Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

В органах "раздрай", в мафии "банзай"?

Авторы - статьи > Синельников Михаил


Михаил Синельников
В органах "раздрай", в мафии "банзай"?
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 17 сентября. Стр. 1, 3.
Рубрика: Я не знаю, зачем и кому это нужно…
* Подг. к печати: 15 октября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф.  Вяч. Борисов.
Я не ставил своей задачей вбить клин между различными правоохранительными органами и придерживался только фактов, которые при случае могу доказать. И абсолютно не моя вина в том, что на основе увиденного и услышанного напрашиваются определенные выводы, выставляющие кое-кого в неприглядном свете. Думаю, тут нелишне будет сослаться на пункт 9 статьи 47 Закона Российской Федера­ции о средствах массовой информации, гласящий: "Журна­лист имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распро­странения за его подписью", а также статью 41: "Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с услови­ем неразглашения его имени".
Ситуация, о которой я хочу по­ведать, еще очень далека от сво­его разрешения, и статью я начну, условно говоря, с середины, по­степенно дойдя до истоков. 11 сентября 1996 года за попытку вымогательства квартиры у пенсионера П. сотрудниками регио­нального управления по борьбе с организованной преступностью (далее РУОП) в соответствии с указом президента были задержаны начальник смены дежурной части Октябрьского РОВД капитан милиции Г-в (в органах МВД с 1982 г.), менеджер коммерческой фир­мы Д-в и нигде не работающий Е-в. По оперативной информации пос­ледние двое входят в известную организованную преступную груп­пировку города. Версия "руопов­цев", наблюдавших за бандой не­сколько недель, следующая.
Эта далеко не святая троица избрала объектом своего внима­ния самый незащищенный соци­альный слой - алкоголиков. Вычис­лялась квартира, где проживал почитатель "зеленого змия", к нему просилась на постой ("Дяденька, дайте попить, а то так есть хочется, аж переночевать негде") несовершеннолетняя гражданка, держа­щая наготове заветные бутылки. После совместного распития она "испарялась", и наступала очередь человека в погонах. Он грозно за­являл, что к нему поступило заяв­ление об изнасиловании, что по­хмельному бедолаге светит нема­лый срок, но все можно утрясти в обмен на квартиру. Если тот не со­глашался, в игру вступали члены ОПГ, которые с помощью кулаков доказывали несчастному пропой­це "его неправоту".
Другое событие, последовав­шее почти сразу, вроде никак не связано с первым. Это уже потом возникли определенные паралле­ли, а пока...
На следующий день рано утром якобы трое неизвестных преступ­ников, один из которых был одет в форму сотрудника милиции, а двое - в "камуфляж", остановили "БМВ", где находились предпри­ниматели братья М-сян. Представившись сотрудниками РУОП, неизвестные надели на них наручники и вывезли в лесопосад­ки за аэропорт. Там слегка побили, поугрожали предметом, по­хожим на пистолет, и ко всему прочему отобрали дорожную сумку с деньгами в сумме 480 миллионов рублей. После чего грабители сели в "Жигули-2109", и "привет". Инцидентом заинтересовалось высокое на­чальство, и на место происше­ствия выехали начальник облУВД Булгаков, начальник ГУВД Кожевников, начальник област­ного угро Конегер и другие пред­ставители правоохранительных органов. По Саратову объявили план "Перехват". И вот тут, со­временно выражаясь, начинают­ся "непонятки".
При первоначальных показа­ниях братья М-сян вроде бы ска­зали, что нападавшие скрылись на красной "девятке" с поддель­ными номерами. А номер этот действительно числился за РУОПом. Через короткий отре­зок времени сотрудники отдела вневедомственной охраны Ле­нинского РОВД находят машину спецслужбы на стоянке в районе поселка "Техстекло", причем та стояла холодная, без всяких сле­дов, намекающих на то, что ею недавно пользовались или ме­няли номера. Поступает коман­да: дождаться водителя и препроводить его в Кировский РОВД. Эта команда выполняет­ся, и шофер РУОП оказывается в камере, причем (абсолютный нонсенс!) его забыли обыскать и, по некоторым данным, поместили за решетку вместе с табельным оружием (!!!).
В общем-то, образно говоря, получается, что УВД и РУОП счет сравняли, а это немаловажно, ведь в данный момент проводит­ся плановая проверка этих ве­домств комиссией из Москвы. Я не исключаю возможность про­стого совпадения, а просто раз­мышляю. И мысли приходят чем дальше, тем интереснее.
В тот же день пострадавшие братья М-сян заявляют, что на­падение было ЛОЖНЫМ, и его обстоятельства ИНСЦЕНИРО­ВАНЫ. Водителя РУОП отпуска­ют и обращают самое присталь­ное внимание на самих М-сян. И еще один фактик. Несмотря на то, что все выяснилось сразу же, 12.09.96 г., в пятницу, 13, во многие газеты просочилась ин­формация, где сотрудники РУОП по-прежнему обвиняются в гра­беже, и, если бы не принятые меры, то в конечном итоге в суб­ботних выпусках эта инсинуация и прозвучала бы, прочно укре­пившись за выходные в голове читателя.
Информация, говорящая либо о многом, либо ни о чем
Мне удалось встретиться с начальником пресс-службы УВД Кузьминым и начальником об­ластного уголовного розыска Конегером. Разговор получился ин­тересный и полезный, к сожале­нию, из-за недостатка газетного места не могу его привести це­ликом.
Корр. Как вы можете проком­ментировать произошедшее?
Конегер: Когда происходит преступление, отрабатываются все версии. Мы обязаны были проверить РУОП, но речь идет только о номерных знаках.
Корр. А что, была такая ост­рая необходимость задерживать водителя РУОП?
Конегер: С юридической точ­ки зрения его никто не задержи­вал (???), а проверяли как одну из версий. Никакого акцента на то, что он из РУОП, не делалось.
Корр. Где сейчас "потерпев­шие" братья М-сян?
Конегер: Они задержаны 13 сентября и обвиняются в даче ложных показаний. С ними про­должается работа, т.к. их ком­мерческая деятельность вызы­вает сомнения. Откуда у индиви­дуального частного предприятия такая значительная сумма (?), платили ли они налоги (?), их об­раз жизни (?) - все это надо тща­тельно проверить. Сейчас идет расследование, и трудно сказать, было ли на них совершено напа­дение, была ли это инсцениров­ка, были ли сообщники и т.д. По­казания братьев очень проти­воречивы.
Корр. Трудно представить, что человек в добром здравии (со­мнительно, что оба брата сумас­шедшие. - Прим. авт.) ни с того ни с сего вздумает клеветать на такую серьезную спецслужбу, как РУОП. А что если предста­вить такую ситуацию. Некто "икс" в своих каких-то целях застав­ляет М-сян оклеветать РУОП, а так как они свою функцию не выполняют, их наказывают - броса­ют в камеру и подводят под ста­тьи о лжесвидетельстве и, возможно, о сокрытии налогов и не­законном предпринимательстве…
Конегер: О чем они думали, мы не знаем, а нафантазировать мож­но все что угодно.
Корр. Странно, сначала РУОП арестовывает сотрудника УВД (тот самый капитан. - Прим. авт.), потом УВД выставляет РУОП в непонятном свете, и все это на фоне плановой проверки из Мос­квы.
Конегер: У меня бы не хватило фантазии связать эти события. У нас с РУОПом нормальные, рабо­чие отношения.
Кузьмин: Зачем ссорить меж­ду собой правоохранительные органы? Это только мешает на­шей работе, поднимает ненужный ажиотаж. Можно домыслить вся­кое, связать несвязуемое, но нуж­но ли?
Корр. Но мне тоже это не приснилось. Перед встречей с вами я разговаривал со многими людьми и с той, и с другой стороны. Мне­ния, мягко говоря, неоднозначные.
Кузьмин: Может быть, в ка­ких-то рабочих моментах и быва­ют мелкие разногласия, но такое встречается почти везде. И раз­дувать это искусственно... Мы имеем общую цель - борьбу с пре­ступностью.
Конегер: Вот мы задерживали другого сотрудника РУОП, но ни в какие СМИ об этом не сообщали. Уж если следовать вашей логике, то мы должны были этот случай "раздуть", однако не "раздули".
(Потом я узнал, что этот "другой" сотрудник на момент задержания уже в РУОПе не работал, следо­вательно, к этой структуре его можно отнести лишь с натяжкой. - Прим. авт.).
Абстрагируемся немного от недавно произошедших событий и вспомним недалекое прошлое. В те времена в области (не только здесь, разумеется) было как бы три хозяина: первый секретарь об­кома, областной прокурор и на­чальник облУВД (КГБ стоял не­сколько особняком). Известны примеры, когда, объединившись, сотрудники органов свергали партийца. Вряд ли у некоторых господ-товарищей в эпоху демок­ратии поуменьшилось амбиций, а тут вдруг появляется новая мощ­ная служба. Огромный соблазн - либо подтянуть ее к себе и сде­лать "карманной", чуть поделив­шись властью, либо держать но­вую структуру в постоянном напряжении, чтобы не успевала от­мываться от грязи. Вполне веро­ятно, что проблема тут не только в "бонапартизме" конкретных лиц. С самого начала создания РУОПов, было много неясного, и прежде всего в самой сути их вза­имодействия с территориальны­ми органами. В Саратовской об­ласти был вообще парадокс, вы­ражавшийся в вертикально-гори­зонтальном подчинении, когда штаб РУОП (под контролем кото­рого находятся шесть областей) подчинялся не только московско­му главку, но и областному (?) УВД. Отсюда возникало много вопро­сов, иногда выливавшихся в тра­гедию.
Информация, говорящая либо о многом, либо ни о чем
История создания и развития в Саратове спецслужбы по борьбе с организованной преступностью довольно-таки запутанная. В 1989 году всем известный 6-й от­дел помещался в "сером доме" на ул. Дзержинского в двух неболь­ших комнатах и имел не полнос­тью укомплектованный штат. Тем не менее результаты работы впе­чатляли. Потом началась реорга­низация, и произошло непонятное увольнение первого начальника, якобы по возрасту. Дальше по­явился РУОП, тоже громко зая­вивший о себе, так что бандиты трепетали только при одном упо­минании этой аббревиатуры. И вдруг поворот на 180 градусов, в прессе прокатывается волна ра­зоблачительных публикаций, об­виняющих РУОП в незаконных методах ведения следствия и физи­ческом воздействии на подозре­ваемых. Результат - год назад в собственном кабинете из табель­ного "стечкина" кончает жизнь са­моубийством второй начальник РУОП 49-летний полковник В. Еремкин. Вряд ли этот поступок был вызван какими-то незначи­тельными деталями личного ха­рактера. По мнению знавших его людей, это был "крепкий мужик", воевавший в Афганистане и имев­ший боевые ордена.
А вот как в посмертном письме объясняет мотивы, вынудившие его свести счеты с жизнью, сам В. Еремкин (приведу лишь некото­рые цитаты):
"В последние не­сколько месяцев этого года (1995) проведена серия негатив­ных публикаций с передергива­нием фактов, с целью скомпро­метировать деятельность РУОП. Организовали все это руководство УВД вместе с областной прокура­турой... Кампания по дискредита­ции РУОП имеет целенаправленный характер, истоки которого на­ходят отражение в политической борьбе за власть в области. Создается впечатление и есть осно­вания полагать, что все это, в конечном результате, является со­циальным заказом криминальных структур... Располагаю информацией, что в отношении меня гото­вится провокация, подыскивают­ся люди, которые могли бы это сделать, и готовит все это руководство УВД... Не вижу никакого выхода, как оградить подчинен­ных от произвола - не знаю, не в силах, но что-то делать надо"...
Перед смертью не лгут, и ко всему прочему Еремкин сделал кое-какие неутешительные про­гнозы, и часть из них сбылась. Общественность надеялась, что все точки над "i" расставит след­ствие (дело для пущей объектив­ности ведет Воронежская проку­ратура), но пока все глухо.
Наивно полагать, что трения в треугольнике РУОП - УВД - прокуратура происходят только в Сара­товской области. Доказательства тому - ряд статей в центральной прессе примерно такого же характера. И если отдельно взятого журналиста можно обвинить в предвзятости, то в отношении всех остальных коллег это уже кажет­ся смешным.
Похоже, проблема существу­ет, и надо предпринимать какие-то шаги, дабы развивающийся конфликт не разрешился чем-то страшным. Утрирую? Отнюдь нет. Даже в эпоху социализма столк­новения между конкурирующими ведомствами могли перерасти в настоящую войну. Да-да, я имею в виду тот случай, когда на станции метро "Ждановская" милиционе­рами был убит "кэгэбэшник". Ми­нистр МВД Щелоков тогда пошел напролом против комитета и Ге­неральной прокуратуры и успоко­ился только после того, как ему показали папку с компроматом. Виновных быстренько расстреля­ли, и все затихло.
Естественно, любой руководи­тель, что бы он там ни говорил на словах, печется о пресловутой чести мундира. Опять же есть све­женький пример на эту тему, о котором "СВ" вскользь уже упо­минали. Некто Щ-н, директор акционерного общества закрытого типа при одном НИИ, в июле 1996 года собрался сбыть московским коммерсантам около тонны циркония. Сделка по продаже пер­вой партии (110 кг) должна была произойти в котельной в районе пос. Солнечный. Тогда как раз вновь обострились отношения с Чечней, и везти цирконий через весь город было непросто - авто­мобили досматривались. Щ-н не придумал ничего лучшего, как на­нять своих друзей - работников областной прокуратуры - в каче­стве водителя и охранника. 17.07.96 г. всю компанию (там было много кого еще) накрыли оперативники РУОП, причем у "охранника" пистолет был на взводе и патрон дослан в патронник. Составили протокол, затем "прокурорских" отпустили и даже вернули оружие, полагая, что с ними разберутся в родном ведомстве. Там разобрались по-своему, и по результатам слу­жебной проверки к начальнику главка УОП МВД РФ В. Петрову помчалась бумага, которая обвиняла ... руоповцев в превыше­нии полномочий и незаконном за­держании. Действительно, пра­воохранительные органы не име­ют права задерживать работни­ков прокуратур, за исключением ма-а-ленькой оговорки - если те не попались прямо в момент совершения преступления. А то, что сотрудников прокуратуры "хлоп­нули", что называется, с полич­ным, наблюдали многие люди - репортаж об этом шел по цент­ральному телевидению с использованием фрагментов оператив­ной съемки. Интересно, а как сло­жилась дальнейшая судьба работников облпрокуратуры?
По общему тону статьи у чи­тателя может сложиться мнение, что УВД и прокуратура "плохие", а РУОП действует в "белых пер­чатках". Отнюдь. Были факты (о них много писали, в том числе и "СВ") , когда сотрудниками СОБРа (подразделение РУОП) ни за что ни про что избивались ни в чем не повинные граждане, на них собирались порочащие ма­териалы, оказывалось давление и т.п. Вот мнение на этот счет одного из офицеров начальству­ющего состава РУОП:
- Да, мы этого не отрицаем. И все же по отношению к се­годняшнему РУОПу это не со­всем верно. Во-первых, коман­да "молотобойцев" отсюда ушла в другую оперативную службу системы УВД (эту служ­бу в городе хорошо знают, и упорно ходят слухи, имеющие под собой реальную почву, о ее скором расформировании. - Прим. авт.); во-вторых, поменялся руководящий состав, из­менились многие наши мето­ды, однако по-прежнему мы чувствуем определенный прес­синг в наш адрес.
Кто тут прав, кто виноват - я не судья, но зато подозреваю, кому подобный расклад выгоден. Как любой нормальный че­ловек, я за то, чтобы крими­нальная милиция ловила воров, убийц и взяточников; милиция общественной безопасности наводила порядок на улицах; РУОП держал под контролем мафию, а прокуратура выдви­гала обоснованные и непредв­зятые обвинения. В дестабили­зации же заинтересованы толь­ко те, кто "кое-где у нас порой честно жить не хочет". Кстати, абсолютно не исключаю, что РУОП в том случае, с которого я начал свой материал, подста­вили они.
"Для меня не важно, на чьей стороне сила; важно то, на чьей стороне право".  В. Гюго
Информация, говорящая либо о многом, либо ни о чем
По некоторым данным, в пер­вой декаде сентября 1996 года в г. Энгельсе состоялась "сходка" уголовных авторитетов, где присутствовали воры в законе Поволжского региона и г. Моск­вы. На "сходке" решались орга­низационные моменты и вопро­сы "коронации", причем воров не местных. Почему для этих целей избрана именно наша территория - загадка, хотя…
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню