- Когда к нам в фирму обратились родственники задержанных, то я не сразу решилась на их защиту, - говорит Кирюхина. – Это, знаете ли, неприятно – защищать убийц, хотя у нас работа такая. Но впоследствии, уже на стадии предварительного расследования, я была полностью убеждена в невиновности моего подзащитного Николая Стребкова. Прокурорские следователи, на мой взгляд, вели дело предвзято и с нарушением уголовно-процессуального законодательства. Это, кстати, выразилось в том, что в суде часть доказательств была признана не имеющими юридической силы. Но у меня есть претензии не только к следствию, но и к суду. В приговоре очень много нестыковок. Некоторые выводы суда явно противоречат друг другу. При этом непонятно, почему судья в отдельных случаях берет за основу показания свидетелей, данные на предварительном следствии, а в других – те, которые были сказаны непосредственно в суде.
- Вы будете оспаривать приговор?
- Да, несомненно, нами будут подаваться кассационные жалобы в Верховный суд, который, по нашему мнению, должен отменить этот приговор как необоснованно вынесенный.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню