Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Мой сын даже стрелять не умел!"



Станислав Григорьев
"Мой сын даже стрелять не умел!"
Мать обвиняемого Михаила Орлова уверена, что её сын никого не убивал
// «Саратовский криминал» (г. Саратов). 2004, май. № 5 (60), с. 6.
Рубрика: Громкое дело
* Подготовлено к печати: 10 февраля 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
Накануне судебного процесса наш корреспондент встретился с Анной Орловой, матерью обвиняемого Михаила Орлова. Эта женщина утверждает, что её сын непричастен к смерти Игоря Чикунова и у него есть 100% алиби на этот счёт. Приводим разговор с Орловой почти дословно.
- Алиби – это очень серьёзное заявление. Разве у вас есть люди, которые могут подтвердить, что вечером 20 ноября 1995 года ваш сын был где-то ещё, но только не в "Грозе"?
- Мой сын был дома. В "Грозу" его не пустила жена Ольга. Вот как это было. Накануне он узнал, что ребята Чикунова собираются посидеть за картами и пивом. Ему предлагали присоединиться. Но Ольга возмутилась: "У твоих приятелей – где пиво, там и бабы!" И сказала, что если Миша не хочет с ней поссориться, то лучше ему туда не ходить. Вот он и остался дома. И весь вечер играл в нарды!
- С кем? С женой?
- В тот день у нас были в гостях родственники из Сызрани.
- Может быть, назовёте их имена?
- Пока не буду этого делать, не хочу раньше времени вмешивать их в эту историю. А Ольга вполне может подтвердить мои слова.
- Само известие о произошедшем в "Грозе" какое впечатление произвело на вас тогда?
- Жуткое. У меня-то в тот день было дежурство, и дома я не была. Слух о расстреле Чикунова распространился по городу моментально. И я подумала, что мой Миша мог быть вместе с Игорем. На работе не могла ничего делать. Потом ко мне приехал муж и сказал, что Мише здорово повезло. Фактически Ольга спасла его от смерти… Теперь, что касается выдумок о том, что Миша мог кого-то убить. Миша – он стрелять-то толком не умел! Друзья, когда брали его с собой на охоту, потом долго рассказывали, сколько раз и как "Мишка промазал". У него никогда, со времени службы "на зоне", не было в руках боевого оружия. И вот теперь представьте – берёт этот человек пистолет "ТТ", идёт в "Грозу", делает больше десятка выстрелов и не допускает ни одного промаха! Разве такое возможно?
- Расскажите поподробнее про Мишу. Где, на какой "зоне" он работал и как познакомился с Чикуновым.
- Чикунова понаслышке мы знали все, потому что наши родственники жили на Пролетарке, в Заводском районе Саратова. Чикунов был там очень популярной личностью. Особенно его любили бабушки на кольце трамвая "девятки", которые торговали семечками и которых из местной шпаны никто не смел трогать, потому что Игорь так приказал. Но личное знакомство Миши и Игоря состоялось только в начале 90-х. Дело было так. Сын после армии пошёл служить контролёром в ИК 13, а я в этой же колонии работала медсестрой. Но какая служба в колонии? Ни денег, ни почёта. Молодому парню вряд ли такое понравится. В какой-то момент он решил всё бросить. А тут "на горизонте" появился Саша, младший из братьев Наволокиных. Они с Мишей знали друг друга с детства. Саша женился на дочери моей тётки. На свадьбе среди гостей был Чикунов. Он и обратил внимание на Мишу. Честно говоря, я была от этого не в восторге. Но сын сказал: "Мама, Игорь, несмотря на то, что про него говорят, по-моему, нормальный мужик. Я думаю, он меня не подставит…" Постепенно отношения Игоря и Миши стали очень близкими. Чикунов умел нравиться людям. Однажды он привёз Мишиному деду в деревню целый ящик сигарет "Прима": "Кури на здоровье!" Игорь и Миша отмечали вместе все праздники. Настолько всё было между ними хорошо, что я просто не могу представить, чтобы один смог поднять руку на другого. А потом – был эпизод – в нашей жизни появился Цыганков. Ольга взяла у него денег для Миши…
- Это было как раз накануне убийства Чикунова?
- Нет! Говорю вам – нет! Это было уже много позже, когда Миша скупкой золота уже не занимался, а работал вместе с отцом в одной фирме – ООО "Остат".
- Постойте-постойте! Но почти всё обвинение строится на этом факте!
- Неправду говорят…
- Ладно, допустим. Что было дальше?
- И вот этот долг Мишу очень тяготил. Потому что знакомые предупреждали его: Цыганков – очень опасный, страшный человек. Не зря предупреждали… За долгом у них начались ещё какие-то дела, а потом случилась дикая история с ребятами, которых Цыганков расстрелял и которым отрезали головы. Сын несколько месяцев ходил, как привидение. Выражение глаз такое, будто не на людей смотрит, а внутрь себя. Я пыталась расспросить его, что случилось, но он, конечно, молчал. И вот только когда он дал показания на Цыганкова по тому делу, с ним стало возможно по-человечески разговаривать. Кстати, я спрашивала его тогда: "Зачем рассказал всё в прокуратуре? Зачем тебе это надо? Неужели нельзя было скрыть?" Он знаете что ответил? "Я не мог больше, мама. Не потому, что "припёрли к стенке", а потому, что после этих ребят Цыганков убил бы меня с Ольгой! Поверь – у меня как с души камень упал, когда я во всём признался. Теперь всё будет хорошо…" Но я-то подумала: хорошо не будет. А потом, когда Цыганкова судили и Миша свидетельствовал против него, Алексей крикнул ему через решётку: "Погоди! Посчитаемся!" Или что-то вроде этого. И когда уже Цыганков был на зоне, Мише несколько раз передавали от него весточки: мол, будь готов к неприятностям. За месяц до задержания по делу об убийстве Чикунова Миша говорил мне, что Алексей хочет его в чём-то оговорить. Я предложила сыну уехать из города, но он отказался: "Мама, ну это же чепуха! Я же ни в чём больше не виновен. Зачем дергаться?" Потом его взяли.
- Где и при каких обстоятельствах проводилось задержание?
- Взяли его в ноябре после "посиделок" с друзьями. Вместе с ним был приятель Андрей – зубной техник. Когда задерживали, обоим надели на голову мешки. Точно не могу сказать, где нашли наркотики и оружие. Но точно не на Мише: на нём в тот момент была лишь лёгкая одежда: светлые и тонкие рубашка и брюки. Спрятать в них ничего невозможно… Потом Андрея отпустили и сказали, чтобы он никому ничего про задержание Миши не говорил, что якобы это в его же интересах. Вот Андрей и молчал. А я долго (дня три) не могла найти сына, хотя искала по всему городу. Позвонила в УБОП, там сказали, что такого не задерживали. Звонила в УВД – тот же ответ. Потом мне подсказали, что Миша в транспортной милиции. Когда я увидела сына в первый раз после задержания – заметила, что у него нет двух передних зубов. Спросила: "Били?" Он только рукой махнул…
- На предварительном слушании дела Михаил Орлов настоял на процедуре с использованием присяжных. Чем продиктован этот выбор?
- Миша уверен в своей невиновности.
Беседовал Станислав Григорьев
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню