Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Нераскрытое убийство (часть 7)

Авторы - статьи > Крутов Александр
Вячеслав Борисов, Александр Крутов
Нераскрытое убийство
// Богатей, 2002, 08 августа; № 29.
(Окончание. Начало см. в №№ 21-24, 27, 28)


Расследуя убийство Наволокина, следователи проделали огромную работу: уголовное дело № 30052 составило более 2000 листов. Однако никто так и не предстал перед судом.

Маркелов и Вехтев, будучи задержан­ными на трое суток в порядке ст. 122 УПК РСФСР, в один голос стали утверждать, что пистолета у них нет. Их рассказу по­чему-то поверил начальник Оперативно-розыскного бюро (бывшего 6-го отдела УВД области) Валерий Стуров. Под его началом была разработана операция, заключавшаяся в том, что на Маркелова повесили радиопередающее устройство и запустили в квартиру сожительницы Ясакова. На записи было хорошо слышно, как Маркелов слёзно просил Ясакова вернуть ему пистолет. Однако опытный Ясаков, даже находясь в нетрезвом состоянии, на эту уловку не поддался. В ответ он делан­но возмущался и утверждал, что никако­го пистолета он Маркелову не давал. Опе­рация закончилась пшиком. Вскоре после этого Виктор Ясаков "сделал" оперативни­ков ещё раз.

Произошло это в помещении "Кулина­рии" на 7-й Дачной, где работала сожи­тельница Ясакова и где он, по оператив­ным данным, хранил оружие. Получив пос­тановление на проведение обыска в поме­щении "Кулинарии", рано утром туда нап­равились сотрудники ОРБ. Однако, пока оперативники пытались войти в "Кулина­рию" через парадный вход, из ворот "Кули­нарии", которые никто из оперативников не блокировал, благополучно выехала и скрылась в неизвестном направлении ав­томашина. В её салоне находились Ясаков и его сожительница. Какой груз они при этом вывезли, так и осталось загадкой.

Пыталось следствие найти орудие прес­тупления и дома у автомобильных спекулянтов. 11 декабря 1991 года в квартире у Вехтева был произведён обыск, в ходе которого были обнаружены и изъяты: авто­матный патрон калибра 5,45 мм; пистолет­ный патрон калибра 9 мм; охотничий нож № БД 2327. На следующий день обыск также был произведён в квартире семьи Маркеловых в посёлке Первомайский. В ходе этого обыска Маркелов-старший, вроде бы из же­лания помочь оперативникам в освобожде­нии помещения, сделал попытку вынести фанерный бочонок с деревянными обрезка­ми. Это привлекло внимание одного из опе­ративников, и он решил более тщательно проверить содержимое бочонка. И что бы вы думали — деревянными обрезками был тщательно замаскирован обрез охотничье­го ружья 16-го калибра с патронами! Поми­мо обреза на квартире Маркеловых был об­наружен дореволюционный шестизаряд­ный револьвер и охотничий нож с ножнами. В ходе допроса Маркелов-старший признал обрез своей собственностью и показал, что приобрёл его в целях самообороны. Оказа­лось, что почти всю жизнь Маркелов-стар­ший прослужил в МВД, а уволился на пен­сию в 1986 году в звании майора с должнос­ти старшего помощника начальника штаба конвойного полка, дислоцировавшегося в Саратове на ул. Мичурина.

Из показаний Маркелова-младшего и Вехтева выяснилось, что вечер 30 нояб­ря они провели вместе, а их алиби могут подтвердить Константин Щербаков и Мар­келов-старший.

На допросе Щербаков показал, что пос­ле 20 час. 30.11.1991 г на автомашине своей жены приехал домой к И. Вехтеву, где также застал И. Маркелова. Маркелов и Вехтев решили поехать в посёлок Сол­нечный, к родителям Маркелова. Но Щер­баков везти их из Заводского района на окраину Ленинского не захотел. Он выса­дил обоих друзей на перекрёстке улиц Ча­паева и 20 лет ВЛКСМ (ныне Б. Казачья). Произошло это, по показаниям Щербако­ва, где-то около 22 часов. Как раз в это время в Заводском районе был расстре­лян Александр Наволокин.

Маркелов-старший в ходе допроса пока­зал, что 30 ноября примерно в 21.20— 21.30 к нему домой приехал сын — Игорь Маркелов вместе с другом Игорем Вехтевым. Оба были в трезвом состоянии и ночь с 30 ноября на 1 декабря ночевали у него в квартире, а утром уехали после 9 часов.

Очевидно, что показания как Щербако­ва, так и Маркелова-старшего имели целью создание алиби для своих друзей и родственников. Но алиби это было доволь­но шатким. Помимо более чём часовой нестыковки по времени (если считать, что на дорогу из центра города в Солнечный наши герои в лучшем случае затратили бы не менее получаса), есть в этих показани­ях и весьма настораживающие моменты.

Во-первых, на пр. Энтузиастов, по пока­заниям большинства очевидцев расстре­ла Наволокина, убийцы убегали по нап­равлению к магазину "Алеко". В этом до­ме, как мы помним, проживала жена Мар­келова. И именно в вечер убийства её на­вестил бывший супруг и провёл у неё око­ло часа. Во-вторых, согласно показаниям самого Маркелова, в подвале дома его бывшей жены имеется место для хране­ния картофеля. Именно там он и хранил пистолет ТТ, полученный от Ясакова. В-третьих, в ходе следствия выяснилось, что одним из оперативников Заводского РОВД, с которым близко подружился Мар­келов, был Валерий Соколов. На это мож­но было бы не обращать внимания, если бы не одно обстоятельство, которое след­ствие в своё время упустило из вида. За матерью Соколова был зарегистрирован "Москвич" типа "Алеко". Стоит напомнить, что именно на такой машине приезжали разыскивать видевшего убийство водите­ля хлебного фургона представившиеся сотрудниками милиции неизвестные.

И, наконец, повисает без ответа вопрос, вытекающий из обычного здравого смыс­ла. А именно: зачем Вехтев и Маркелов вечером 30 ноября на ночь глядя вместе уехали из Заводского района, где находи­лась квартира Вехтева, в пос. Солнечный Ленинского района. А затем утром вернулись в квартиру Вехтева. Если даже предположить, что Маркелов очень хотел пови­дать отца, то Вехтеву не было какого-ли­бо смысла ночевать в пос. Солнечный.

Во второй половине января 1992 г. из Москвы, из главка по организованной преступности в Саратов прибыли два подполковника. Принимал москвичей на­чальник ОРБ Валерий Стуров, который решил продемонстрировать гостям успе­хи своего подразделения. Решено было остановиться на расследовании убийства Наволокина. Снова на роль убийц в сроч­ном порядке были востребованы Марке­лов и Вехтев, которые с декабря 1991 го­да в оперативном порядке не разрабаты­вались. В. Стуров и москвичи начали уси­ленно обрабатывать следственную груп­пу на предмет повторного задержания упомянутых выше лиц по ст. 122 УПК РСФСР на трое суток. По этому плану ре­зультатом задержания должно стать предъявление обвинения и арест с после­дующей оперативной разработкой фигу­рантов в местах лишения свободы. Одна­ко реализовать этот план без одобрения облпрокуратуры было нереально. Убеж­дая руководство облпрокуратуры в целе­сообразности подобных мер, инициаторы обещали раскрыть убийство А. Наволоки­на в случае повторного задержания Мар­келова и Вехтева. "Москвичи" даже дого­ворились до того, что после задержания и ареста они вывезут фигурантов в Моск­ву, в свой следственный изолятор, где их "разработают" по полной программе.

Именно поэтому 25.01.1992 г. следова­телями были задержаны И. Маркелов, И. Вехтев в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а 26.01.1992 г. был задержан А.С. Марке­лов. И вот тут начали происходить стран­ные события. Руководитель следственной группы — следователь облпрокуратуры — в самый разгар работы неожиданно взял больничный лист по причине ОРЗ. Вале­рий Стуров на правах начальника ОРБ, в присутствии следователя в своем кабине­те разрешил задержанному А.С. Маркело­ву позвонить по телефону. И тот позвонил одному из руководителей областного УВД и, нисколько не стесняясь присутствую­щих лиц, нелитературным языком пояс­нил, что он — А.С. Маркелов — сделает со всеми, если немедленно не будет осво­божден из-под стражи вместе с сыном. Высокий чин оправдывался и всячески ус­покаивал Маркелова, это было хорошо слышно всем присутствующим. А Марке­лов-старший фактически на него орал. После такого телефонного разговора бы­ли далеко идущие последствия. В. Стуров срочно заболел. Следом за ним слёг с сердечной недостаточностью начальник одного из ведущих отделов ОРБ. "Москви­чи" испарились из вида следователей, ко­торых оперативники фактически бросили на произвол судьбы. Однако следователи ОРБ сделали что смогли: 28.01.1992 г. И.А. Маркелову было предъявлено обвинение по статьям 218 ч.1, 206 ч. 3, а И.А. Вехтеву было предъявлено обвинение по статьям 218 ч. 1,2, 206 ч. 3 УК РСФСР. А.С. Маркелову по решению вышестоящего руководства не было предъявлено никакого обвинения, хотя именно у него на кварти­ре и было изъято оружие. По истечении трех суток все были освобождены, за санк­цией на арест руководитель следственной группы к прокурору не обращался. Таким образом, дело в отношении этих лиц было спущено на тормозах, и никто не понёс какой-либо ответственности за незакон­ный оборот оружия, хулиганство с приме­нением оружия. Стоит отметить и такой весьма примечательный факт: Маркелов-старший после своего освобождения на­чал требовать, чтобы следователи воз­местили ему моральный ущерб за три дня задержания в размере трехмесячной зарплаты. Правда, это его желание, нес­мотря на связи с высоким милицейским начальством, удовлетворено не было.

Эпилог


Формально убийство Александра Наволокина так и не было раскрыто. Никто не предстал перед судом и не понёс наказа­ния. И этот факт только лишний раз подт­вердил старую истину о том, что любое оставшееся без наказания преступление порождает новые. Наши друзья, "окры­лённые" успешным уходом от уголовной ответственности, с "крышей" из сотрудни­ков милиции, отметились в уголовном де­ле № 5090. Это сложнейшее уголовное дело, в котором фигурировали убийства, похищения, вымогательства и разбойные нападения, расследовал старший следо­ватель прокуратуры Волжского района г. Саратова Алексей Васяев. Практически в одиночку следователь Васяев сумел пе­релопатить огромный материал и отпра­вить в суд дело, известное по публикаци­ям в прессе как дело "группировки Бони". В 2000 году Саратовский областной суд вынес членам группировки Бони (Черно­ва) обвинительный приговор. Среди осуж­денных за похищение и убийство в 1993 году предпринимателя Данилова был и Игорь Маркелов. Игорь Вехтев и ряд дру­гих упомянутых в этой статье лиц прохо­дили по делу как свидетели. А Валерий Старчиков проходил как покойник, убитый руками своих бывших друзей. Правда, за это убийство также никто ответственнос­ти не понёс. Вместе с Маркеловым на скамье подсудимых оказался и неудавшийся киллер-террорист Андрей Улья­нов, который 29 мая 1996 года с помощью 0,5 кг пластида и дистанционного устрой­ства пытался подорвать Сергея Малькова — Канапу. Однако эта акция закончи­лась задержанием Ульянова. По делу группировки Бони проходил не какой-то старенький ТТ или обрез ружья, а целый арсенал: пара ящиков гранат, автоматы, пистолеты. А некоторые наши герои обза­велись удостоверениями сотрудников ми­лиции. В частности, у Игоря Маркелова было удостоверение оперуполномоченно­го уголовного розыска Энгельсского ГУВД в звании капитана милиции.

Хотелось бы обратить внимание на та­кую весьма любопытную особенность. Все обидчики ребят из "автогруппировки" не по своей воле расстались с жизнью. Последним стал Игорь Чикунов, который спустя четыре года после гибели своего друга Александра Наволокина вместе с десятью товарищами был расстрелян в офисе МП "Гроза". Уголовное дело по этому преступлению расследовала об­ластная прокуратура в условиях беспрецедентной секретности, когда члены следственной группы отрабатывали толь­ко указанный им руководством эпизод. Под предлогом сохранения тайны след­ствия им запрещалось интересоваться даже общим ходом расследования. И вот при таком положении дел на руках у раз­личных лиц появились материалы со следственной видеосъёмки, которые ста­ли демонстрироваться по телевидению. Эти же лица получили почти свободный доступ к материалам уголовного дела, но при этом почему-то не были опубликова­ны составленные фотороботы убийц — наверное, их ликами не хотели пугать об­щественность, или наоборот, многие мог­ли кое-кого опознать?

И. Чикунов и его убитые друзья появи­лись в Саратове не в 1995 г., а прожили в нашем городе всю свою сознательную жизнь, следы которой остались в различ­ных уголовных делах. Оперативные ра­ботники предоставили следствию данные о лицах, которые 20 и 21 октября 1995 г. убыли из аэропорта г. Саратова в различ­ных направлениях. В 16.05 в Москву выле­тел рейс № 762, где под номером 80 зна­чится Маркелов Игорь Анатольевич. На этого человека оперативники и следовате­ли в 1995 году не обратили никакого вни­мания, и это говорит о том, что следствен­ная группа вообще не изучала уголовное дело № 30052 об убийстве А. Наволокина в 1991 г., общая масса которого в 1992 г. составляла более 2000 листов.



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню