Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Подстава" для мента

Авторы - статьи > Григорьев Станислав


Станислав Григорьев
"Подстава" для мента
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 19 февраля. Стр. 15.
Рубрика: Криминал
* Подг. к печати: 19 сентября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
…Про работников милиции, "засветившихся" в уголовных историях, часто говорят, что "ребят подставили криминальные структуры". Но против приговора суда особенно не возразишь…
Максим Котенко – последователь Япончика
В отечественном рэкете в последнее время наблюдается возвращение к старой традиции: с не совсем законопослушных граждан преступники стрясают деньги под прикрытием удостоверения сотрудника милиции. Помнится, этот метод "отъема денег" ввел в обиход в конце 70-х и успешно использовал король нынешнего русского преступного мира Вячеслав Иваньков (Япончик). Работая под мента, он заработал себе авторитет.
В Саратове нашелся ретивый приверженец методов прославленного вора в законе – это бывший оперработник Приволжского РУБОПа (Регионального управления по борьбе с организованной преступностью) Максим Котенко. Котенко успел проработать в органах внутренних дел более пяти лет. Первым местом его службы был Фрунзенский РОВД города Саратова. Из РУБОПа Котенко уволили с формулировкой в трудовой книжке "по сокращению штатов". Это была, так сказать, официальная причина увольнения. На самом же деле, как рассказывают бывшие сослуживцы, Котенко уволили из-за ужасно конфликтного характера, а также из-за того, что он "засветился" в неоднозначной истории с вымогательством денег у человека, подозреваемого в совершении убийства. Чуть позже по факту вымогательства было возбуждено уголовное дело, которое сейчас находится в областном суде. Но наша история связана с другим уголовным делом, слушание которого проходило в суде Фрунзенского района г. Саратова.
Будучи выведенным за штат РУБОПа, Котенко то предпринимал попытки заняться коммерческой деятельностью, то продолжал сотрудничать с РУБОПом, поставлять туда информацию о партнерах по бизнесу. Видимо, он надеялся, что тучи, сгустившиеся над его головой, рассеются и его вновь примут служить в милицию. Но… не получилось.
В начале лета 1997 года Котенко познакомился с Верой Колоколовой, которая вела весьма деловой и не совсем законопослушный образ жизни. От знакомых Котенко узнал, что Колоколова и ее сожитель Касымов – мошенники, специализирующиеся на обмане коммерческих предприятий. Якобы по поддельным накладным они получали у оптовых торговцев товар под реализацию, а затем бесследно исчезали. Однажды Колоколова, на свою беду, поделилась с Котенко планами одной "операции" такого рода. Котенко, по ее словам, даже принял участие в деле – мошенники обманули одно из акционерных обществ Саратовского района, - а потом заявил:
- Я – сотрудник РУОПа (тогда в аббревиатуре этой милицейской организации еще не присутствовала буква "Б" – "борьба"), если не хочешь за свои махинации загреметь в тюрьму – раскошеливайся!
Двух своих приятелей – Сергея Порядного и Алексея Сергеева – Котенко представил сотрудниками Управления по организованной преступности областного УВД. Ошалев от такого оборота дел, мошенница попросила Котенко дать ей время на раздумье.
Раздумывала она недолго. В один из дней в конце июня Котенко и товарищи встретили Колоколову в центре города и принялись разговаривать уже более жестко. Усевшись в ее машину "Хонда", Котенко обшарил бардачок, вынул оттуда документы. Затем отобрал у Колоколовой дипломат, исследовал его содержимое и сказал:
- Сейчас мы поедем в милицию.
Колоколовой не оставалось ничего иного, кроме как отвезти неприятных пассажиров в район улицы Вольской. Около здания УВД области Котенко и Порядный вылезли из машины и велели Сергееву следить за тем, чтобы их "клиент" никуда не уехал. В то время, как они изображали бурную деятельность – уходили куда-то, возвращались, звонили кому-то по телефону, - Сергеев несколько раз напоминал Колоколовой о том, в какое ужасное положение она попала:
- Ну, подруга, ты "приехала" на большие деньги!
В конце концов, возвратясь к машине, Котенко обнаружил, что Колоколова "созрела" для более конструктивного общения. Посовещавшись, приятели выдвинули условия: если Колоколова отдаст им 20 миллионов старых рублей, то останется на свободе. Если нет – сядет в тюрьму. Колоколова сказала, что в настоящее время у нее нет таких денег. Тогда ей предложили расстаться с автомобилем и дипломатом до тех пор, пока не будут найдены деньги. В тот же день в нотариальной конторе на улице Советской Колоколова оформила "генеральную" доверенность на машину. Согласно этой доверенности фактическим владельцем "Хонды" стал Сергеев.
Однако идти у вымогателей на поводу Колоколова не собиралась. Она пообещала Котенко передать 20 миллионов на углу улиц Киселева и Чапаева (напротив Главпочтамта, излюбленное место для стрелок лидеров различных преступных группировок) 4 июля 1997 года, а сама обратилась с заявлением о вымогательстве в УФСБ по Саратовской области. В заявлении чистосердечно призналась в мошеннических действиях и попросила наказать "руоповцев-вымогателей". В назначенный день в назначенном месте состоялась передача денег, после чего Котенко, Порядного и Сергеева задержали сотрудники УФСБ. Вместе с тремя вымогателями саратовские чекисты задержали также двух действующих сотрудников РУОПа, которые, как оказалось, по просьбе Котенко, наблюдали за его встречей с Колоколовой.
Эти милиционеры были, впрочем, скоро отпущены, так как заявили, что о вымогательстве Котенко им ничего не было известно. Настоящих руоповцев Котенко использовал в своих интересах "втемную".
На следствии Котенко заявил, что Колоколова попросту заняла у него 20 миллионов и не хотела отдавать, в связи с чем он вынужден был прибегнуть к силовым методам возврата долга. Эту версию Котенко, Порядный и Сергеев выдерживали вплоть до окончания суда. Суду она показалась неубедительной. Всех троих подсудимых признали виновными в вымогательстве. По приговору Котенко получил пять лет.
Вы написали, что мы преступники, а нас подставили…
На этом можно было бы и закончить повествование о бывшем работнике милиции, который пустился во все тяжкие. Но… По опыту предыдущих публикаций на тему преступности в милиции и около нее я знаю, что немедленно вслед за выходом в свет газеты с очередной ругательной статьей по телефону редакции, а иногда и домой к автору публикации будут звонить люди и говорить примерно следующее: "Вы написали, что мы преступники, а героя статьи просто подставили…"
На самом начальном этапе следствия бывший опер РУОПа Котенко пытался изобразить из себя жертву интриг. В частности, упоминал о никогда не существующем конфликте между УФСБ и РУОПом. Внимательные читатели помнят, что "ЗО" рассказывало историю о том, как однажды сотрудники УФСБ задержали по подозрению в убийствах женщин водителя РУОПа. Однако на деловых отношениях между спецслужбами этот факт никак не отразился.
Котенко не согласен с приговором и наверняка будет его обжаловать. Товарищи Котенко на свободе продолжают распространять россказни о "войне" УФСБ и РУОПа.
Впрочем, некоторые слухи о том, что кое-кого из милиционеров у нас порой подставляют "злые дяди и тети из криминальных структур", имеют под собой основания. Один из знакомых при милицейских погонах сказал мне по этому поводу следующее:
- Когда принципиальный и умный опер становится проблемой для организованной преступности или для людей, обладающих властью, устранять его физически не имеет смысла. Физическое устранение чревато неприятной оглаской и является своего рода сигналом о том, что данный оперработник шел по верному пути к разгадке преступления. Поэтому существует несколько наиболее распространенных схем нефизического устранения. Оперу, изучив его психологические слабости, можно подсунуть взятку, его можно впутать в некрасивую историю с вымогательством денег у кого-либо, можно использовать сведения о его встречах с источниками информации в качестве компромата в газетах. Да мало ли способов… Но, поверьте, все эти методы не имеют никакого отношения к истории Котенко. Он "засветился" в вымогательстве, и не раз. Вообще, если вам говорят, что того или иного милиционера подставили, относитесь к этой информации внимательно, но обязательно требуйте у ваших информаторов доказательства "подставы". Ваше слово могут использовать для оправдания преступника, к примеру, в суде присяжных.
После публикации о задержании заместителя начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков областного УВД именно так и было. Позвонила женщина, которая представилась бывшим сослуживцем г-на Емельянова и выдвинула интересную для газеты версию об истинных причинах задержания. К сожалению, эта женщина не захотела встретиться с корреспондентом. Ее утверждение так и осталось не подкрепленным никакими доказательствами и даже конкретными указаниями на тех, кто "подставил".
Следствие по делу Емельянова тянется до сих пор. Неизвестно, будет ли это дело передано в суд. Редакция надеется, что неизвестная все же откликнется на наше предложение о встрече.
Аналогичная ситуация сложилась и с делом бывшего оперработника УОП УВД Саратовской области Майера, задержание которого по подозрению в вымогательстве было красиво, но, как некоторым кажется, не совсем точно описано в прошлогоднем номере еженедельника "Саратовская мэрия". По информации, полученной от знакомых Майера, он вовсе не был предводителем организованной преступной группы, а "спалился", помогая знакомому "разрулить" конфликт с одной криминальной структурой. Знакомый вроде бы пришел и попросил помочь в неофициальном порядке, а Майер подставился
"Робин Гуд" Краснов
А вот еще одна неприятная история, которая случилась с сотрудником Кировского РОВД г. Саратова Андреем Красновым. Оперработник Краснов занимался выявлением преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков на территории района. Однажды Краснов вместе с двумя другими сотрудниками ППС по подозрению в покупке "легкого" наркотика – марихуаны – задержал студента СГУ. При более детальном выяснении личности парня, залетевшего в милицию по глупости, было установлено, что его отец занимает немаленькую должность в правительстве области. Воодушевившись этим фактом, опер Краснов решил погреть руки на сынке большого начальника. При личной беседе назначил таксу за освобождение отрока от уголовной статьи: 1500 долларов США. Папа даже раздумывать не стал – сразу обратился куда надо. УФСБ взяло оперативника в "разработку". Передача пакета с долларами, помеченного специальным составом, светящимся в ультрафиолетовых лучах, состоялась на углу улиц Московской и Рахова, около магазина "Ликсар". Схватив деньги, опер сел в автомашину и попытался уехать с места встречи. Задерживали Краснова со стрельбой. Вымогатель в форме нажал на тормоза только тогда, когда на пути его машины встал оперативник УФСБ с пистолетом, готовый стрелять на поражение в водителя.
Казалось бы, в данной истории задержанному – все карты в руки. Версия о том, что большой номенклатурный функционер устроил ловушку для строптивого мента, думаю, в случае чего, получила бы большую огласку в газетах. Вызывает недоумение и тот факт, что, как нам сообщили по телефону суда, судебное заседание по делу было закрытым, хотя ничего секретного или даже нежелательного для огласки (кроме фамилии того чиновника) в данном уголовном деле не содержится. Да и неизвестно, наказан ли мальчик-"мажор" за свою попытку побаловаться травкой… Но – сенсации не получилось.
Краснов, по имеющейся у редакции информации, не стал строить из себя жертву "злых людей", сразу признал свою вину. Суд проявил  к нему снисхождение – дал три года колонии общего режима.
Корреспондент нашей газеты попытался выяснить что-либо о личности Краснова у его бывших сослуживцев. Те, на кого он вышел, отказались общаться с прессой. Лишь начальник Кировского РОВД Владимир Миненков в телефонном разговоре сказал, что до инцидента с задержанием Краснов характеризовался по службе хорошо.
- Я ему доверял, - сказал Миненков, - но он не оправдал мое доверие. Если он встал на преступный путь, то пусть по нему и шагает дальше. Больше об этом деле говорить не хочу.
Против приговора суда особенно не возразишь…
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню