Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Бандитские судьбы



Сергей Николаев
Бандитские судьбы
// "Богатей" (г. Саратов). 2003, 30 января. № 3, с. 6.
Рубрика: Бандиты
* Подготовлено к печати: 24 июля 2015 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
У бандитского движения, расцветшего в Саратове в сере­дине 90-х, были свой пик и свой спад. Пик этого движе­ния, когда бандиты достигли наибольшего могущества, связывают с именем Игоря Чикунова. Возглавляемая им группировка отличалась дерзостью и многочисленностью.
Создание империи
Биография Чикунова характерна для боль­шинства лидеров ОПГ. Он вырос в Заводском районе, занимался в секции бокса. С детства дружил с братьями Наволокиными, особенно теплые отношения у него были с Александром. С Наволокиными он начинал свою бандитскую карьеру под руководством Владимира Хапалина, естественно, на вто­рых ролях. После убийства Хапалина друзья активизировались. Пользуясь отсутствием единого руководства, они создали собствен­ную группировку. При жизни Александра Наволокина фамилия Чикунова не часто назы­валась в связи с лидерством в ОПГ. Группи­ровку чаще называли "наволокинской". Хотя по данным правоохранительных органов у руля группировки стояли Александр Наволокин и Чикунов. Алексей Наволокин хоть и участвовал в делах преступного сообщества, держался несколько особняком.
После убийства в 1991 году Александра Наволокина Чикунов стал единоличным лидером группировки. В то время как в других преступных сообществах бригадиры отделялись, создавая собственные группировки, Чикунов продолжал укреплять свою власть. Рядом с ним находились люди с задатками лидеров, но авторитет Чикунова был гораз­до значительнее, чем у его окружения. Дер­зость Чикунова принесла ему соответствую­щую репутацию и за пределами группиров­ки. Он отказался делать взносы в воровской общак и поставил под сомнение честность его держателей; не задумываясь, затевал ссоры с любыми авторитетами. Но с ним предпочитали не связываться. При этом Чи­кунов столь стремительно расширял сферу своего влияния, что даже обгонял слухи о своем могуществе. Один предприниматель рассказывал, как в Самаре при обсуждении деловых вопросов разговор коснулся "кры­ши". Самарские партнеры заявили, что их крышует Чикун, и очень удивились, узнав, что их саратовский коллега ничего о нём не слышал. Но вскоре имя Чикунова было на устах всего Саратова. Казалось, не было от­расли, в которой не присутствовали бы его интересы. Чикунов контролировал всю про­дажу валюты через обменные пункты и 90 процентов торговли золотом. Быстро сколо­тив огромный капитал, Чикунов начал вкла­дывать деньги в легальный бизнес. Подлинные доходы Чикунова были тайной даже для его ближайшего окружения. Своим помощ­никам он доверял курировать отдельные участки криминального или легального биз­неса, но весь масштаб империи Чикунова стало возможным оценить только после его смерти, когда окружение лидера легализова­ло и поделило бизнес.
Сама же ликвидация Чикунова стала круп­нейшей по числу жертв мафиозной разборкой. Чикунов был убит 20 ноября 1995 в офи­се малого предприятия "Гроза" вместе с один­надцатью помощниками. В маленькую ком­натку, где располагалась вся компания, вош­ли двое мужчин и перестреляли всех прису­тствующих из пистолетов ТТ. Стрелявшие действовали очень хладнокровно: почти все выпущенные пули попали в головы жертв. В живых остался лишь охранник, сидевший в коридоре. В последние дни своей жизни Чи­кунов опасался за свою жизнь и предприни­мал повышенные меры безопасности. Он ез­дил с многочисленной охраной и не ночевал два раза подряд в одном месте.
А опасаться ему было чего. Следствие по этому убийству затруднялось тем, что выде­лить кого-либо, более других заинтересо­ванного в смерти Чикунова, было невозмож­но. Слишком много врагов он нажил. Среди множества версий выделяются две. Первая связана с невозвратом долгов за нефтепро­дукты некой московской коммерческой структуре. По другой версии, убийство бы­ло организовано ближайшим помощником Чикунова с академическим прозвищем. По некоторым данным, Чикунов опасался его в последние дни своей жизни. Есть версия, как бы объединяющая первые две. Упомя­нутый помощник, занимавшийся экономическими вопросами, намеренно затянул возврат долгов за нефтепродукты, спровоцировав тем самым москвичей на активные действия. После убийства долг был сразу же отдан. Не исключена и политическая по­доплека. В последнее время Чикунов всё больше влезал в политические дела, опос­редованно участвуя в выборах депутатов разных уровней и губернаторских выборах.
Делёж наследства
После убийства Чикунова его окружение приступило к дележу империи. Поскольку бизнес Чикунова носил полукриминальный характер, а руководство осуществлял он единолично, кураторы отдельных направле­ний поспешили воспользоваться этими обстоятельствами. Зачастую вся документация по бизнесу представляла собой тетрадку с записями куратора. Последовали новые разборки, в ходе которых были ликвидиро­ваны еще несколько представителей "сило­виков". Одинаковым способом (взорваны в подъездах) были убиты
Алексей Наволокин и
Олег Гульбадян,
застрелен Фаня. Как де­лить наследство Чикунова, решалось колле­гиально, не обошлось и без банального под­лога при перерегистрации акций. Было ли связано дальнейшее истребление чикуновцев с дележкой наследства или это были происки конкурентов, точно не известно. Именно в это время спортивный поставщик Наволокиных и Чикунова - Табаяков - по­лучил оптовую базу "Буле" и бутик "Николь". Остальное поделили между собой "экономисты". На базе ранее контролируемых ОПГ объектов ныне функционирует несколько успешных предприятий. Один из близких знакомых Чикунова Алексей Ерусланов ру­ководит универмагами ЦУМ и "Детский мир". Часть Крытого рынка, ранее опекав­шаяся ОПГ, перешла под контроль Алекса­ндра Ч-ва. По мнению специалистов, сеть магазинов "Добин Нобин" и бутиков "Раритет" (названия изменены) - тоже часть чикуновского наследства. Бригадиры, не пользующиеся большим влиянием" вроде Крику­на и Михаила Шабанова, не решились на активные действия, видимо, памятуя об учас­ти их старших товарищей.
Поскольку при жизни Чикунов был скрыт­ным человеком и не доверял важных секретов никому из своего окружения, то его свя­зи и во властных структурах и правоохранительных органах не перешли ни к кому. Соз­данное им крупнейшее в Саратове преступ­ное сообщество перестало существовать.
Добровольный уход
Судьба иногда всемогущих преступных авторитетов складывалась по-разному. Одних убили, другие сидят. Один из лиде­ров парковской группировки, Булгаков, про­живает за границей, другие "парковские" успешно занимаются бизнесом и даже по­литикой. Земец после вытеснения его из криминального бизнеса безвредно живет на ранее накопленные (или награбленные) средства. Однако судьба одного из неког­да могущественных лидеров ОПГ настоль­ко сильно отличается от остальных, что заслуживает отдельного упоминания.
Бывший боксер Виктор Передреев (Передрей) сколотил свою бригаду в самом начале 90-х. Вначале он "крышевал" кон­церн "Поволжье", руководимый Александ­ром Скорыпиным. По крайней мере, так считалось в определенных кругах, хотя за­нимавшиеся организованной преступ­ностью сотрудники милиции до сих пор не составили единого мнения, кто из них ко­го крышевал. Бригада Передреева успеш­но развивалась и вскоре прочно заняла свою нишу. Передреев контролировал значительную часть Волжского района.
Как известно, занятия подобного рода от­личаются повышенным риском. Серьезные разборки происходили не только на почве передела сфер влияния. Бытовая стычка могла привести к серьезным последствиям, так как лидерам для поддержания своего ав­торитета нельзя было прощать даже мелкие выпады. Так и произошло при ссоре Перед­реева с одним из парковских авторитетов Зубаном в казино "Братислава". Словесная пе­репалка быстро перешла в драку. Точнее, Передреев просто избил пьяного Зубана, и тот удалился, поклявшись отомстить своему обидчику. Когда Передреев вышел ночью из "Братиславы" и сел в свой "Мерседес", то был обстрелян. Кто-то выпустил в него це­лый рожок из АКМ. Причастность Зубана к этому происшествию доказана не была.
Передреев был серьезно ранен. Ему спасли жизнь врачи военного госпиталя. После ранения он вернулся к своей преж­ней деятельности. Вроде бы внешне он не изменился. Но в один прекрасный день Передреев решил удалиться от дел. Он не готовился к этому шагу заранее, просто сложил с себя полномочия. При этом Пе­редреев совершенно не воспользовался плодами деятельности своей группировки. Он выбрал жизнь обычного человека.
С тех пор Передреев работает на низкооплачиваемых работах, не требующих образования и квалификации. И ведет соответствующий образ жизни. Он пользуется общественным транс­портом, одевается как самый обычный работяга. К своей прошлой жизни Пе­редреев подчеркнуто не желает иметь никакого отношения. Когда к нему обра­щаются его бывшие бойцы с просьбой трудоустроить их, полагая, что он сох­ранил кое-какие связи, Передреев от­вечает, что он им больше не командир и вмешиваться в их судьбу не будет. Возможно, произошедшие с ним пере­мены связаны с религией, но точных сведений на этот счет нет.
Случай с Передреевым, пожалуй, - един­ственный пример добровольного отказа не только от определенной деятельности, но и от материальных благ, полученных от нее.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню