Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Саратовская Семья (часть 2)

Авторы - статьи > Крутов Александр
Александр Крутов
Саратовская Семья
 
// Богатей. 1999, декабрь. № 19 (64), с. 2.
Рубрика: Расследование
(Продолжение; начало см. в № 18)
* Подготовлено к печати: 12 октября 2014 г. Вячеслав Борисов.
 
В группу "силовиков", на схеме взаимосвязей саратовской Семьи, объединены как члены руководства Саратовской области, работающие в областном Совете безопасности, так и лица, занимавшие ранее и занимающие ныне весьма солидные посты в структуре областного управления ФСБ. Весьма условно группу "силовиков" я бы подразделил на две большие подгруппы: чекистов и "клан Мальковых". В каждой из этих подгрупп существует свой неформальный лидер, оказывающий влияние на определенные, весьма важные участки жизни Саратовской губернии.
 
Чекисты
Явным лидером политической подгруппы чекистов является Александр Петрович Катков, полковник ФСБ и с лета прошлого года руководитель аппарата губернатора Саратовской области. Несмотря на то, что в структуре исполнительной власти Саратова господин Катков начал работать с начала 90-х годов, до недавнего времени он оставался в тени и как политическая фигура практически не упоминался в прессе. Что касается официальной биографии Александра Каткова, то на начальном ее этапе она сильно смахивает на биографию Вячеслава Володина. Вот как сам лидер "чекистов" рассказывал об этом в интервью газете "Саратовские губернские ведомости":
"Закончил Саратовский институт механизации, некоторое время работал на кафедре экономики в качестве ассистента. Занимался общественной деятельностью на профсоюзном поприще. С 1991 по 1998 г.г. отслужил в органах госбезопасности. Прошел путь от оперуполномоченного до заместителя начальника управления." ("СГВ" от 3 июня 1998 г.).
Людям, знакомым с особенностями службы на офицерских должностях в силовых структурах, карьера Александра Каткова может показаться головокружительной. Всего за семь лет дослужиться от лейтенантской должности до полковничьей (и получить-таки полковника) сможет далеко не каждый. Однако, по имеющейся у нас информации, свою службу в качестве кадрового офицера КГБ Александр Петрович начал не в 1991 году, а как минимум на десятилетие раньше.
Действительно, начав с должности оперуполномоченного в начале 80-х годов, очень скоро Александр Катков стал руководить 5-м отделением в 5-м отделе Управления КГБ СССР по Саратовской области. Поскольку людям малосведущим сочетание двух пятерок мало что скажет, стоит пояснить некоторые особенности структуры КГБ эпохи развитого социализма. В зависимости от "специализации" в структуре КГБ существовало более десятка управлений и служб, каждая из которых имела свой порядковый номер. Например, Первое главное управление – внешняя разведка; Второе главное управление – внутренняя безопасность и контрразведка; Третье – военная контрразведка и т.д. Однако наиболее одиозным из всех управлений КГБ было печально знаменитая "пятерка", занимавшаяся борьбой с идеологическими диверсиями, а проще говоря – политическим сыском. К началу 90-х годов сам факт существования "пятерки" столь сильно дискредитировал курс и идеи главного архитектора перестройки Михаила Горбачева, что к концу его правления название управления было изменено. Оно стало называться Управлением по защите конституционного строя.
По аналогии с нумерацией и специализацией в центральном аппарате КГБ, в каждом региональном управлении существовали отделы с аналогичными функциями и порядковыми номером. То есть в Саратовской области борьбой с инакомыслием занимался 5-й отдел местного управления КГБ. А 5-е отделение вышеназванного отдела специализировалось на борьбе с идеологическими диверсантами среди сотрудников учреждений здравоохранения, аптек и учебных заведений медицинского профиля.
Уже в те годы в молодом офицере появились лучшие качества, необходимые профессиональному контрразведчику. В августе 1997 года, уже пребывая на должности заместителя начальника УФСБ по Саратовской области по кадрам, Александр Петрович так определил комплекс качеств, необходимых для профессионалов из госбезопасности: "Если попытаться нарисовать обобщенный образ сотрудника спецслужбы, то он должен являть собой сплав общей эрудиции, глубоких знаний в какой-либо конкретной области, профессионального опыта, способности к творчеству, высокой дисциплины и преданности делу, которому служишь. Важное значение имеют и такие личные качества как умение быстро ориентироваться и легко адаптироваться в незнакомой обстановке, оперативно реагировать на внезапное изменение ситуации и самостоятельно принимать адекватные решения; наличие воли, способности подавлять в себе чувство страха, умение вызывать расположение и симпатию окружающих…"
По оценкам ряда коллег Александра Каткова, именно это последнее качество, которым наш герой обладал в полной мере, во многом предопределило его успешное продвижение по службе. Ведь в его случае умение вызывать расположение и симпатию окружающих гармонично сочеталось с его служебным положением. Сегодня, наверное, и сам Александр Петрович не сможет сказать, сколько хороших людей он помог вырвать из лап опасных болезней, обеспечивая в условиях острейшего дефицита импортными лекарствами. Наверное, некоторые из ныне практикующих в Саратове врачей и до сего дня должны быть благодарны Александру Петровичу за помощь в поступлении в очень популярный в 80-е годы медицинский институт. При этом мне не известно случаев, чтобы в те же годы кто-либо из саратовских медиков подвергался каким-либо гонениям по политическим мотивам, посадкам или высылкам. Обозревая карьеру Александра Каткова за первое его десятилетие службы в КГБ, невольно удивляешься, как этот человек, находясь на таком ответственном карательно-охранительном посту, сумел стольким людям сделать хорошее и почти никому – плохое. Со многими руководителями учреждений здравоохранения и сопутствующих медицине организаций у Александра Каткова и сегодня сохраняются самые добрые и неформально-деловые отношения. Более того, в среде областных чиновников поговаривают, что работающие ныне на ответственных постах в областном Совбезе бывшие медики Владимир Марон и Сергей Утц являются своего рода "крестниками" Каткова. При этом мнение Александра Петровича для них не менее значимо, чем мнение их непосредственных руководителей.
Разгром августовского путча, расформирование КГБ и последовавшее реформирование структуры органов госбезопасности поставили Александра Каткова перед непростой задачей самоопределения. Новое руководство страны более не нуждалось в его преданности тому делу, которому он верой и правдой отслужил около 10 лет. Нужно было, не меняя общего профиля приобретенных за прошедшее десятилетие профессиональных навыков, найти нового потребителя своих достаточно специфических услуг. И надо отдать должное умению Александра Петровича "быстро ориентироваться и легко адаптироваться в незнакомой обстановке": он изменил профиль своей деятельности, перенеся акцент в ней со служения "делу" на служение телу. Или, если быть более точным, стал помощником мэра Саратова Юрия Китова по вопросам безопасности.
Кто тогда мог знать, какие кадровые и политические катаклизмы подстерегают Александра Каткова на этой должности, которой было отдано около трех лет его жизни. Думаю, мне нет особой нужды напоминать читателям, что Юрий Китов (первый мэр Саратова, за безопасность которого отвечал Катков) покончил жизнь самоубийством при весьма таинственных обстоятельствах. Для второго мэра – Александра Маликова – окончание его карьеры на посту главы городской администрации завершилось более благополучно: почетным перемещением на малозначительный пост председателя облкомэкологии.
Несмотря на столь различный финал в политических карьерах двух упомянутых выше глав администраций Саратова, обе отставки имели одну и ту же подоплеку. А именно: в руках политических оппонентов мэров Китова и Маликова в определенный момент оказывался серьезный компромат против них, который использовался по мере политической целесообразности. Наверное, подобный крах политической карьеры двух патронов подряд мог вполне поставить крест на профессиональной карьере их референта по вопросам безопасности. Но в случае с Александром Катковым все как раз наоборот. После смещения в 1996 году Маликова с поста мэра, Катков с резким повышением по службе возвращается в родное управление ФСБ по Саратовской области. Фактически он становится вторым человеком в иерархии саратовских чекистов, заняв пост заместителя начальника управления по кадрам. При этом господин Катков умудрился не только резко вырасти по должности в органах госбезопасности, но и сохранить свое влияние в органах исполнительной власти, получив в том же 1996 году пост помощника губернатора. Это был первый формальный знак признания заслуг Александра Петровича новой властью. А еще через год, т.е. летом 1997 года, господин Катков был даже награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" 2-й степени в числе таких близких к Дмитрию Аяцкову людей как Александр Дурнов.
Следует отметить, что присущую, наверное, одному ему способность одновременно сохранять свое влияние и в структуре ФСБ и в органах исполнительной власти Александр Катков достаточно отчетливо проявил и на нынешнем посту руководителя аппарата губернатора. Известно, что преемник Каткова на должности заместителя начальника УФСБ по кадрам, полковник Александр Бурдавицын вот уже более года работает, имея сомнительную приставку "и.о.". Наши источники в чекистских кругах объясняют это обстоятельство какой-то сверхъестественной способностью Александра Петровича, формально являющегося ныне сугубо цивильным человеком сохранить за собой прежнюю должность в управлении ФСБ. Складывается впечатление, будто полковник Катков отбыл в длительную командировку в аппарат губернатора, но вот-вот может вернуться.
Правда, за период пребывания  Каткова в этой импровизированной командировке не все в его карьере складывается так как хотелось бы. Так, какие-то буквоеды и крючкотворы в Москве на корню "зарубили" представление полковника Каткова к генеральскому званию. Причем "зарубили" с железной формальной аргументацией, что такие должности, как зам. начальника УФСБ, или руководитель аппарата губернатора, не соответствуют генеральским погонам. А вот должности, которые по рангу соответствуют генеральскому званию – т.е. должности секретаря областного Совбеза, вице-губернатора и начальника УФСБ по Саратовской области прочно заняты.
Убрать Александра Мирошина или Анатолия Трегуба с занимаемых ими постов возможно только при условии, что губернатор почувствует сугубую опасность, исходящую от этих людей или их подчиненных для своих интересов или для деятельности иных членов Семьи. Иных способов реализации этой задачи, кроме регулярного вброса политической дезинформации или громкой, хорошо организованной провокации, направленной на дискредитацию некоторых институтов областной власти, не существует.
В этой связи стоит обратить внимание на регулярный выпуск газеты "Саратовский репортер", с первых же номеров усвоившей нетрадиционный для отечественной журналистики жанр клеветнического политического доноса. В настоящее время многие местные политические обозреватели склонны считать, что к изданию "Саратовского репортера" причастны Мирошин и Россошанский. Намеки на такое кураторство появлялись и в газете "Грани", и в "Земском обозрении". Пока что никакого официального опровержения этих версий не последовало, а потому можно считать, что "Саратовский репортер" продолжает выходить как бы под эгидой областного Совбеза.
Лично я не совсем уверен, что все политические слухи и сплетни, изливаемые на страницах "СР", есть исключительно плод больного воображения некоторых не в меру ретивых чиновников Совбеза. Зная интеллектуальную мощь вице-губернатора А. Мирошина, никогда не поверю в то, что именно этот руководитель способен стать инициатором провокационной многоходовки в печати, имеющей целью стравить первых лиц губернии, областного центра и лидеров столичного избирательного блока "Отечество – Вся Россия". Тем не менее события последних дней как бы специально еще раз наталкивали политизированную публику на мысль, что главным центром политической провокации в губернии является областной Совбез. Серия публикаций конца ноября в "Комсомольской правде", вышедших под заголовком "Проблем так много половых на улицах Саратова" – достаточно яркое тому подтверждение.
Главным героем сексуальных репортажей журналистки "КП" Ульяны Скойбеды стал Сергей Утц. На первый взгляд подобное обстоятельство может показаться странным. На занимаемый им ныне пост руководителя секретариата областного Совбеза Сергей Рудольфович пришел сравнительно недавно, в начале нынешнего года. С момента своего появления в Совбезе Сергей Утц выгодно отличался от большинства сотрудников этого ведомства. Если раньше кадровый костяк областного Совбеза составляли бывшие сотрудники УВД области, уволенные генералом Булгаковым по самым различным причинам, то внук известного в Саратове профессора-медика Моногенова Сергей Рудольфович Утц резко выпадал из очерченного выше круга. Началом его блестящей карьеры стало окончание с золотой медалью престижной 19-й средней школы. Затем было поступление в Саратовский медицинский институт, где Сергей Рудольфович благополучно совмещал успешную учебу и руководство студенческим научным обществом. В то же время у студента-медика Сергея Утца стали появляться солидные научные публикации, некоторые даже в зарубежных научных источниках. Таким образом, уже на студенческой скамье создавалась основа научной карьеры будущего доктора медицинских наук. Правда, и в медицинских кругах находились недоброжелатели, утверждавшие, что Утц добился всего лишь благодаря своей маме – профессору и доктору медицинских наук.
По-видимому, на каком-то этапе своей успешной карьеры молодой и многообещающий студент-медик попал в поле зрения куратора саратовского здравоохранения, а ныне полковника ФСБ и руководителя аппарата губернатора Александра Каткова. И не только попал, но и приглянулся своей смышленостью, а также такими немаловажными качествами как "умение быстро ориентироваться и легко адаптироваться в незнакомой обстановке, оперативно реагировать на внезапное изменение ситуации и самостоятельно принимать адекватные решения".
Не знаю уж, самостоятельно ли принял Сергей Утц решение о переходе на должность руководителя аппарата вице-губернатора Мирошина и насколько подобное решение можно считать адекватным, но на новой должности профессор и доктор наук стал использовать методы, больше подходящие КГБ или Моссаду.
Сначала УТЦ инспирировал в местной газете заметку о том, что в городе орудуют шесть спидоносных проституток. Потом, что объявился маньяк, проституток убивающий. Потом – что две больные спидом "мстительницы" намеренно хотят заразить всех саратовских мужчин.
Не находясь в Саратове, практически невозможно понять всю прелесть разыгранной с участием Утца интриги. Ведь в то время, когда на процессе в Кировском суде представитель вице-губернатора Мирошина доказывал невозможность и противозаконность вмешательства своего доверителя в оперативную деятельность милиции, один из ближайших подчиненных Мирошина давал для одной из самых тиражных газет страны комментарий о взаимодействиях Совбеза и милиции, в котором прямо требовал от сотрудников милиции грубо нарушать закон: давать ложные сообщения о якобы заложенных где-то гранатах, выламывать двери и т.п.
Прочтение подобного способно породить как минимум две гипотизы. Первое: рассказывающий чиновник – окончательный отмороженный придурок с уровнем интеллекта, не достаточным даже для областного Совбеза. Однако прошлое Сергея Рудольфовича убеждает как раз в обратном. Поэтому волей-неволей приходится остановиться на второй версии. А именно: все, что с помощью Сергея Утца вылезло на страницы "КП", есть лишь хорошо спланированная провокация – "подстава" под Александра Мирошина, инициатором которой является куда более влиятельная, чем Утц, фигура. Косвенных признаков присутствия этой таинственной фигуры в материале "комсомольской" корреспондентки более чем достаточно. Это и практически свободный доступ столичной репортерши к губернатору. Это и обильная приправа ее публикаций работами личного губернаторского фотографа Олега Митрохина (находящегося, как и вся губернаторская пресс-служба, в подчинении у полковника Каткова).
Итак, публикации в "КП" по половым проблемам состоялись. И что же? Губернатор посыпал голову пеплом? Нет. Секретарь совета безопасности публично признал незаконность практикуемых в его ведомстве методов и подал в отставку? Ничего подобного! Сергей Рудольфович Утц, как истинный потомок русских интеллигентов, усовестился и застрелился? Не в этой жизни! Все участники этого газетного трагифарса восприняли его спокойно и никак (по крайней мере внешне) не отреагировали на произошедшее. По-видимому, все трое были прекрасно осведомлены о том, "откуда дует ветер", а потому отнеслись ко всему как к должному.
Ведя разговор о саратовских чекистах, входящих в Семью, нельзя не вспомнить и об Андрее Россошанском.
Уже в школьные годы появились многие положительные черты нашего героя, впоследствии пригодившиеся ему и в КГБ, и в политике: "Не знаю, откуда во мне это взялось, но уже в 25 школе я умел решать конфликтные ситуации не столько традиционным мордобитием, сколько дипломатическим путем. А в 13-й стал председателем учебного комитета школы, которую закончил с весьма приличными оценками".
Не буду утомлять читателя перечислением всех заслуг Андрея Россошанского в школе, СГУ и на ПО "Корпус", в оперативно-комсомольских и строительных отрядах. Начну, пожалуй, со скандального разоблачения Андрея Россошанского Григорием Ахтырко в начале 90-х годов. В то время старший лейтенант Россошанский уже пять лет работал в КГБ, куда попал из ПО "Корпус". И вот в "Литературке" появляется статья Игоря Гамаюнова с признаниями радиожурналиста Григория Ахтырко, кающегося в своих связях с КГБ:
"Я давал обычно информацию о событиях. Очень редко – о людях… Очередного опекуна, старшего лейтенанта Россошанского, звали Андреем, мы с ним ровесники, были на "ты": телефон 24-05-77…" Как сообщил Ахтырко, Россошанского интересовали политические настроения в организации воинов-интернационалистов "Долг", ближайшие планы группы саратовских анархистов Ольги Пицуновой и дела в ряде других неформальных политических организаций.
Что же касается собственных признаний Андрея Россошанского о его былой работе в КГБ, то они выглядят так: "Особенно омерзительным было то, что упрекал он (Ахтырко – А.К.) меня в грехах, никогда мною не совершенных. Ибо я не занимался политическим сыском, а работал в отделе контрразведки, и в задачу нашу входило выявление агентов иностранных разведок, равно как и подготовка на строго добровольной основе наших людей для выполнения аналогичных функций за пределами Родины" ("Новый стиль, 8.12.95). Думаю, что байка, рассказанная господином Россошанским, выглядит малоубедительно даже для людей, далеких от премудростей разведки и контрразведки. А уж те, кто хоть что-то понимает в этих премудростях, прекрасно осведомлены, что подготовкой агентов для работы "за пределами Родины" занимались в Первом главном управлении (ПГУ) КГБ СССР, но уж никак не в региональных управлениях. Ну а уж совмещение в одном лице функций контрразведчика и вербовщика разведчиков и вовсе выглядит неуместной выдумкой.
Впрочем, своей якобы уход из КГБ Андрей Россошанский также был склонен объяснять не столько разоблачениями Ахтырко, сколько изменениями политической ситуации в стране: "В это время вербовать и готовить новых тайных эмиссаров представлялось уже делом, по меньшей мере, безответственным. (…) Примириться с происходящим я не мог. Поэтому и счел необходимым уйти из КГБ".
С сожалением вынужден констатировать еще одну "неточность" Андрея Владимировича. По моим данным, с организацией, носящей ныне название ФСБ, он не расстался до сего времени. В качестве доказательства могу привести такой факт: в 1997 году, к 80-летию органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ местное издательство "Летопись" под эгидой УФСБ по Саратовской области выпустило сборник "На страже безопасности России". Мое внимание привлекла групповая фотография с длинной подписью "Заместитель директора ФСБ России генерал-полковник А.А. Беспалов с руководящим составом Управления в период празднования 200-летия Саратовской губернии, сентябрь 1997 г." Мы специально приводим фрагмент этого фото, на котором во втором ряду, за спинами генерал-полковника А.А. Беспалова и полковника А.П. Каткова хорошо виден А.В. Россошанский. Спрашивается, как же попал Россошанский в руководящий состав УФСБ, если осенью 1997 года он официально возглавлял областное министерство по делам молодежи, спорту и туризму? Впрочем, это не единственная фотография, запечатлевшая подобную "странность". Однажды в пресс-службе саратовской таможни мне показали целый альбом, запечатлевший различные моменты торжественной презентации нового здания этого ведомства в августе 1995 года. Среди прочих высокопоставленных чинов, присутствовавших на той закрытой презентации, мое внимание привлекли два человека в военной форме, с погонами на плечах. Правда, генерал Протасов имел на своих погонах генеральскую звездочку, а вот стоящий за его спиной Андрей Россошанский – только майорскую. Но и это, согласитесь, большой прогресс: всего за пять лет, не занимаясь реальной оперативной работой, вырасти из проколовшегося "старлея" до майора.
Напомню, что фотографии с таможни были датированы августом 1995 года. А спустя два месяца майор ФСБ Андрей Россошанский под видом преуспевающего бизнесмена от реформаторского движения "Наш дом – Россия" стал баллотироваться в Государственную Думу России. Спрашивается, что же лежало в основе такого служебного (по линии ФСБ) и политического успеха? Чтобы ответить на этот вопрос, стоит заглянуть в ту часть биографии нашего героя, которая называется "бизнес".
Бизнес Андрея Россошанского – это пожалуй, одна из наиболее малоизвестных и теневых страниц его деятельности. Сам Россошанский об этой странице своей биографии рассказывает достаточно скупо: "В условиях рынка я решил заниматься тем, чему меня учили в разведшколе – сбором и реализацией информации. Параллельно возник еще ряд коммерческих идей…"
Из упомянутого выше справочника "Лица России" можно узнать, что в 1991-1992 годах Андрей Россошанский являлся заместителем директора рекламно-информационного агентства Саратовского отделения Всероссийского фонда культуры. На этой должности вряд ли в полном объеме можно было использовать навыки, полученные в разведшколе. Тем не менее именно в это время у нашего героя прорезались некоторые из увлечений, которые впоследствии засияли всеми цветами радуги на более высоких должностях. В частности, увлечение яхтингом, которое, по отзывам очевидцев, принесло немалые доходы рекламно-информационному агентству. Последнее, в частности, даже выступило инициатором парусных гонок профессионального типа, в ходе которых каждая из команд-участниц вносила в призовой фонд по 18-20 тысяч рублей (довольно большие для 1991 года деньги).
Однако рекламные объявления, размещаемые на бортах яхт, хоть и приносили определенные дивиденды, но не открывали дороги ни в большую политику, ни в большой бизнес. Но судьба сама подфартила нашему герою – в 1992 году в России начиналась приватизация. Упустить такой шанс Андрей Россошанский не мог. В период с 1992 по 1996 годы он становится учредителем и руководителем ряда фирм – директором ТОО "Андрей", генеральным директором агентства "Андрей", генеральным директором редакции газеты "Новый стиль".
Если быть более точным, то с началом приватизации в ряде крупных городов России (в том числе и в Саратове) на деньги Госкомимущества были созданы газеты с аналогичными названиями "Приватизация для всех". Задача этих газет состояла в том, чтобы освещать и пропагандировать ход приватизации и экономической реформы. С концом ваучерной приватизации большинство аналогичных газет в других регионах закрылось. А вот в Саратове благодаря усилиям Андрея Россошанского "Приватизация для всех" переродилась в "Новый стиль" и в таком качестве просуществовала аж до весны 1997 года.
В чем же причина такого успеха? Некоторые из местных аналитиков объясняют это хорошими отношениями Россошанского с кругами, близкими к тогдашнему первому заместителю председателя правительства РФ Анатолию Чубайсу. Правда, другие обозреватели в качестве дополнительных источников финансирования издательской деятельности "Нового стиля" указывали гранты от американского фонда "Евразия" и английской консалтинговой фирмы "Соер-миллер". Последняя, в частности, выступила спонсором такого малоизвестного авангарда саратовской журналистики, как созданная при участии Россошанского так называемая Ассоциация журналистов Саратовской области, пишущих на экономическую тематику "КЭП-информ". Любопытно, что одной из ключевых фигур в этой ассоциации стал вовсе не журналист, а весьма близкий к Россошанскому бизнесмен Михаил Яковлев. Тот самый Михаил Павлович Яковлев, который баллотировался в Государственную Думу от проправительственного блока "Медведь".
Спрашивается, зачем надо было Россошанскому определять уже немолодого и весьма далекого от журналистики Михаила Яковлева в эфемерную журналистскую организацию "КЭП-информ"? Думается, что таким образом он получал доступ к финансам, идущим на избирательную кампанию проправительственных кандидатов. В начале апреля 1996 г. управлением юстиции администрации Саратовской области под № 737 было зарегистрировано Саратовское общественное региональное учреждение "Народный дом". Соучредителями саратовского "Народного дома" выступили ряд весьма известных в области общественных организаций (НДР, РНК, "Выбор России" и т.д.). Пост директора "Народного дома" учредители доверили заместителю председателя журналистской ассоциации "КЭП-информ" Михаилу Яковлеву.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню