Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Суду – не верю!"



Иван Иванов
"Суду – не верю!"
Анна Орлова встречается с бывшими присяжными, оправдавшими её сына
// «Саратовский криминал» (г. Саратов). 2004, декабрь. № 12 (67), с. 5. Подписано в печать 09 декабря 2004 г в 17.00.
Рубрика: Скандалы
* Подготовлено к печати: 10 февраля 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
Анна Орлова, мама Михаила Орлова, бывшего (а теперь, наверное, и будущего) подсудимого по делу об убийстве "Чикуна", дала интервью "СК" и рассказала много интересного. Кое-что в её рассказе вызывает сомнения, однако обойдёмся без поспешных комментариев. Приводим слова Орловой с незначительными сокращениями.
Орлова: Не так давно я встретилась с одной дамой, которая была на процессе присяжной. Как её зовут, я не знаю. Раньше мне с присяжными разговаривать было нельзя, а потом-то уже можно. Я спросила у неё, неужели она поверила в версию прокурора и почему никто из присяжных не задал ни одного вопроса подсудимым? Она мне ответила, что перед процессом с ними беседовали некие люди, представлявшиеся работниками прокуратуры и суда. Так вот, они настаивали на том, что никаких вопросов никому задавать не надо…
…После оправдательного приговора вдруг стало известно, что у одной из присяжных ранее были какие-то неприятности с законом, о которых она не сообщила в суде. Это якобы могло повлиять на формирование у неё негативного отношения к правоохранительным органам и вынесение оправдательного вердикта. Говорили, что её привлекали к административной ответственности за нарушение паспортно-визового режима. Это обстоятельство даже было указано в протесте прокуратуры. Но разве раньше нельзя было проверить эту присяжную? Наверняка это делалось. На мой взгляд, "компетентные органы" специально оставили эту женщину в списках присяжных, чтобы потом, в случае чего, был формальный повод для жалобы и для отмены неблагоприятного для них вердикта и приговора. Кстати, когда разобрались, оказалось, что эти неприятности были не у неё, а в фирме, где она работает, и к ней никакого отношения эта история не имеет…
"СК": Как вы считаете, почему так решительно пытались обвинить в убийстве Игоря Чикунова именно Цыганкова и Орлова?
Орлова: По нескольким причинам. Правоохранительным органам во что бы то ни стало надо было "списать" расстрел в "Грозе" именно на Орлова и Цыганкова, потому что уже летом высшими прокурорскими и милицейскими руководителями было во всеуслышание заявлено, что это было сделано именно ими. (Здесь – неправда. Летом даже фамилию Цыганкова никто не называл. Её "додумала" пресса. – Авт.) Хотя та самая явка с повинной Цыганкова, где он якобы признаётся в совершении убийства вместе с Мишей, появилась в прокуратуре в сентябре или в октябре 2003 года. А до этого никто из свидетелей фамилию Орлова не упоминал.
Во-вторых, обвинительный приговор выгоден тем, кто действительно повинен в смерти Игоря Чикунова, а именно нашим чиновникам и верхушке саратовского нефтяного бизнеса, Ведь ни для кого не секрет, что первоначально основная версия расстрела в "Грозе" была в устранении конкурентов на нефтяном поприще. Там, где "крутились" очень большие деньги. Чикунов занимался в последнее время именно этим бизнесом. Соответственно, он привёл туда своих ребят. Естественно, что между ними могли возникнуть серьёзные конфликты по поводу нефти. Это ведь один из доходнейших товаров, причём малоконтролируемых государством, особенно в те времена. Значит, у конкурентов могли быть причины для физического устранения Игоря Чикунова. А сейчас те ребята стали областными чиновниками, крупными бизнесменами. Им выгодно "свалить" это убийство на кого угодно.
В-третьих, это выгодно и самому Цыганкову. Я считаю, что он надеется таким путём получить шанс на выход из тюрьмы. Вероятно, он надеется примерно на такую схему. Он признаётся в убийстве Чикунова, за что ему по старому Уголовному кодексу могут дать не больше 15 лет. За эту "услугу" ему могут отменить старые "пожизненные" приговоры, пересмотреть их по-новому и назначить новое наказание, пускай, лет по двадцать. В итоге, когда все новые сроки сложатся, у него за плечами будет не больше 30 лет. Через две трети этого срока, то есть через 20 лет, он имеет право на условно-досрочное освобождение. А он отсидел уже почти половину этого. То есть, при таком раскладе он сможет выйти на волю всего-навсего через десять лет. Всё это время он будет всячески затягивать судейские процессы, чтобы остаться здесь, в следственном изоляторе, куда к нему постоянно, почти ежедневно, ходит его адвокат, она же – его жена. В таких благоприятных условиях сидеть намного лучше, чем где-нибудь в "Чёрном дельфине" (спецтюрьма для пожизненно осужденных. – Авт.).
"СК": Интересный расклад, хотя и спорный. Вы ожидали, что Верховный суд отменит приговор?
Орлова: Если честно, то нет. Меня многие заверили, в том числе и высокопрофессиональные сотрудники правоохранительных органов, что Москва не пропустит прокурорских протестов и не отменит приговор, так как в деле нет ни одного весомого доказательства виновности моего сына.
"СК": Как Михаил Орлов отреагировал на это решение?
Орлова: Я не знаю. Последний раз я видела Мишу 15 июля, то есть на второй день после того, как его выпустили на свободу. Мы были на даче, жарили шашлыки. Вечером он вдруг неожиданно собрался в Саратов, хотя обещал на следующий день поехать с нами к родственникам. Потом он позвонил мне и спросил, где лежит сумка. Я догадалась, что он хочет уехать, потому что боится, что всё может повториться. В принципе, я сама настаивала на этом. Через пару дней один из друзей Миши мне сказал, что с ним всё в порядке. Где сейчас находится мой сын, я не знаю. Конечно, переживаю за него, где он, что с ним, как живёт. Но пока всё окончательно не уляжется, ему в Саратове делать нечего.
"СК": Вы уверены в его невиновности?
Орлова: На все сто процентов. Не мог он этого сделать. Некоторые свидетели почему-то сказали в суде неправду. Я, например, разговаривала с Артуром  Авакяном вне судебного процесса и спрашивала его: "Был ли Миша тогда в офисе?" Знаете, что он мне ответил? "Нет!" А под присягой сказал – "Да!"
Беседовал Иван Иванов
Р.S. Редакция "СК" заявляет, что готова предоставить слово любому участнику процесса по событиям в МП "Гроза".
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню