Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Нераскрытое убийство (часть 5)

Авторы - статьи > Крутов Александр
Вячеслав Борисов, Александр Крутов
Нераскрытое убийство
// Богатей, 2002, 25 июля; № 27.
(Продолжение. Начало см. в №№ 21-24)


Расследуя убийство Наволокина, следователи допросили почти всех "авторитетов" Саратова. Постепенно на первый план вышла версия о личной мести как главном мотиве убийства.

Помимо версии о причастности к убийству Александра Наволокина Гвоздя и Якоря следствие рас­сматривало и несколько других. В частности, проверялась версия о возможном убийстве Наволокина двумя ранее судимыми граждана­ми — Барышниковым и Сперанс­ким, а также отрабатывалась ин­формация о конфликтах погибше­го с представителями саратовско­го криминалитета.

Версия о причастности Влади­мира Барышникова (кличка Бары­га), который по оперативным дан­ным считался лидером группиров­ки "могильщиков", возникла, мож­но сказать, на основе отработки первичных данных с места прес­тупления. Дело в том, что Барыш­ников дружил с Игорем Сперанс­ким (кличка Гарик). Гарик уже в то время имел автомашину "Мерсе­дес" вишнёвого цвета (н/з Ц 41— 36 СА), которую постоянно ставил на автостоянке № 4 у завода зубо­резных станков. Там же ставил свою автомашину и А. Наволокин. Как следовало из показаний Спе­ранского на предварительном следствии, 30 ноября 1991 года (т.е. в день убийства) он вместе с Барышниковым приехал, как обыч­но, на автостоянку № 4, где оставил свой "Мерседес". Затем в будке сторожей Сперанский с Барышни­ковым распили бутылку шампанс­кого, после чего отправились по домам. По ул. Пензенской они пошли в сторону пр. Энтузиастов, миновали железнодорожный пере­езд, и когда шли по железнодо­рожным путям, то им навстречу ехала "Вольво", принадлежащая Наволокину. Кто сидел в машине, Сперанский не заметил. На перек­рестке ул. Пензенской и пр. Энту­зиастов друзья, по показаниям Сперанского, расстались.

Чтобы стало понятней, почему следствие решило отнестись пов­нимательнее к этим "друзьям", стоит привести некоторые этапы их биографий. Оба они были ра­нее судимы, причем Владимир Ба­рышников — дважды. В первый раз к двум годам лишения свобо­ды Барышников был приговорен Заводским районным судом Сара­това по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР — "Незаконное ношение, хранение, изготовление или сбыт оружия или взрывчатых веществ"). Вторично к уголовной ответственности брига­дира "могильщиков" привлекли год спустя. В июле 1985 года Кировс­ким районным судом он был признан виновным в вымогательстве (ст. 148 УК РСФСР) и краже (ст. 144 ч. 2 УК РСФСР) и приговорен к пяти годам двум месяцам лише­ния свободы. Уже в апреле 1988 года Владимир Барышников освободился из мест заключения и вплотную занялся кладбищенским бизнесом. Ближе к началу 90-х го­дов, когда на Кавказе обострились межнациональные конфликты, Ба­рыга нашел для себя и другой, то­же достаточно прибыльный вид бизнеса. Имея собственный грузо­вик, Владимир Барышников за­нялся вывозом за хорошее вознаг­раждение состоятельных кавказ­цев из зон боевых действий.

Что касается Игоря Сперанско­го, то в милицейских кругах он имел репутацию опытного "авто­мобильного кидалы". 30 декабря 1980 года гражданин Сперанский был осужден Волжским районным судом г. Саратова за мошенниче­ство с причинением значительно­го ущерба потерпевшему (ст. 147 ч. 3 УК РСФСР) к 3 годам 6 меся­цам лишения свободы. Освобо­дился из мест заключения Игорь Сперанский в мае 1984 года, пос­ле чего увлёкся стрелковым спор­том. За пять лет он сумел добить­ся определённых результатов — стал кандидатом в мастера спор­та по стрельбе из малокалибер­ной винтовки. Формально Спера­нский работал водителем в авто­колонне № 1181, чьи два хлебных автофургона были обстреляны вскоре после убийства Наволоки­на. К тому же у оперативников имелась информация о том, что Гарик приторговывает наркотой и имеет пистолет ТТ, что с учётом его спортивных достижений зас­тавляло обратить на него самое пристальное внимание.

1 декабря 1991 г., т.е. на следу­ющий день после убийства Наволо­кина, на квартирах у Барышникова и Сперанского были произведены обыски, которые не дали результа­тов. Впрочем, даже после прове­дённого обыска Гарик продолжал вести себя довольно странно. Ве­чером этого же дня, а также в ночь с 1 на 2 декабря Сперанский со сво­им "Мерседесом" несколько раз "засветился" у дома, где находится магазин "Садко" и в направлении которого, по показаниям очевид­цев, убегали убийцы с места прес­тупления. Сперанский так и не смог убедительно объяснить следствию, что же он делал в указанном мес­те в столь позднее время. После чего он официально был поставлен в известность о том, что следствие располагает данными о наличии у него пистолета ТТ и предлагает ему добровольно выдать оружие. В случае добровольной выдачи иск­лючалась всякая уголовная ответ­ственность. Получение оружия имело для следствия важное зна­чение. Ведь после проведения экс­пертизы судебные баллистики смогли бы однозначно ответить на вопрос, имеет или нет это оружие отношение к убийству Александра Наволокина. Однако Сперанский категорически отрицал наличие у него оружия.

В ходе допросов Сперанский вёл себя довольно нервно. И, воз­можно, к нему была бы применена одна из существующих мер пресе­чения. Однако Гарика спасло пове­дение его друга. Барышников оста­вался невозмутимым, спокойным и очень корректно строил свою бесе­ду со следователем. Свое уголов­ное прошлое Барышников не выпя­чивал, и этим очень сильно отли­чался от многих других "свидете­лей", проходивших по данному де­лу. При этом про Барыгу переста­ла поступать какая-либо оператив­ная информация криминального толка. И было это в то время, ког­да любой чуть-чуть поднявшийся "авторитет" считал долгом чести заявить о себе в Саратове каким-либо криминальным подвигом. Пускай даже подвиг этот ставил их на уровень пьяных хулиганов — "бакланов". Барышников же, нес­мотря на две судимости, даже чис­то внешне вёл жизнь трудового че­ловека. По словам самого Барышникова, каждый день он считал своим долгом выкопать лично од­ну могилу. И это при наличии денег и обеспеченной жизни. У следова­теля, который допрашивал Барыгу, даже создалось впечатление, что кличка эта не соответствует лич­ным качествам ее обладателя, а происходит, скорее всего, от созву­чия с фамилией. У коллег на Елшанском кладбище Барышников действительно имел авторитет, и многие молодые могильщики даже уважительно называли его "дядя Вова". В конце 1991 — начале 1992 года у следователя создалось впе­чатление, что Барышников вообще отошел от криминала и тихо зара­батывает себе на жизнь кладбище­нским бизнесом, скрывая большую часть своих доходов (как, впрочем, и многие) от государства. При этом в связи со своими профессиональ­ными обязанностями Барышнико­ву приходилось оказывать услуги самым различным людям. Один из прокуроров Саратова вспоминал, что ему не раз приходилось обра­щаться к Барышникову в связи с кончиной различных людей и воз­никающими при этом проблемами. И ни в одном из этих случаев не было отказа.

Владимир Барышников сооб­щил ряд весьма любопытных све­дений о своих отношениях как с убитым Наволокиным, так и с ок­ружением покойного. В частности, Барышников показал: "Почему убили Наволокина Александра, я до сих пор не могу понять. Он был парень-увалень, мечтал стать миллионером. Я мог ожидать, например, убийства Чикунова И., Малькова С., но не Наволокина."

При беседе со следователем выяснилось, что Владимир Барыш­ников весьма критично восприни­мает обстановку криминального беспредела, сложившуюся в Са­ратове в начале 90-х годов. Так, рассказывая о своих поездках на Кавказ и вспоминая о наличии огромных масс оружия у всех слоев населения, о многочисленных тру­пах в горных речках, Барышников высказал следующую мысль: "Я больше беспокоюсь за свою жизнь в Саратове, а не на Кавка­зе, так как меня здесь может убить любой отморозок просто для под­нятия своего авторитета". Эти слова в значительной мере оказа­лись пророческими.

В середине 90-х годов Влади­мир Барышников стал настолько авторитетен, что совать нос в его дела решались даже не все опе­ративники ФСБ. В частности, под­полковник ФСБ Александр Шишанов, начавший отрабатывать свя­зи Барыги с одним из видных чи­нов УВД на транспорте подпол­ковником И., вскоре был уволен из органов и отправлен в запас. За­то И. получил звание полковника и даже был награжден именным пистолетом от губернатора Дмит­рия Аяцкова. Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что в 90-е годы у Владимира Барышникова не было никаких формальных конфликтов с законом. Смерть же свою он встретил так, как и пред­видел в далёком 1991 году. Вече­ром 23 ноября 1999 года Влади­мира Барышникова расстреляли прямо в подъезде его дома. Неиз­вестный киллер стрелял в спину своей жертве, всадив в Барышни­кова более 10 пуль. Примечатель­но, что сам Барышников не ожи­дал нападения и к нему не гото­вился. В руках у него были паке­ты, в которых лежали фрукты, со­ки, пиво. Это убийство, как и убийство Александра Наволокина, до сих пор не раскрыто.

Помимо версий, выдвигавших на первый план в качестве основ­ного мотива убийства передел сфер влияния криминального биз­неса, следствие не исключало в качестве мотива и личную месть.

В ходе оперативной отработки удалось выяснить, что менее чем за две недели до убийства, а именно: 17 ноября 1991 года, Александр Наволокин вместе с девушкой и двумя парнями про­водил время в кафе "Лира", рас­положенном на проспекте Киро­ва. Здесь у Наволокина возник конфликт с двумя "крутыми" ре­бятами — Анатолием Андреевым и Олегом Платоновым. Однако до серьёзной потасовки с мордобоем дело не дошло, так как в конфликт вмешался работник кафе "Лира" Сергей Немчинов, являвшийся спортсменом-разрядником по ги­ревому спорту. Драку в кафе Нем­чинову удалось предотвратить, но при этом бармен сделался "край­ним". Наволокин со своими спут­никами вскоре уехал, а Андреев с Платоновым так жестоко избили Немчинова, что он поступил с травмами в 1-ю горбольницу. Ин­цидент настолько сильно повлиял на Немчинова, что он после выз­доровления бросил работу в кафе "Лира", перестал проживать по постоянному месту жительства и стал скрываться.

Дальнейшее развитие событий показало, что опасения спортсме­на-гиревика были не напрасны и он действительно нарвался на "кру­тых". В октябре 1992 года Анатолий Андреев совместно с Кузнецовым расстреляли из автомата в упор ге­нерального президента Саратовской товарно-сырьевой биржи Вла­димира Малькова и руководителя службы безопасности фирмы "Воз­рождение" Саттарова. В ходе поку­шения была ранена и Оксана Черемисина, которую многие считали невестой Малькова. В январе 1993 года Андреев совершает ещё два убийства. Впоследствии за все свои "подвиги" он будет осужден и получит 13 лет лишения свободы.

Что касается Олега Платонова (кличка Платон), то этот ранее су­димый гражданин руководил "бри­гадой", которая занималась рэке­том в центре Саратова. Спустя не­которое время он вместе со своим другом Кокаревым будет взят с поличным при совершении вымогательства сотрудниками РУБО­Па. За это они и будут осуждены. Что же касается стычки в "Лире", то при отработке этой версии дан­ный инцидент не был сочтён дос­таточно серьёзным для соверше­ния убийства из мести.

(Продолжение следует)



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню