Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Авторский рэкет?

Авторы - статьи > Григорьев Станислав


Станислав Григорьев
Авторский рэкет?
С помощью милиции приближенная к властям "частная лавочка" занималась решением проблем с конкурентами
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 2000, 25 мая. № 21, с. 14.
Рубрика: Закон и беззаконие
* Подг. к печати: 19 сентября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
Мир неприятно тесен. Рассаживаемся на скамье для зрителей в зале суда и вдруг… Ба! Да тут знакомые все лица! "Номер один" в списке находящихся под стражей – известный саратовский предприниматель Александр Липанов, заместитель директора СК "Элвис"; "номер два" – Андрей Чекасин, директор кинотеатра "Победа" и только "номер три" и "номер четыре" – неизвестные широкой публике, неработающие Олег Долгов и Рушан Рахметуллин. У Андрея Чекасина автор этих строк брал интервью в феврале 1998 года по одному очень печальному поводу. В то время Чекасин только что стал исполнительным директором известного в Саратове Фонда защиты авторских прав. Назначение на эту должность Чекасина состоялось не в результате банальной ротации кадров. Андрей Николаевич заполнил собой "вакуум", который образовался по причине кровавого убийства прежнего руководителя (президента) Фонда Андрея Горбачева. Ныне областной суд разбирается с обстоятельствами этого убийства, и Чекасину, похоже, не повезло.
Как это было
Последний день, когда Горбачева видели на работе, был 30 января 1998 года, пятница. Сотрудники немного отметили двухлетие образования организации, затем около семи вечера стали разъезжаться по домам. Рассказывают, что Горбачев, прощаясь с сослуживцами, сказал: "Завтра выходим на работу". После этого он сел в личный "Москвич 2141" и поехал навстречу смерти. Около дома в районе завода "Лакокраска" к автомашине из темноты подбежал неизвестный и выстрелил в боковое стекло из обреза охотничьего ружья. Практически весь заряд картечи попал Горбачеву в голову. Он умер, наверное, даже не успев понять, что произошло. Жена слышала выстрел, выглянула на улицу. К тому времени убийцы уже и след простыл. Рабочие на проходной "Лакокраски" заметили в сумерках две фигуры, стремительно удалявшиеся вглубь частного сектора. У милиции и прокуратуры с самого начала следствия не было сомнений, что убийство Горбачева носит характер заказного. Ценные документы и вещи остались при убитом – раз. Двухлетняя деятельность Фонда сама по себе вызывала вопросы у сотрудников правоохранительных органов – два.
Откуда это взялось?
Фонд был образован несколькими частными лицами, среди учредителей были Горбачев и другой, благополучно здравствующий, известный саратовский предприниматель Павел Юркевич (фирма "Скай-Нэт", специализирующаяся на копировании и продаже аудио- и видео-продукции). Правовой основой деятельности Фонда стали следующие документы.
Во-первых, доверенность на сотрудничество с Российским авторским обществом (г. Москва). РАО существует с 20-х годов, с 1993 года в условиях принятого Верховным Советом России Закона "Об авторском праве…" осуществляет охрану авторских прав на территории страны. Для этого у общества имеется штат специальных инспекторов. Согласно доверенности, Саратовский Фонд получил право проводить инспектирование от имени РАО.
Вторая основа существования фонда – постановление № 600 губернатора области Дмитрия Аяцкова. Этим документом Фонду было предоставлено право выдавать лицензии на торговлю аудио- и видео-продукцией, а также проводить экспертизы кассет на контрафактность.
Из разговора с Андреем Чекасиным от 20 февраля 1998: "Лицензия стоит для каждого предпринимателя несколько минимальных окладов ежеквартально. Изымается в случае, если наши инспектора обнаруживают в ассортименте торговой точки контрафактную продукцию. Лицензирование… введено относительно недавно, и пока еще не вся аудио- и видеоторговля охвачена этим нововведением. Иногда бывает очень трудно объяснить людям, за что они платят деньги…"
Действительно, объяснить торговцам, на каком основании их обирают, было сложно. Если доверенность была абсолютно законна, то по поводу применения постановления № 600 в судах разгорелись ожесточенные споры. Вместе с выдачей лицензий Фонд практиковал продажу предпринимателям особых марок, изготовленных полиграфическим способом, которые, по заверениям создателей, после специальной экспертизы наклеивались на кассеты и диски исключительно легального происхождения. Это делалось, по словам сотрудников Фонда, якобы для того, чтобы милиции во время бесчисленных рейдов и проверок было легче определять, подлинная кассета или контрафактная. Но эти заявления не соответствуют действительности
Во что это вылилось
Из разговора с сотрудником МОЭП УВД Саратовской области: "В 1997-1998 году саратовский рынок аудио- и видеокассет более чем на 90 процентов был заполнен контрафактной продукцией. Между тем при проверках на многих кассетах сомнительного происхождения мы встречали наклеенные подлинные марки Фонда. Как позже выяснилось, продажа марок производилась Фондом без проведения соответствующих экспертиз… Предприниматели рассказывают, что сотрудники Фонда попросту собирали их в местных администрациях и ставили перед выбором: либо сворачивать бизнес, либо покупать марки и заключать соглашения".
Чересчур новаторская деятельность Саратовского фонда вызывала резко отрицательную реакцию РАО. Но было поздно реагировать: в Саратове был запущен конвейер узаконенного властями "отъема денег у населения". Любопытно, что на первых порах в конвейере принимали активное участие и местная милиции, и пресса, до тех пор, пока убийцы (возможно, сами того не желая) не расставили все по местам, не заставили правоохранительные и прочие организации попридирчивее оценить, где липа, а где настоящее, где ложь, а где намек. И соль всей истории даже не в том, что ежемесячно и ежеквартально с торговцев области ни за что собирались какие-то суммы. Надо ли говорить, что пока активно действовал Фонд, предприятие "Скай-Нэт" укрепило свою лидирующую позицию на рынке аудио- и видеопродукции? При этом сама деятельность "Скай-Нэта", по словам милиционеров, не всегда отличалась щепетильностью в вопросе соблюдения авторских прав. У тиражировавшейся в то время записи дискотеки "Хит-мастер" было защищено патентом и легально использовалось только само название, а вопросы использования собственно "начинки" кассеты – музыкальных композиций – непосредственно с их авторами не согласовывались.
Авторство на беззаконие
Любопытно, а как же все-таки родилось теперь уже отмененное постановление № 600? В попустительстве ловким людям можно обвинить первое лицо области, но в УВД и прокуратуре считают, что, скорее всего, сам губернатор здесь ни при чем. Любой документ, который подписывается им, проходит предварительную отработку и согласование в правовых отделах администраций разных уровней, что было и в данном случае. Прокуратура назвала в суде человека, который, якобы, изобрел прототип постановления № 600. Им оказался Денис Левченко, некоторое время работавший начальником отдела правового обслуживания администрации Саратова. На следствии Левченко признался в авторстве документа сомнительного характера, более того, сообщил, что проект постановления был сочинен им по настоятельной просьбе знакомых – Горбачева и Юркевича. Когда на поверхность всплывают такие взаимосвязи, журналистам положено писать: "круг замкнулся". Но в нашем случае – не до конца.
Что же, по версии прокуратуры, послужило толчком к расправе над Горбачевым? Сторона обвинения считает, что его честность и принципиальность. Не будем комментировать это мнение. Версия следствия интересна тем, что согласно ей, уже упомянутый бюрократ Левченко сыграл в убийстве роковую роль.
Кто подставил кролика Роджера?
Левченко, как утверждает прокуратура, поддерживал приятельские отношения с Александром Липановым, бизнес которого процветал благодаря свойственным исключительно для России "особым менеджерским технологиям" (цитата из беседы с одним работником УБОП). Липанов, как и многие другие удачливые предприниматели, в бизнесе делал ставку на личные знакомства и давние связи. Непутевых школьных друзей приближал к себе и держал несколько в зависимом положении. На подчиненных мог накричать и кулаком "звездануть". (На стадии следствия свидетель Назарой заявил, что однажды получил от Липанова монтировкой по голове и позже, к большому удовольствию гособвинителя, от этих слов не отказался.) Подобным образом Липанов вполне мог обойтись с любым другим слабым и неугодным ему человеком, конкурентом, считает следствие. Однажды Липанов узнал от Левченко про Фонд, регулирующий аудиорынок и попросил устроить туда на работу своего знакомого – двоюродного брата хорошего приятеля. Им был Андрей Чекасин – бизнесмен, перебравшийся в нашу область из Свердловска, где у него не сложились отношения с местным "криминалитетом". Чекасин принялся за работу в качестве сначала только инспектора, затем, по мере развития деятельности Фонда, исполнительного директора. Эта должность была специально учреждена для Чекасина и фактически была второй после президентской. После убийства стала первой.
На следствии предполагаемый убийца – Рахметуллин рассказал, что Горбачева им приказал убить лично Липанов, "чтобы окончательно поставить Фонд под свой контроль". В исполнении приказа главного менеджера, кроме них, участвовал двоюродный брат Чекасина – Корнилов, который в настоящее время скрывается от суда. В суде никто из подсудимых не остался верен прежним показаниям. Долгов теперь говорит, что стрелял из обреза отцовского ружья в Горбачева один. Рахметуллин утверждает, что к силовой акции по Горбачеву вообще никакого отношения не имеет. И Долгов и Рахметуллин утверждают, что к ним применялись недозволенные методы следствия, что следователь принудил их оговорить Липанова. Липанов, ведущий в суде себя абсолютно непринужденно, говорит, что Рахметуллин – наркоман (это действительно так), и он никаких дел с ним иметь не мог, так как питает к нему глубокую неприязнь.
Найдет ли версия следствия отклик у присяжных, станет ясно уже на этой неделе. Пока достоверно известно об убийстве Горбачева только одно: в тихом омуте, каким являлся Фонд, водились упитанные черти, и было бы удивительно, если бы история этой неоднозначной организации до сегодняшнего времени не окрасилась бы кровью. Кстати, Фонд продавал незаконные марки и после убийства Горбачева. Мало того, он не прекратил работу и после отмены печального постановления № 600. В настоящее время УВД продолжает проверку деятельности Фонда, и ей непременно будет дана официальная правовая оценка.
Станислав Григорьев
*
Версия защиты в следующем номере
"За 23 года работы адвокатом я не встречал дела, в котором в большей мере использовались бы грязные технологии", - в сердцах сказал адвокат Тамаз Барбакадзе, выходя из зала суда в понедельник. Барбакадзе представляет интересы Александра Липанова в описанном судебном процессе. У адвоката есть своя точка зрения на происходящее разбирательство, и он изложил ее корреспонденту "Земского обозрения". Интервью читайте в следующем номере.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню