Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Группа Силкина окажется на свободе в течение месяца!

Авторы - статьи > Григорьев Станислав


Станислав Григорьев
Группа Силкина окажется на свободе в течение месяца!
...потому что с злополучным уголовным делом опять приключилась невероятная история
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 10 июня. № 22.
* Подг. к печати: 20 сентября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
"ЗО" уже сообщало о необычайно гро­моздком уголовном деле по обвинению группы из 19 человек, которое в узкоспециаль­ных кругах именуют "делом Силкина". Под­судимые по делу обвиняются в совершении ряда тяжких преступлений: убийств, похище­ний людей, разбойных нападений и т.п. По мнению работников Приволжского РУБОПа, убийства и похищения являются эпизодами кровавой войны между группировкой, кото­рой руководил подсудимый, житель Заводс­кого района Саратова Силкин, и группой другого, некогда очень влиятельного завод­ского авторитета Пронина. По версии след­ствия, для выяснения отношений с обеих сторон применялись крепкие кулаки, палки, топоры, огнестрельное автоматическое ору­жие и гранаты. Связки "РГД" два раза взрывались в автомашинах, на которых ката­лись пронинские. Нескольких друзей Прони­на зверски избили и утопили в Волге, в проруби. Одного застрелили и закопали в поле - труп был случайно найден лишь спустя год. Многоэпизодное дело (в нем кроме обвиняемых фигурируют 20 потер­певших и 97 свидетелей) родилось путем слияния 12 разных уголовных дел, в основном возбужденных прокуратурой Заводского района Саратова. Срок следствия по нему неоднократно продлевался прокурорами различных уровней, вплоть до Генерального - Юрия Скуратова. Когда же уголовный монстр наконец-то пошел в суд, благодаря хитроумию и находчивости защитников подсудимых его удалось вернуть на дополни­тельное расследование. После этого дело ходило из суда в прокуратуру и обратно еще четыре раза. Каждый раз, почему-то именно на стадии рассмотрения в суде, в более чем шестидесяти томах вдруг отыскивались допущенные в процессе расследования существенные процессуальные нарушения. Когда дело перекочевало в суд в последний раз, в нем обнаружилась недостача несколь­ких десятков листов важных для стороны обвинения документов. Чья преступная рука удалила эти листы, до сих пор неизвестно. По факту порчи уголовного дела прокуратурой Саратовской области возбуждено еще одно уголовное дело. Отсутствие ряда докумен­тов не помешало, впрочем, начать рассмот­рение с участием коллегии присяжных засе­дателей. Оно, однако, длилось недолго, до тех пор, пока не случилась удивительная вещь: дело вернули в прокуратуру в пятый раз!
Случилось же все так. Во время судебного заседания г-жа Дрыкова, защитник одного из подсудимых, заявила ходатайство об исклю­чении из числа допустимых доказательств протокола осмотра места происшествия (брошенной автомашины), входившего в эпи­зод с убийством гражданина Кудашева. Судья Дементьев стал изучать указанный протокол и неожиданно обнаружил в нем подпись одного из участвующих ныне в деле защит­ников - г-жи Степановой. Тут же выяснилось, что в 1992 году Степанова была следо­вателем и по долгу службы участвовала в составлении протокола. Почему-то адвокат, когда вступил в "силкинское дело" в 1998 году в качестве защитника обвиняемого Карева (проходит по эпизоду, не связанному с убийством Кудашева), забыл об этом факте. Новое обстоятельство побудило Дрыкову немедленно заявить ходатайство о возвра­щении всего "дела Силкина" на дополни­тельное расследование. Основной повод: нарушение прав на защиту подсудимого Карева. Председательствующий ходатай­ство удовлетворил...
Решение судьи Дементьева вызвало нео­днозначную реакцию в правоохранитель­ных органах. Наш корреспондент встретился на днях с начальником отдела гособвините­лей областной прокуратуры Олегом Грабко. По его мнению, ходатайство Дрыковой было не вполне обоснованным, адвокат не имел права выступать перед судом в интере­сах не своего подзащитного. Есть и другие основания, которые позволят прокуратуре оспорить действия суда.
Другой наш собеседник из правоохрани­тельных органов, пожелавший, чтобы его имя не упоминалось в газете, вообще назвал злоключения "силкинского дела" не случай­ными.
- Создается впечатление, что ведется це­ленаправленная работа по его "разваливанию", - сказал этот человек. - В принципе, такая работа ведется по любому мало-мальски значимому делу. Надо отдать дол­жное профессионализму адвокатов, кото­рые защищают людей Силкина, и закулисному упорству всех остальных людей, которые считают, что Силкин, Селиванов и компания невиновны. К тому же органы прокуратуры в процессе расследования допустили ряд стратегических просчетов, которые сделали закулисную борьбу возможной. Например, было бы гораздо проще не объединять мно­жество дел в одно, а продолжить расследо­вать и пропускать через суд эти дела по отдельности. В этом случае у следователей было бы больше возможностей изучить каж­дый эпизод внимательнее, их работа в ко­нечном счете была бы более качественной. Эта методика разбивки успешно применяет­ся сейчас при документировании и рассле­довании преступлений, совершенных организованными преступными группами. Поче­му она не была применена по отношению к Силкину - большой вопрос. Возможно, этому помешали какие-то объективные, не зависящие от следствия причины.
Так или иначе, результаты последнего "при­ключения" дела Силкина не замедлят про­явиться уже в ближайшее время. Они будут грандиозными. Как удалось узнать, через месяц сразу у нескольких основных подсу­димых истекают сроки максимального со­держания под стражей до суда. Это значит, что прокуратура будет вынуждена сменить Силкину и прочим ныне действующую меру пресечения - арест - на более мягкую - подписку о невыезде. Подсудимые покинут камеры СИЗО. Будут ли они соблюдать усло­вия относительной свободы или попытаются немедленно скрыться от следствия и суда - зависит от их порядочности и крепости не­рвов.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню