Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Саратовская Семья (часть 9)

Авторы - статьи > Крутов Александр
Александр Крутов
Саратовская Семья
 
// Богатей. 2000, апрель. № 7 (71), с. 2.
Рубрика: Расследование
(Окончание. Начало см. в №№ 18-19 за 1999 год, №№ 1-6)
* Подготовлено к печати: 16 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.
Чтобы ответить на вопрос о последствиях, к которым приведет воцарение РПК "Зерно Поволжья" на саратовском продовольственном рынке, стоит обратиться к истории. Приобретать объекты, связанные с зерновым бизнесом, Гулади Пипия начал еще в бытность гендиректором "Ликсара". Одним из первых таких объектов стал мучной склад, принадлежавший (впрочем, и до сего момента официально принадлежащий) не очень крупной фирме ОАО "Реалбаза хлебопродуктов".
То, что сегодня называется "Реалбазой хлебопродуктов", является дошедшим до нашего времени осколком существовавшего с конца XIX века "Торгово-промышленного товарищества братьев Шмидт в Саратове". Предприимчивые братья начали строить свою мукомольную империю с двух крупных мельниц в Саратове. В 1883 году на улице Вольской, близ Волги, была открыта так называемая Большая паровая мельница Шмидтов. Вскоре возле мельницы были выстроены элеватор и сеть складов. Все это хозяйство существует и действует и поныне. Правда, в 1978 году на элеваторе произошла авария, вследствие чего его и мельницу пришлось закрыть. Тем не менее это не сильно повлияло на основной профиль предприятия. После аварии база специализировалась на материально-техническом снабжении элеваторов и на хранении и расфасовке круп. После приватизации и акционирования предприятие стало называться ОАО "Реалбаза хлебопродуктов", но крупами продолжает заниматься и поныне.
В августе 1996 года гендиректором этого акционерного общества стал Олег Баранов. Приступив к своим обязанностям, новый гендиректор быстро выяснил, что в одном из крупных складов, принадлежащих "Реалбазе", хозяйничает некая фирма "Росса-93". Руководитель "Россы" Сергей Власов являлся одновременно еще и директором ООО "Росшина" и совладельцем ЗАО "Шина-Холдинг". Юридический адрес у всех четырех фирм – "Реалбазы Хлебопродуктов", "Россы-93", "Росшины" и "Шины-Холдинга" – один и тот  же – Вольская, 2. Иными словами, территория, занимаемая "Реалбазой хлебопродуктов", находится как раз напротив "Ликсара", на противоположной стороны ул. Чернышевского и тянется вниз к Волге.
Благополучное сосуществование "Реалбазы" с фирмами, входящими в сферу влияния господина Власова, продолжалось вплоть до весны 1997 года, когда Олегу Баранову стало известно, что в БИТ г. Саратова арендуемый мучной склад зарегистрирован как купленный фирмой "Росса" у его предприятия. Сотрудники БТИ даже продемонстрировали Олегу Алексеевичу некий документ купли-продажи, подписанный еще вроде бы в феврале 1996 года. Подобная новость сильно озадачила Олега Алексеевича, поскольку никакая оплата за якобы проданный склад на расчетный счет "Реалбазы" от фирмы "Росса-93" к апрелю 1997 года так и не поступала.
18 апреля 1997 года Олег Баранов направляет начальнику агропромышленной торговой фирмы "Росса-93" претензию о признании недействительным договора купли-продажи мучного склада АООТ "Реалбаза хлебопродуктов". В своей претензии гендиректор "Реалбазы" приводил четыре основания, по которым он считает данный договор ничтожным, и требовал в месячный срок возвратить мучной склад на баланс его предприятия. Однако эта претензия никаких последствий не имела, и с лета 1997 года из-за спорного склада началась целая череда арбитражных процессов.
28 июля 1997 года арбитражный суд Саратовской области под председательством Григория Вулаха удовлетворил требования истца, признав договор купли-продажи мучного склада от 20.02.96 недействительным. Основаниями для вынесения подобного решения послужили многочисленные нарушения при осуществлении этой сделки.
Решение Саратовского арбитражного суда прошло ряд кассационных инстанций и наконец в начале декабря 1999 года кассационная инстанция Федерального арбитражного суда Поволжского округа в Казани подтвердила правильность решения судьи Вулаха. Казалось бы, после окончательного решения арбитражного суда в Казани склад должен вернуться назад в собственность его законного владельца. Но не тут-то было. Распоряжаться складом и вовсю использовать его в своих производственных интересах после окончательного решения арбитражных судов стало… производственное объединение "Ликсар"! И до сего времени мучной склад, формально принадлежащий "Реалбазе", вовсю используется "Ликсаром". Спрашивается: как же такое могло случиться и почему подобная ситуация продолжается и поныне?
Первые попытки втянуть "Реалбазу хлебопродуктов" в сферу экономических интересов "Ликсара" начались еще в 1997 году. Весной 1997 года в совет директоров "Реалбазы" был введен в качестве полноправного члена Юрий Невзоров, работавший в то время заместителем у Пипия. Дело в том, что "Реалбаза хлебопродуктов" в то время еще имела приличный пакет акций в собственности у государства. И господин Невзоров как представитель интересов государства, наделенный даже специальной доверенностью, приступил еще и к исполнению функций члена совета директоров "Реалбазы".
Следует отметить, что в 1997 году дела у "Реалбазы хлебопродуктов" шли не блестяще. Более того, предприятие находилось на грани банкротства. Однако благодаря усилиям Олега Баранова к маю 1997 года кредиторская задолженность "Реалбазы хлебопродуктов" снизилась с 2,5  миллиона до 400 тысяч рублей. И вот, когда акционерное общество стало медленно, но уверенно выбираться из прежних долгов, член совета директоров "Реалбазы" Юрий Невзоров неожиданно стал настаивать на процедуре банкротства. Однако арбитражный суд не согласился с таким мнением, справедливо посчитав, что предприятие и без этой крайней меры способно справиться со своими трудностями и рассчитаться с кредиторами. Однако эта попытка, на мой взгляд, достаточно наглядно продемонстрировала стремление одного из руководителей "Ликсара" посадить на "Реалбазе" внешнего управляющего. Кто бы в случае банкротства стал этим внешним управляющим, можно только догадываться.
Тем временем со спорным складом происходят вещи уже совсем малопонятные с точки зрения нормальной логики. После длившейся более полугода судебной тяжбы фирмы господина Власова в конце 1997 года многострадальный склад освобождают, а руководство "Реалбазы" приступает к оформлению через областную регистрационную палату свидетельства о государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Процесс регистрации затягивается еще почти на полгода;  свидетельство было получено лишь в конце мая 1998 года. Тогда же специальным определением арбитражного суда со склада был снят судебный арест, наложенный судьей Вулахом еще в июле 1997 года. Однако пока шел процесс оформления, арестованный и отсуженный "Реалбазой" склад с 1 января 1998 года перешел в ведение "Ликсара". Спору нет, большой склад с солидной прилегающей территорией, находящийся практически в двух шагах от "Ликсара", очень нужен главному губернскому ликеро-водочному предприятию. На "Реалбазе" это хорошо понимали и готовы были пойти навстречу господину Пипия. Однако когда полученным свидетельством о государственной регистрации право собственности "Реалбазы" на склад было подтверждено, "Ликсар" получил предупреждение о том, что он незаконно использует чужое имущество.  Позитивной реакции на это предупреждение  не последовало, и в конце сентября 1998 года состоялся новый арбитражный процесс, ответчиком в котором выступило ОАО "Ликсар". Суд признал иск обоснованным и постановил взыскать с ответчика в счет понесенных "Реалбазой" убытков (прежде всего неполученной арендной платы) 377544 рубля.
Лично меня в данном решении арбитражного суда удивило несколько аспектов. Первое – это то, что "Реалбаза хлебопродуктов" не потребовала в своем исковом заявлении удаления чужака, каковым является ОАО "Ликсар", со своего склада. Вторым поразившим меня аспектом во взаимоотношениях "Реалбазы" и "Ликсара" стало отсутствие между ними договора аренды на "склад преткновения". Более того, ни истец, ни ответчик не предприняли никаких шагов для заключения подобного договора, пусть даже и в судебном порядке. Думается, именно поэтому арбитражный суд при расчете суммы убытков был вынужден руководствоваться не условиями договора аренды, а расчетом примерной арендной платы по временной методике, утвержденной решением гордумы. По оценкам специалистов, ставки арендной платы, прописанные в этой методике, были значительно ниже реальных платежей за аренду складов, существующих на саратовском рынке. Чем можно объяснить подобный альтруизм руководителей "Реалбазы"?
По-видимому, надеясь на взыскание с "Ликсара" пусть не очень крупной суммы понесенных убытков из-за недобросовестного использования принадлежащего его предприятию склада, Олег Баранов все же рассчитывал поиметь хотя бы "синицу в руках". Однако дальнейшее развитие событий показало, что и эта цель является труднодостижимой. Несколько месяцев не удавалось добиться начала исполнительного производства о взыскании долга.
Только 12 февраля 1999 года издается постановление о возбуждении исполнительного производства о взыскании с "Ликсара" долга в размере 377,5 тысячи рублей. Согласно данному постановлению должнику (ОАО "Ликсар")  предписывалось "в срок до 17 февраля добровольно исполнить требования, содержащиеся в исполнительном документе".  Однако к назначенному сроку, т.е. именно 17 февраля, в службу судебных приставов Октябрьского района поступает некая бумага от имени районного прокурора Владимира Чечина. Хотя это послание выполнено от руки, второпях и с помарками и не имеет никаких реквизитов и штампов, указывающих на принадлежность его к районной прокуратуре (так что у меня даже язык не повернется назвать это документом), тем не менее оказывает молниеносное воздействие на судебных исполнителей. Тут же выносится постановление об отложении исполнительных действий "в связи с письмом прокурора Октябрьского района от 17.02.99 г. с проводимой проверкой".
Утверждение о проводимой проверке соответствовало действительности даже со значительным перебором. В феврале – марте прошлого года на "Реалбазу" обрушился целый шквал проверок разных контролирующих и правоохранительных инстанций. Если следить по датам, стоящим на документах, первыми череду проверок начали сотрудники милиции. 3 февраля в адрес Олега Баранова поступил запрос, подписанный начальником управления по экономическим преступлениям облУВД Анатолием Супрунцом. Запрос содержал просьбу предоставить бухгалтерские и иные документы акционерного общества. К середине февраля эстафету интереса к "Реалбазе" перехватили сотрудники Октябрьского РОВД. Судя по запросу от 15 февраля 1999 года, подписанному заместителем начальника РОВД полковником Стрелковым, районных милиционеров интересовали копии документов, подтверждающих право собственности "Реалбазы" на занимаемые помещения, а также копии документов на оформление в собственность. Мы можем только гадать о причинах, побудивших районную милицию интересоваться подобными специфическими вопросами. Однако к началу марта прошлого года круг интересов сотрудников Октябрьского РОВД по отношению к ОАО "Реалбаза хлебопродуктов" существенно расширился. И в разряд сведений, указанных в новых запросах районных милиционеров, попали документы, связанные  с системой ведения реестра, протоколы совета директоров, протоколы общих собраний и даже баланс предприятия за последний отчетный период. В тот же период требования о предоставлении различных документов руководство "Реалбазы" получило также из Саратовского регионального отделения Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг и из областного управления Федеральной службы налоговой полиции. Возможно, что такое обилие проверок и запросов, пришедшихся на достаточно короткий отрезок времени, является простым совпадением. Но, согласитесь, в создавшейся обстановке руководству "Реалбазы" было явно не до взыскания долга с "Ликсара" за используемый этим предприятием склад.
Любопытно, что описанный выше характер взаимоотношений между ОАО "Ликсар" и ОАО "Реалбаза хлебопродуктов" сохраняется до настоящего времени. "Ликсар" продолжает использовать тот же самый склад, доступ на который не имеет даже сам Баранов. Руководство "Реалбазы" подает на "Ликсар" в арбитражный суд очередные иски о взыскании убытков. На днях, будучи в арбитражном суде, я с удивлением обнаружил объявление о назначенном процессе между этими двумя акционерными обществами.
- Да, - подтвердил мою догадку Олег Баранов, - мы по-прежнему продолжаем судиться с "Ликсаром" и по-прежнему пытаемся взыскать с него всю сумму понесенных убытков в связи с использованием нашего склада.
Из дальнейшего рассказа Олега Алексеевича следовало, что к настоящему времени общая сумма долга "Ликсара" за два года пользования складом "Реалбазы" достигла более миллиона рублей. Однако за последние десять месяцев судебным приставам так и не удалось взыскать с "Ликсара" эту сумму. И пока подобное положение вещей сохраняется, судебные процессы будут продолжаться.
Возможно, у кого-то может возникнуть вопрос: а какое отношение история о невыплате "Ликсаром" убытков, присужденных арбитражным судом в пользу "Реалбазы", имеет к деятельности региональной продовольственной компании "Зерно Поволжья"? Дело в том, что основные организационные мероприятия по созданию ООО "РПК "Зерно Поволжья" пришлись на начало 1999 года, как раз на то самое время, когда руководство "Реалбазы" активизировало свою деятельность по взысканию с "Ликсара" отсуженных денежных средств. А руководство "Ликсара" в это же самое время, по-видимому, вовсю экономило имеющиеся в его распоряжении средства. Вспомним, что именно в феврале прошлого года в связи с образовавшимися долгами были опечатаны располагавшиеся в гостинице "Московская" помещения, занимаемые редакцией газеты "Саратовские губернские ведомости", учредителем и издателем которой являлся помощник Гулади Пипия Георгий Кузнецов. А 25 марта 1999 года "в связи с отсутствием финансовой и материально-технической возможности продолжать издание  газеты" выпуск "Саратовских губернских ведомостей" был прекращен. В чем же причина такой экономии?
От ряда специалистов фондового рынка мне доводилось слышать такую версию. Первоначальным толчком к созданию РПК "Зерно Поволжья" послужило решение федерального правительства о раскреплении из государственной собственности и продаже крупных пакетов акций ряда ведущих предприятий, технологически связанных с заготовкой и переработкой зерна. Наиболее известными из этих предприятий являются:
"Саратовмука" (25,5% акций),
Саратовский комбинат хлебопродуктов (25,5%),
Балашовский комбинат хлебопродуктов (25,5%),
Аркадакхлебопродукт" (25,5%),
АО "Комбикорм" (Балашов, 51%),
Балашовский и Ершовский элеваторы (по 51%). На двух последних элеваторах, несмотря на раскрепление из государственной собственности контрольного пакета акций, за государством осталась так называемая "золотая акция", т.е. право вето на внесение изменений в устав и т.п. На сегодня в перечень саратовских акционерных обществ зернового рынка, чьи акции не подлежат досрочной продаже, поскольку предприятия эти постановлением правительства РФ отнесены к разряду имеющих стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства, входят только 4 предприятия. Это Балашовский комбинат хлебопродуктов (Балашов), Пугачевский элеватор, хлебные базы № 44 в Саратове и № 69 в поселке Свободный. На каждом из этих предприятий за государством пока еще остается пакет акций размером 25,5%.
Что касается всех прочих крупнейших предприятий, связанных с хранением и переработкой зерна, то они в значительной степени оказались в сфере влияния двух крупнейших холдингов – облпотребсоюза и РПК "Зерно Поволжья". На сегодня к "Зерну Поволжья" помимо "Ликсара", мясокомбината "Саратовский" относятся такие предприятия, как
Саратовский комбинат хлебопродуктов,
"Саратовмука",
"Энгельсмука",
Балашовский комбинат хлебопродуктов,
Калининский элеватор,
Краснокутский элеватор.
Пожалуй, нельзя сказать, что вхождение в холдинг "Зерно Поволжья" вызвало прилив энтузиазма у руководителей предприятий, на чью долю выпала сия участь. Некоторые отдавали в уставной фонд пипиевского ООО имущество, не задействованное в основных технологических процессах. Мне рассказывали, что руководитель "Энгельсмуки" Старшина в качестве взноса в уставной фонд передал мельницу, расположенную на территории 42-й хлебной базы, контролируемой "Наратом". Примерно так же поступил руководитель Балашовского комбината хлебопродуктов Спирин, передавший "Зерну Поволжья" недавно приобретенное автотранспортное предприятие. По имеющейся информации, в настоящее время в сферу влияния "Зерна Поволжья" попал Пугачевский элеватор, 25,5 процента акций которого формально было реализовано по квотам областного минсельхоза сельским товаропроизводителям. Однако, по мнению ряда вполне компетентных наблюдателей, реально контролирует этот пакет ООО РПК "Зерно Поволжья". Несколько сложнее обстоит дело с установлением контроля упомянутого выше ООО над такими предприятиями, как Балашовская хлебная база № 43 и хлебная база № 69 в поселке Свободный Базарно-Карабулакского района. Наши источники отмечают активность по включению этих предприятий также в сферу влияния "Зерна Поволжья" путем установления контроля над определенным пакетом акций. Однако увенчалась ли данная активность успехом, сегодня сказать достаточно сложно, тем более что Базарно-Карабулакский район традиционно принято считать сферой интересов "клана родственников" губернатора Аяцкова.
Что же касается сферы влияния облпотребсоюза (руководитель – брат губернатора Владимир Титаев) в зерновом бизнесе, то она также достаточно обширна, хотя, может быть, и менее впечатляюща по своим масштабам. В эту сферу, по нашим оценкам, входят
АО "Аркадакхлебопродукт", а также
Питерский,
Самойловский,
Арбузовский (Ивантеевский район),
Мокроусский,
Демьясский (Дергачевский район),
Аркадакский и
Турковский элеваторы. Полюбовно, по-семейному были поделены сферы влияния и по главным "разгосударствленным" элеваторам – Балаковскому и Ершовскому. Где-то полтора-два года назад за влияние на Балаковский элеватор боролась фирма "РИМ" (поддерживаемая Николаем Владимировым и Владимиром Буровым) с балаковцем Русланом Ефремовым, которого активно поддерживал нынешний руководитель недвижимого имущества Мингосимущества  Дмитрий Матвеев. Сегодня установить свой контроль над Балаковским элеватором стремится "Зерно Поволжья", а вот Ершовский элеватор скорее всего попадет под опеку облпотребсоюза.
Из крупных предприятий, до сих пор по разным причинам еще не попавших в сферы влияния двух новоиспеченных губернских зерновых гигантов, на сегодня можно выделить хлебные базы № 42 в Энгельсе и № 44 в Саратове. Первая, как уже было отмечено, контролируется "Наратом", руководство которого, несмотря на явно некомфортные условия своего существования в Саратовской области, ведет достаточно независимую политику, опираясь, по слухам, на связи с некоторыми видными московскими олигархами. Что касается хлебной базы № 44, то значительным количеством акций этого предприятия владеют представители чеченской диаспоры, проживающие в Саратовской области. В ноябре прошлого года на хлебной базе № 44 с участием сотрудников милиции (в операции принимали участие структуры УБЭП КМ УВД и УОП УВД области) и консультанта заместителя секретаря Совета безопасности области Дрянина произошло фактически силовое отстранение от руководства законно избранного генерального директора Муссы Ногомирзаева. Формальным поводом для смещения руководителя хлебной базы стало некое решение комитета по управлению имуществом Саратовской области № 729 от 4 ноября 1999 года за подписью и.о. председателя комитета Александра Антоненко, "согласованное" с заместителем министра сельского хозяйства области М. Фаизовым. Уже 19 ноября прокурор области Николай Макаров принес протест на данное решение облкомимущества. Однако даже после того как Александра Антоненко на посту председателя комитета сменил Александр Калиниченко, данный протест так и не был принят во внимание. Сейчас на рассмотрении в областном арбитражном суде находится иск прокуратуры к облкомимуществу в защиту интересов государства и общества о признании решения № 729 незаконным с момента его подписания. Заседания арбитражного суда за последние три месяца по различным причинам переносились, вследствие чего судебного решения пока так и нет. Так что пока нельзя с полной уверенностью сказать, в чьи же руки в итоге перейдет хлебная база № 44, входящая в перечень "объектов, имеющих стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства".
Но вернемся к вопросу о роли и влиянии на экономику области региональной продовольственной компании "Зерно Поволжья". Для начала приведу небольшую выдержку из статьи "Битва за урожай проиграна?", опубликованной в конце прошлого года: "В прошлом (1998 – А.К.) году областному правительству так и не удалось сформировать годовые запасы зерна для региона, а в текущем (1999) году из требуемых 400 тыс. тонн зерна получено лишь 130 тысяч, причем из них пшеницы 3-го класса (из нее как раз и выпекают хлеб) поступило всего 3,8 тыс. тонн". И еще: "Ситуация в этом году не лучше: урожай вроде бы собран, а основному местному производителю муки, региональной компании "Зерно Поволжья", уже пришлось под кредиты Сбербанка закупить в Краснодарском крае 40 тыс. т. пшеницы" ("Саратовская мэрия", № 50 от 2 - 8.12.99).
Подобная информация не может не удивлять и настораживать. Компания, которую сам губернатор назвал главным контрагентом правительства по наполнению областного продовольственного фонда, оказывается, занялась тем, что стала ввозить зерно из другого субъекта федерации.
Впрочем, ощутимые трудности с зерном у "Зерна Поволжья" впервые проявились еще в июне прошлого года. Именно тогда Гулади Пипия обратился к Муссе Ногомирзаеву с просьбой помочь взаимообразно с зерном из запасов госрезерва, которые хранились на хлебной базе № 44. В подкрепление этой просьбы последовало и ходатайство из правительства области. Генеральному директору хлебной базы было разъяснено, что поступившая из-за границы гуманитарная помощь не обладает необходимыми хлебопекарными качествами, и для подмешивания к ней требуется зерно 3-го класса. Мусса Ногомирзаев пошел навстречу просьбе главного зернового магната губернии и ходатайствам областного правительства и отпустил им взаимообразно около 2 тысяч тонн зерна из запасов госрезерва. Как разъяснили мне работники хлебной базы, сделано это было в полном соответствии с законодательством РФ о госрезерве и договорными условиями между базой и Приволжским управлением, поскольку в условиях хранения была предусмотрена возможность освежения 4500 тонн зерна урожая 1996 года зерном урожая 1999 года. В сентябре компания "Зерно Поволжья" частично начала возвращать в госрезерв на хлебную базу взятое взаимообразно зерно. Полностью вернуть все взятое у государства "Зерно Поволжья" должно было к 1 декабря 1999 года. Однако уже с августа на базе стали активно работать сотрудники областного УЭПа, а к осени в областной прессе стали появляться материалы о крупных злоупотреблениях на хлебной базе, о возбужденном по фактам этих злоупотреблений уголовном деле и даже о якобы выявленной на базе недостаче 7 тысяч тонн зерна. Не знаю, каковы реальные судебные перспективы данного уголовного дела, но могу заверить, что до настоящего времени все ответственные работники хлебной базы остаются на свободе и обвинение никому не предъявлено. Лично мне все события вокруг генерального директора "Хлебной базы № 44" Муссы Ногомирзаева чем-то напоминают историю со смещением бывшего директора ГУП "Ликсар", который возглавлял это предприятие до Пипия. Того тоже сместили административными методами, обвинив в хозяйственных злоупотреблениях. А длившееся несколько лет вялотекущее расследование уголовного дела так и закончилось пшиком.
Однако меня в данной истории интересует другое. А именно: из каких источников "Зерно Поволжья" смогло возвращать зерно госрезерву? В марте в нашу редакцию поступила заслуживающая доверия информация, из которой однозначно следовало, что этими источниками являются Внебюджетный фонд правительства Саратовской области (ВФПСО) и структурное подразделение ВФПСО – ГУП "Концессия". Дело в том, что с самого начала губернаторства Дмитрия Аяцкова определенная часть зерна, собираемая саратовскими крестьянами, должна была поступать в так называемый "губернаторский фонд". Зерно из этого фонда реализовывалось на конкурсной основе через тендерную комиссию ГУП "Концессия", а вырученные таким образом деньги поступали во внебюджетный фонд для финансирования различных социальных программ. Так, если вкратце, до недавнего времени выглядел традиционный механизм использования зерна "губернаторского фонда".
Однако в сентябре прошлого года из описанных выше правил были сделаны серьезные исключения. Фирма, ради которой были сделаны такие исключения, называлась (как уже, наверное, догадался читатель) ООО "РПК "Зерно Поволжья". Именно эта компания без всякого тендера взаимообразно получила доступ к зерну из "губернаторского фонда", находящемуся в ведении ГУП "Концессия". Сразу же оговорюсь, что в подобном одолжении не было ничего  противозаконного, поскольку под эту операцию было издано специальное постановление правительства Саратовской области № 85-П от 08.09.99. Неделей раньше, т.е. 1 сентября 1999 года, между ВФПСО и ГУП "Концессия" был составлен договор поручения № 161/1, предусматривающий характер экономических взаимоотношений этих двух структур на этапе товарного кредитования зерном из "губернаторского фонда" компании "Зерно Поволжья". По имеющимся у нас данным, стоимость зерна, отпущенного "Зерну Поволжья", фиксировалась в виде задолженности ГУП "Концессия" перед ВФПСО. В упомянутом выше договоре-поручении № 161/1 от 01.09.99 тоже нет ничего противозаконного, поскольку базируется он на соответствующем решении попечительского совета № 1.
Во всей этой истории обращает на себя внимание другое обстоятельство. Если вся упомянутая выше нормативная договорная база на уровне руководства правительства области принималась еще в сентябре, то договор между ГУП "Концессия" и ООО "РПК "Зерно Поволжья" за № 209 был подписан лишь 30 ноября 1999 года. Немного позже, а именно 8 декабря 1999 года, в дополнение к данному договору было подписано дополнительное соглашение № 1.
Чтобы иметь возможность оценить масштабы заимствования компанией "Зерно Поволжья" у ГУП "Концессия", а также сопоставить цены, по которым в данном случае производился отпуск "Зерну Поволжья", с ценами, применявшимися тендерной комиссией осенью 1999 года, мне были необходимы копии всех перечисленных выше документов. Пришлось подготовить соответствующий запрос на имя генерального директора ВФПСО Валерия Наташкина. Завершая этот материал, мы воспроизводим полученный ответ. Как видим, высокопоставленные чиновники не очень-то расположены делиться с прессой "коммерческими тайнами" определенного рода.
Но, с другой стороны, нет ничего тайного, что когда-нибудь не становилось бы явным. По имеющимся у нас данным, в феврале РПК "Зерно Поволжья" вернула ГУП "Концессия" часть своей задолженности в размере 1 млн. 17 тыс. рублей. Десять процентов от этой возвращенной суммы, т.е. сто одну тысячу семьсот рублей ВФПСО передал в распоряжение ГУП "Концессия" в порядке возмещения за хлопоты и в полном соответствии с постановлением правительства Саратовской области № 85-П. В общем, каждый, хоть и не совсем полностью, но получил ему причитающееся. Все чинно и благородно, как в нормальной семье – "саратовской Семье".

Цикл Александр Крутова "Саратовская Семья" - всего 9 статей выложен 20 апреля 2015 г.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню