Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Рука дающего



Марина Бирюкова
Рука дающего
// «Саратов» (г. Саратов). 1995, 21 ноября, вторник. № 205 (931), с. 2.
Рубрика: Тюрьма и воля
* Подготовлено к печати: 06 февраля 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
На вопросы нашего обозревателя отвечает начальник отдела воспитательной работы областного управления исполнения наказаний (УИН) полковник внутренней службы Владимир Щербаков.
- Владимир Николаевич в недавнем номере "Саратовских вестей" я прочитала: Игорь Чикунов, недавний подследственный и недавний заключённый СИЗО, перечислил десять миллионов рублей на альтернативную подписку для заключённых следственного изолятора. Свежие газеты заключённым нужны, спору нет, но не смущает ли вас личность благотворителя? Я помню, покойный начальник РУОПа Еремкин на коллегии УВД докладывал о задержании Чикунова, иначе говоря, Чикуна, как о большом успехе своего управления.
- Ни следствие, ни суд не назвали Чикунова преступником, значит, для нас он такой же гражданин, как и все прочие. Ну а что касается даров вообще… Мы бы рады ничего не принимать, но ведь это не от хорошей жизни. На зоне порой похлёбку посолить нечем.
- Вы примете дар от любого человека, у вас есть такое право?
- Закон об учреждениях, исполняющих наказание, даёт нам право принимать благотворительные дары. Разумеется, они должны быть соответствующим образом оформлены и оприходованы.
- Кто же сегодня помогает заключённому?
- Областной благотворительный фонд "Слово и дело" – это наш, можно сказать, коренник. Наше управление входит в число учредителей этого фонда. В фонд стекаются дары из различных организаций: "Волтайр", "Нарат", АО "Поволжье", АО "Гермес", завод имени Урицкого, Вольский завод асбоцементных изделий…
- Я ни в коей мере не хочу бросить на каждого, кто делает доброе и необходимое дело, помогает подследственным и осужденным. И всё же не секрет: тюрьме сегодня помогают также и те, по ком она плачет. С их стороны это естественно. Но каковы, на ваш взгляд, последствия? Пошли уже разговоры о легализации общака…
- Несколько лет назад мы стали создавать в колониях вполне легальную альтернативу общаку – фонды социальной помощи. Осужденные сами вносят в этот фонд деньги, сами решают: кому помочь, сколько потратить, скажем, на празднование дня рождения…
- Вашим заключённым нынче нечего вносить в эти фонды: заработки на нуле.
- Это, к сожалению, так. Но в этот же фонд поступают и благотворительные вклады. Есть ещё и родственники осужденных, они вносят в фонд свои деньги. Вот у меня список фамилий. Иванова – двадцать тысяч рублей…
- Вот уж точно – "лепта вдовы". Наверное, какая-нибудь старушка, у которой сын сидит. Но я достаточно общалась с матерями, женами и сёстрами зэков, чтобы знать: телевизор для отряда, холодильник, видеомагнитофон, краска, олифа, обои – всё это суть инструменты воздействия на гражданина начальника с целью улучшить его отношение к одному из подопечных. Есть такие вещи, как амнистия, УДО…
- Конечно, такое может быть, все субъективные процессы не отследишь. Однако амнистия, условно-досрочное освобождение – всё это регламентируется законом. В этом списке сотни родственников осужденных. Вы думаете, к каждому можно вот так улучшить отношение?
Мы создаём родительские комитеты при колониях, проводим дни открытых дверей, приглашаем на зону гостей – поверьте, не только с материальной целью. Важно, чтоб не прерывалась связь осужденного с обществом, с большой жизнью. Все так называемые воровские традиции, всяческие уродливые явления – это порождение изоляции, её психологические последствия.
- Есть такая фирма – "Купец Кайнов". Виктор Кайнов – глава вполне легитимной организации, именуемой Фондом помощи заключённым и брошенным детям. Личность весьма известная. У него возникли серьёзные претензии к вашему руководству: он, как было сказано в "Саратовских вестях", "имеет основания полагать, что не вся гуманитарная помощь доходит до назначения".
- По письмам Кайнова была проведена бухгалтерская проверка. Она показала, что и сколько поступило от него, что и как использовано. Всё документировано. Конфликт возник вокруг партии муки, которую СИЗО при посредстве Кайнова получил в АО "Саратовмука". Кайнов требует, чтобы мука была оприходована как бесплатная, благотворительная, но нам-то "Саратовмука" выставила за эту муку счёт, и счёт на нас висит, мы не можем расплатиться, потому что у нас денег нет. Кайнов требует допустить лично его к распределению продуктов среди заключённых, но этого мы позволить не можем: по закону видеться с подследственными можно только по разрешению следователя.
Вопросы задавала
Марина Бирюкова
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню