Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Я не имею к ним моральных претензий"



Роман Обнорский
"Я не имею к ним моральных претензий"
Вдова убитого лидера ОПГ "Чикуна" Лариса Чикунова уверена в невиновности Михаила Орлова и Алексея Цыганкова
// «Репортёр» (г. Саратов). 2009, 15 июля. № 27 (855), с. 5.
Рубрика: Происшествия
* Подготовлено к печати: 09 февраля 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
В Саратовском областном суде в пятницу, 10 июля, оглашён приговор, наверное, по самому кровавому преступлению, совершённому в нашем регионе за последние 15 лет. Дело о расстреле в "Грозе", штаб-квартире преступной группировки Игоря Чикунова, во время которого в 1995 году было убито 11 человек и ещё трое получили ранения (ни до этого, ни после криминальные разборки не заканчивались с таким количеством жертв), вновь закончилось оправдательным вердиктом.
Почему вновь? Да потому что предыдущее решение присяжных по этому же делу, вынесенное ровно пять лет назад, в июле 2004 года, было совершенно таким же: "не доказано, что это преступление совершили подсудимые, принято единогласно". Таким образом, можно констатировать, что "судьи из народа" во второй раз не поверили в версию следственных органов о причастности к убийству Игоря Чикунова его близкого товарища Михаила Орлова и лидера ОПГ "Чайки" Алексея Цыганкова якобы из-за денежного долга и раздела сфер влияния. Получается, что это дерзкое преступление до сих пор является нераскрытым.
Теперь остаётся лишь гадать, из-за чего в "лихие 90-е" расстреляли "крёстного отца" города: конфликта с бывшим "партнёром" Алексеем  Новолокиным, криминального бизнеса, связанного с добычей нефти и перегонкой бензина, или чего-то ещё другого. Тайной "покрытой мраком" является и то, кто же всё-таки так мастерски, можно сказать, с профессиональностью суперкиллеров, за один раз расстрелял всю бригаду "Чикуна": местные бандиты, приезжие стрелки или же… члены мифической "Белой стрелы"?
Будут ли когда-нибудь даны ответы на эти вопросы, неизвестно. По закону, если приговор суда вступит в силу, все материалы уголовного дела вернутся в СКП, следователи которого вместе с оперативниками уголовного розыска должны будут продолжить расследование и искать новых подозреваемых. А предпосылки к этому, как считает известная саратовская адвокат Лариса Блажнова, на протяжении всех шести лет (уголовное дело считалось раскрытым с июля 2003 года, о чём говорил экс-прокурор области Анатолий Бондар) защищавшая Михаила Орлова, имеются:
- Из этого уголовного дела в своё время следственными органами были выделены материалы, якобы как не имеющие отношения к расследованию. В них было много документов, которые при качественном расследовании могли бы пролить свет на причины, по которым был произведён расстрел Игоря Чикунова. Сразу после убийства отрабатывались версии, которые, по моему мнению, имеют большее право на существование, чем та последняя версия, по которой были оправданы Орлов и Цыганков.
Почему присяжные и во второй раз оправдали подсудимых? В первый раз Верховный суд отменил первоначальное решение по делу, посчитав, что во время судебного разбирательства были допущены процессуальные нарушения. Например, потому что в 2004 году Алексей Цыганков сидел перед присяжными в чёрной тюремной робе с белыми полосками – спецодежде для "пэжэ", то есть для лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы. На этот раз Цыганкову выдали обычные тёмные брюки и рубашку – порядок был соблюдён.
Неужели доводы государственного обвинителя Эдуарда Лохова из областной прокуратуры были столь "слабыми", что присяжные снова больше поверили адвокатам и подсудимым? Были допрошены свидетели, которые подтвердили, что к убийству причастен Орлов и Цыганков. Один из них, случайно выживший во время расстрела в "Грозе" Армен Авакян, дал показания, что узнал в одном из киллеров Цыганкова. Другой, по фамилии Ракутин, тоже избежавший смерти, которого следственные органы "зашифровали" в потерпевшего "Ивана Ивановича Иванова", - сказал, что один из нападавших вроде бы был похож на Орлова. Другие свидетели рассказали, что о причастности к убийству Чикунова подсудимого Цыганкова им стало известно… от самого Цыганкова. С одним из фигурантов дела якобы он делился "страшной тайной" ещё в 90-е годы, с другими – разговаривал на эту тему уже в СИЗО в 2003 году. К тому же была озвучена явка с повинной самого Алексея Цыганкова и его показания, где он признаётся в убийстве, данные им шесть лет назад.
Однако все эти свидетельства не убедили присяжных в виновности подсудимых. Почему? Слишком уж натянутыми они выглядели, неправдоподобными, а порой даже вступающими в явное противоречие с показаниями самих потерпевших. Например, Цыганков в 2003 году утверждал, что во время убийства они с Орловым были в масках. Однако свидетели говорили, что преступники были с открытыми лицами, поэтому-то они их якобы и узнали. Не очень-то сходились доказательство по количеству выстрелов и найденных патронов. Были и другие моменты, на которых заостряли внимание присяжных адвокаты Цыганкова и Орлова.
Но самое главное – мотив преступления, на котором настаивало следствие, а это – конфликт Чикунова с Орловым из-за долга в 40 тысяч долларов и передел сфер влияния в криминальном бизнесе, явно не соответствовал духу того времени и людям, якобы задействованным в нём. Это очень доходчиво сумел объяснить присяжным заседателям сам Алексей Цыганков. Слушая его, многие из присяжных (а это было видно из зала суда), среди которых были мужчины и женщины, пенсионеры и довольно молодые люди, согласно покачивали головами. Они ему верили, что не мог он пойти на такое убийство, кишка у него тогда, в 22 года, была тонка! А если бы присяжные ещё знали, как некоторые из свидетелей рассказывали, почему они первоначально оболгали Цыганкова и Орлова и как для этого с ними "работали" оперативники (по закону, все эти вопросы разрешаются в отсутствие присяжных, чтобы им не забивать голову всякими домыслами) – решение оправдать было бы, наверное, предопределено с самого начала судебного процесса.
Хотя интрига в этом деле была до самого последнего момента. В четверг, 9 июля, судья Алексей Егоров огласил перед присяжными список вопросов, на которые "судьям из народа" надо было дать свои ответы: доказано ли, что убийство совершили Цыганков и Орлов и виновны ли они в этом. В 13.18 присяжные ушли совещаться. Через два часа у них уже был готов вердикт. Такое скорое решение означало, что они без всякого голосования пришли к единогласному мнению: подсудимые виновны или не виновны.
Ответ на первый вопрос, доказано ли само событие преступления, то, что 20 ноября 1995 года в офисе МП "Гроза" действительно были расстреляны 11 человек и трое выжили, был "да, доказано, единогласно". Услышав это, родственники подсудимых стали плакать навзрыд. Но не только они: слёзы появились на глазах даже у вдовы погибшего Игоря Чикунова Ларисы, которая всё время ходила на суд.
Михаил Орлов, выглядевший до этого довольно радостным, уткнулся лицом в стекло "клетки", отделявшей его от зала суда. Было видно, как сразу побелела его кожа. Скорее всего, в тот момент он представил, что теперь уже никогда не выйдет на волю, ведь за такое кровавое преступление самым объективным наказанием будет, за отсутствием смертной казни, пожизненное лишение свободы. Даже Алексей Цыганков, всегда уверенно державшийся, кажется, в тот момент дрогнул.
Ответ на второй и последующие вопросы перевернул всё настроение в зале суда с ног на голову. "Не доказано, не виновны", - читала старшина присяжных, а в этот момент кто-то ещё продолжал плакать, не понимая, что произошло, а кто-то уже радостно улыбался, осознав, что для Орлова и Цыганкова и на этот раз всё закончилось благополучно. И только после того, как судья поблагодарил присяжных за проделанную работу и отпустил их по домам, раздались аплодисменты, и родственники оправданных стали говорить им спасибо.
Когда страсти немного успокоились и были соблюдены процессуальные формальности, судья дал указание конвою отпустить Михаила Орлова. Как и в прошлый раз, он вышел из стеклянной "клетки" в несколько ошалевшем виде и спустился в зал к родственникам, которые принялись его обнимать. Цыганков, уже с улыбкой на лице, решил пошутить и попросил судью тоже его отпустить: "Да минут на десять хотя бы". Алексей Егоров ответил, что этого он сделать не может, потому что Цыганков хоть и оправдан по этому делу, но приговорён к пожизненному лишению свободы за другое преступление. Конвоиры же в этот момент несколько напряглись: видимо, им ещё памятен знаменитый побег Цыганкова из старого здания областного суда на Советской.
В заключительной части судебного процесса Эдуард Лохов был вынужден попросить суд вынести "соответствующий" приговор, а адвокаты смачно настаивали именно на "оправдательном" решении.
Сразу после оглашения вердикта своим мнением относительно всего происходившего в суде с корреспондентом "Репортёра" поделилась Лариса Чикунова:
- Я не имею к ним обоим никаких моральных претензий. С самого начала я не верила в виновность Орлова. Что касается Цыганкова, то в прошлый раз я не знала, причастен ли он к убийству или нет, всё-таки он написал явку с повинной. Сейчас, когда он объяснил свои действия, я поверила, что и он не совершал этого преступления. Жаль, что нам так и не удалось узнать, кто же всё-таки виновен в этом убийстве…
Михаил Орлов, которого от себя ни на минуту не отпускали родственники и друзья, сказал, что он очень благодарен присяжным за оправдательный вердикт, хотя, если честно, не надеялся его услышать. Его адвокат Лариса Блажнова заявила, что она, наоборот, надеялась именно на подобное решение присяжных, и считает, что предварительное следствие с 2003 года велось предвзято. Защитник Цыганкова адвокат Павел Григорьев отметил, что он очень доволен решением присяжных.
Несмотря на повторный оправдательный вердикт присяжных, точку именно в этом рассмотрении дела ставить ещё пока рано. У сторон есть время, чтобы обжаловать приговор. Вряд ли это будут делать оправданные, а вот государственный обвинитель Эдуард Лохов сказал, что окончательные выводы будут им сделаны после того, как он ознакомится с протоколом судебного заседания. Ведь, как и в прошлый раз, обжаловать приговор, вынесенный на основании вердикта присяжных, можно лишь обжалуя процессуальные нарушения, а не суть решения: была ли доказана виновность подсудимых или всё-таки нет.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню