Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Разговор на законных основаниях



Татьяна Артемова
Разговор на законных основаниях
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 11 декабря, среда. № 243 (1423), с. 1-2.
Рубрика: Интервью по поводу
* Подготовлено к печати: 02 января 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральным Законом "О прокуратуре Российской Федерации", приказом генерального прокурора России на второй пятилетний срок прокурором Саратовской области назначен Николай Иванович Макаров. Ему 46 лет. Женат.  Имеет дочь и внука. В органах прокуратуры – с 1970 года. Работал следователем. В 25 лет стал прокурором Озинского района. В 35 лет возглавил прокуратуру Пензенской, а с 1991 года – Саратовской области. Николай Иванович Макаров – государственный советник юстиции 2-го класса (генерал-лейтенант), почетный работник прокуратуры, заслуженный юрист Российской Федерации.
Итак, позади пять лет в должности прокурора Саратовской области. Для Николая Ивановича Макарова они были не из легких. Ведь именно на 1992-1995 годы пришелся резкий рост преступности в стране. Не миновал он и нашу область. В этот же период в компетенцию прокуратуры законодательно введена координация правоохранительных органов по борьбе с преступностью. А значит, возросла и ответственность за ее итоги.
Сейчас можно уже говорить об определенных, пусть пока и небольших, позитивных тенденциях. Снизился уровень преступности. Увеличилась раскрываемость преступлений до 74,2 процента в текущем году против 32 за 1991 год. По данному показателю область занимает примерно 20-е место из 80 регионов России.
Сегодня наш разговор с прокурором несколько о другом. О тех острых и не всегда видимых проблемах, с которыми сталкивается прокуратура в своей деятельности, о позиции прокурора области во взаимоотношениях с другими правоохранительными органами, с властью, в вопросе проведения правовых реформ. Разговор был откровенным.
- Прокуратура всегда была органом контролирующим, надзирающим, координирующим. То взаимопонимание и взаимоподдержка, я бы сказала, дружеские отношения с руководством УВД и ФСБ, которые вы демонстрируете, не мешают ли они исполнению контролирующих функций, возложенных на прокуратуру?
- Что касается чисто человеческих отношений, то в этом смысле нашей области повезло. Там, где идет противостояние между органами, там нет работы слаженной, скоординированной, идет поиск компромата друг на друга, все это на руку преступному миру, коррупции. В соответствии с федеральным законом о прокуратуре и соответствующим указом президента координация всей правоохранительной деятельности возложена на прокурора субъекта Федерации, и поэтому под надзором прокуратуры правоохранительные органы планируют свою совместную работу, исходя из анализа состояния преступности, и выносят после глубоких проверок эти проблемы и вопросы на координационное совещание, где мы обмениваемся мнениями и вырабатываем общие позиции борьбы с этими явлениями. А дружба делу только на пользу идет.
- Звонивший в редакцию (аноним), представившийся работником прокуратуры, заявил, что бывший начальник одного из ГАИ и сотрудник облпрокуратуры совершили ДТП (есть жертвы). Дело якобы "замяли". Одно из объяснений звучало так: из-за предстоящей аттестации прокурора области.
- Действительно, имел место факт дорожно-транспортного происшествия, однако за рулем автомашины находился не начальник одного из ГАИ, а следователь Саратовской транспортной прокуратуры. В качестве пассажира в этой автомашине находился другой следователь этой же прокуратуры. Работники транспортной прокуратуры не находятся в подчинении прокурора области, они подчиняются Приволжскому транспортному прокурору.
Факт дорожно-транспортного происшествия прокуратурой области не был скрыт, наоборот, в Генеральную прокуратуру РФ после принятия дела к производству следователем сразу же было направлено спецдонесение.
- Приходилось не раз слышать, что многие уголовные дела "рассыпаются" в судах из-за некачественной работы следователей. Как вы это прокомментируете?
- Согласен, что качество следствия действительно оставляет желать лучшего. Только в первом полугодии текущего года судами области на дополнительное расследование возвращено 1103 уголовных дела, что составляет 9,6 процента от общего количества рассмотренных. И хотя эта цифра несколько меньше, чем в 1995 г., проблема существует и с контроля не снята.
Недостаточная эффективность расследования во многом связана с качественным составом аппарата следственных работников, подавляющее большинство которых имеет незначительный опыт работы, около половины – до 3 лет. Не последнюю роль играет и материально-техническое оснащение следственных подразделений. Не секрет, что на вооружении преступного мира, особенно его организованной части, находится более современная техника, чем у правоохранительных органов, его руководители имеют возможность хорошо оплачивать незаконную деятельность простых исполнителей. Имеются проблемы и в законодательстве. Хотелось бы, чтобы законодатели дали возможность более широко использовать сведения, добытые оперативным путем.
Однако категорично утверждать, что многие дела "рассыпаются" в судах, нельзя.
Следует отметить, что и суды не всегда взвешенно подходят к решению вопроса о возвращении дел на доследование. Не всегда такие действия судов соответствуют закону. Статистика свидетельствует, что 70 процентов судебных решений о возвращении дел на доследование отменяется областным судом по протестам прокуроров, а ведь каждая затяжка сроков рассмотрения дела играет на руку преступникам, порождает волокиту, из-за которой по вине судов арестованные обвиняемые иногда годами сидят в СИЗО в ожидании рассмотрения их дел.
- У вас хорошая зарплата в прокуратуре?
- Да я бы не сказал. На уровне государственного служащего среднего звена. Судьям платят больше.
- Задержки зарплаты и невысокий ее уровень не заставляют сотрудников искать где-то приработок?
- Может быть, отдельных и заставляет, но это запрещено. Таких мы будем строго наказывать дисциплинарно, вплоть до увольнения.
- Как сейчас обстоит дело с "Операцией "Цирконий", для чего было затребовано повторно из РУОП дело, где фигурируют сотрудники облпрокуратуры?
- В процессе следствия установлено, что цирконий был приобретен Шульциным на законных основаниях. Он не является редкоземельным и редким металлом, не радиоактивен, не токсичен и не взрывоопасен. В связи с этим уголовное дело обоснованно прекращено за отсутствием состава преступления.
Уголовное дело истребовалось в прокуратуру области 23.07.96 г. для служебной проверки и принятия решения в отношении двух работников прокуратуры области.
Второй раз уголовное дело истребовалось в прокуратуру области в конце декабря т.г. для проверки обоснованности принятого по делу решения и подготовки заключения.
Материалы уголовного дела с заключением направлены 30.10.96 г. в Генеральную прокуратуру РФ. В настоящее время постановление о прекращении отменено – дело направлено для дополнительного расследования Генпрокуратурой в прокуратуру Воронежской области.
- Есть мнение среди работников вашего ведомства, что расследование убийства в "Грозе" было поручено не вполне, скажем так, профессиональному следователю. Прошло больше года, но итогов следственной деятельности пока что нет.
- По делу работает следственно-оперативная группа, в которую входят профессионально подготовленные сотрудники из различных служб: прокуратуры, УВД, РУОП. Претензии к их деятельности (а проделан колоссальный объем работы) не возникали ни со стороны руководства прокуратуры и УВД, ни со стороны Генпрокуратуры и МВД. Бригаду возглавляет один из опытнейших руководителей следственного управления облпрокуратуры. Работа не прекращается, и в настоящее время есть обнадеживающие результаты, о которых, правда, говорить в средствах массовой информации пока рано.
- В какой стадии находятся сейчас дела Брендина и Яковлева? Известно, что Энгельсский горсуд изменил Яковлеву меру пресечения. Более полную информацию получить сотрудникам "СВ" не удается.
- Действительно, в производстве отдела по расследованию особо важных дел областной прокуратуры имеются уголовные дела в отношении бывшего директора фонда содействия предпринимательству администрации области Брендина и заместителя председателя комитета по экономике Яковлева.
Им предъявлено обвинение в получении взяток. Указанные дела возбуждены в июле 1996 года, но к настоящему времени следствие по ним еще не закончено, выполняются следственные действия, в связи с чем дать более подробную информацию по этим делам невозможно, так как это может помешать установлению объективной истины.
К настоящему времени мера пресечения в отношении обоих обвиняемых изменена на подписку о невыезде.
По окончании расследования средства массовой информации будут нами проинформированы.
- Не считаете ли вы, что все дела о взятках – это способ избавиться от неугодных либо способ увеличить статотчетность по раскрываемости. Из газеты "Известия" (статья "Операция "Вирус") стало известно, что в Приморском крае во всех 5 делах о взятках участвовали сотрудники правоохранительных органов, выступавшие потом свидетелями в судах.
- Категорически не согласен. Таких случаев в практике правоохранительных органов нашей области не было. Да и быть не может. На то и существует прокурорский надзор вплоть до Генеральной прокуратуры.
Случаи, когда работники милиции в целях активизации борьбы со взяточничеством принимали необоснованные решения по заявлениям о якобы получении взяток должностными лицами, которые к тому времени умерли, действительно имели место.
Эти факты нами были вскрыты, виновные наказаны, а незаконно поставленные на учет преступления сняты.
Что касается статьи "Операция "Вирус" в газете "Известия", то в соответствии с федеральным Законом "Об оперативно-розыскной деятельности" задачами этой деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. И в этом плане участие сотрудников милиции в проведении оперативных мероприятий полностью основано на законе.
Кстати, в новом УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за провокацию взятки.
- Действительно ли следователь прокуратуры Кировского района г. Саратова был арестован за взятку, а затем уволен из органов?
- Следователь прокуратуры Кировского района Крохин был арестован в связи с тем, что подозревался в получении взятки при расследовании изнасилования несовершеннолетней. Суд не признал факта получения взятки и осудил Крохина по ст. 170 УК РФ (злоупотребление властью или служебным положением). Именно по решению суда он и был уволен из органов прокуратуры.
- Есть ли какие-то сдвиги в деле доктора Рыбина, о котором неоднократно писали местные газеты?
- Уголовное дело № 4027 возбуждено 30 мая 1996 года по факту совершения Рыбиным В.В. мошенничества по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 147 УК РФ.
В ходе расследования установлено, что в период 1994-1996 гг. Рыбин В.В. принимал на своем рабочем месте в СНИВС больных, страдающих различными заболеваниями, в т.ч. онкологическими, и осуществлял их лечение путем инъекций раствора формалина в физрастворе. За данное лечение Рыбин взимал с больных плату, в т.ч. в иностранной валюте.
Несмотря не то, что Рыбин В.В. факт приема и лечения им больных отрицает, его вина в совершении мошенничества полностью подтверждается собранными по делу доказательствами следствия.
В ходе следствия установлено более 80 человек, проходивших лечение у Рыбина, в том числе выявлено несколько случаев смерти пациентов Рыбина в процессе лечения у него или непосредственно после лечения.
Рыбину В.В. предъявлено обвинение в совершении мошенничества по ч. 1 ст. 147 УК РФ. 30 мая 1996 года он был задержан, 31 мая 1996 года арестован, 11 июня 1996 года освобожден из-под стражи судом в связи с его заболеванием.
30 сентября 1996 года предварительное следствие по делу приостановлено в связи с заболеванием Рыбина В.В. и помещением его на стационарное лечение.
В настоящее время ввиду окончания стационарного лечения Рыбина предварительное следствие по делу возобновляется для проведения дополнительных следственных действий.
- Известно, что между вами и прежним губернатором было серьезное противостояние. По подписанным им постановлениям выносилось немало представлений прокуратурой: по фонду обязательного медицинского страхования несколько постановлений, по "алкогольному" постановлению. Как правило, исполнительной властью они игнорировались. Хотя ваша позиция поддерживалась и депутатами, и прессой.
- По поводу представлений по фонду обязательного медицинского страхования нельзя сказать, что там ничего не было сделано, многие нарушения закона были устранены. Но мы ставили вопрос, чтобы сняли с должности человека, который возглавляет этот фонд, за нарушения – это сделано не было. Он до сих пор работает. Дело в том, что нарушения закона этим руководителем выражались в том, что средства этого фонда расходовались не по назначению. Они должны были использоваться на приобретение лекарств, медтехники, а расходовались по распоряжению главы обладминистрации на строительство больниц: вроде бы имеет отношение к медицине, но мы считаем, что это не целевое использование. И если хотя бы копейку Бурдавицын положил в карман, мы бы с ним не церемонились. Вот такая ситуация, с одной стороны – распоряжение губернатора, которое он обязан выполнять, с другой – наши представления. Если сейчас сегодняшнее правительство сочтет возможным вернуться к этому делу, особенно с учетом антимонопольного законодательства, то, пожалуйста, все в их распоряжении. Кстати, на днях председатель счетной палаты В.Н. Давыдов мне этот вопрос задал. Я ответил: если будет от вас сигнал, будем опять заниматься, это наша обязанность.
Что касается игнорирования прежним губернатором наших представлений, я эту практику обобщил, выступил в журнале "Президентский контроль" с большой статьей. Полагаю, что в какой-то степени это послужило одним из оснований освобождения Белых от занимаемой должности за грубейшие нарушения законодательства. Ведь за несколько лет опротестовали десятки незаконных решений, в том числе через суд. Конечно, это нельзя было назвать сотрудничеством, было настоящее противостояние. А теперь в руках прокуратуры – хорошее оружие. Вы знаете Указ Президента РФ об укреплении государственной дисциплины, где по представлению прокурора области, субъекта Федерации в адрес президента за нарушение, неисполнение федеральных законов и указов президента любое должностное лицо может быть им освобождено от должности независимо от порядка назначения.
- Прежний губернатор предпринимал какие-то ответные попытки дискредитировать вас как облпрокурора?
- 4-5 раз он направлял письма на меня Генеральному прокурору и президенту, в правительство, чтобы меня сняли с этой должности, так как я мешаю ему проводить здесь реформы, которые развалили экономику области основательно. Эти взаимоотношения ни для кого не секрет.
- Сегодняшнее руководство области работает уже более полугода. Имеют ли место нарушения законности нынешней исполнительной властью?
- Прокуратура надзирает за исполнением законов и представительной и исполнительной ветвями власти области. Опротестовываем их незаконные решения, вносим представления.
- Есть примеры?
- Единичные случаи. Надо отметить, что сегодня к нам прислушиваются. Тем более что мы представления выносим лишь в крайнем случае, когда что-то противоречит федеральному законодательству, Конституции РФ. Так, опротестовано решение областной думы в части возможности предоставления необоснованных льгот производителям алкогольной продукции. Предоставили, например, льготу "Ликсару", а других это не коснулось. Внесены представления губернатору в связи с нарушениями жилищного законодательства, по предвыборной кампании, когда к агитационной работе привлекались должностные лица администрации. Я об этом говорил губернатору откровенно, и он заставил всех исправить эти ошибки: все эти лица сразу же ушли в отпуск и не исполняли в это время служебных обязанностей.
- Не проще ли сразу проконсультироваться с прокурором, дабы не нарушать закон?
- Естественно, проще. Но мы не дожидаемся, когда к нам обратятся. Используем трибуну везде, во-первых, разъясняем закон, во-вторых, доводим до сведения те ошибки, которые были допущены в предыдущих кампаниях. Сейчас вскрыли серьезные правонарушения, а по ряду будем возбуждать уголовные дела, где имели место фальсификации в процессе выборов и губернатора, и президента. В случае установления состава преступления мы привлечем к уголовной ответственности тех председателей избирательной комиссии, которые это допустили, и обязательно напишем в вашей газете о результатах.
- Предстоящие выборы 22 декабря в органы местного самоуправления, ход их подготовки не вызывают у вас никаких сомнений?
- Во всяком случае все эти документы, которые готовились, и поправки, которые вносились в устав области и в закон о местном самоуправлении, мы все это внимательно прорабатывали. Считаем, что нет нарушений законодательства в этом плане. Конечно, лучше было бы, чтобы все население напрямую избирало главу администрации, но такие поправки приняты были областной думой по предложению губернатора.
- Известно, что вы вносили представление в адрес губернатора по поводу того, что большая часть депутатов областной думы является чиновниками, а потом, вроде бы, отозвали его.
- Да нет, не отозвали, просто они не во всем согласились с нами. Вопрос мы этот ставили и представления вносили губернатору и думе. Я посчитал, пусть будет с некоторыми формальными нарушениями существовать представительный орган власти, чем его не будет совсем в этих условиях, тем более осталось уже меньше года до выборов в думу. Лучше будет, если депутаты поработают еще около года в двух качествах – законы-то надо принимать, а если сейчас распустить думу, строго исходя из буквы закона, будет плохо, как раз не будет противовеса исполнительной власти, а проблем очень много в области надо решать.
- Как вы относитесь к идее губернатора о создании местного совета безопасности, к той фигуре, которая возглавляет его?
- У нас была межведомственная комиссия по борьбе с преступностью, коррупцией при бывшем губернаторе, которая 2-3 раза собралась за 3 года и все. Так что как координирующий орган СБ может выполнять эти функции. Что касается фигуры секретаря местного СБ, то для нас она была полной неожиданностью. Я высказал сомнения губернатору относительно назначения на эту должность, поскольку она обязывает быть компетентным в деятельности всех правоохранительных органов. Более того, я не видел еще положения об этом совете. Одно дело, если он будет координировать работу всех органов и ведомств по борьбе с преступностью, что входит в обязанности губернатора. Если же СБ будет вмешиваться в конкретные оперативные дела правоохранительных органов, то это недопустимо. Прокуратура и я туда не входят, но я буду присутствовать на заседаниях совета и осуществлять надзор за законностью в его деятельности.
- Не является ли создание СБ подтверждением того, что губернатор не полагается на существующие в области органы, ответственные за правопорядок, безопасность и т.д.?
- Возможно, СБ создан, чтобы укрепить руководство таким образом или усилить влияние губернатора непосредственно на борьбу с негативными процессами, которые происходят в области, в том числе с преступностью. Если это в рамках закона будет, дай Бог, пусть будет. Но если начнутся вмешательства в конкретные дела и совет будут использовать для сведения счетов – этого допустить нельзя.
- Сведения счетов с кем?
- С неугодными должностными лицами, руководителями.
- Много было публикаций о том, что суды отпускают под залог откровенных бандитов. Какие-то действия вы предпринимали, чтобы это пресечь?
- Я должен сказать, что сейчас они процентов 14 освободили за 6-7 месяцев, это не так уж и много, но мы тоже не какие-то деспоты. Я прокурорам говорю: вы не давайте санкций на арест за какие-то мелкие преступления. У нас ведь считаются рецидивистами и те, кто по 2-3 кражи совершил. Я говорю, чтобы арестовывали только лиц, совершивших тяжкие преступления. Но к сожалению, работники милиции готовы пересажать всех, чтобы меньше было забот. Идут к прокурору за санкцией по поводу любой кражи курицы, утки, гуся, особенно в сельской местности. Хотя все тоже относительно: если у бабушки два гуся осталось, пенсию не платят, у нее этих двух гусей украдут или пять кур – ей жить-то больше не на что. С другой стороны, бывает так, особенно по делам о должностных преступлениях, суды в ряде случаев поддаются какому-то давлению, влияниям или просьбам и выпускают, изменяя меру пресечения. Сразу следствию начинают мешать со страшной силой. Я уже не говорю о присяжных. Суд присяжных – это возможная лазейка для того, чтобы уйти от ответственности за особо тяжкие преступления, жестокие убийцы, все эти маньяки – они теперь требуют суд присяжных.
- Это все-таки демократический институт?
- Да, я не отрицаю, демократический институт, однако он более подходит к правовому демократическому обществу, чего, на мой взгляд, мы еще не достигли. Многое зависит от искусства гособвинителя, объективности председательствующего судебного заседания и профессионализма адвокатов. Кстати, из-за материальных стимулов в адвокаты ушли ряд работников прокуратуры, практикуют эту деятельность преподаватели академии права. И весь этот потенциал направлен против обвинения. Есть и другая сторона: по закону о суде присяжных его члену, скажем так, простому обывателю, непрофессионалу нельзя говорить, что перед ним убийца, рецидивист, что за ним 15 судимостей и раньше он был судим за убийство с особой жестокостью. Личность перед ними не раскрывают, он пустит слезу – это упрощенный вариант, поплачет… Они судят только человека. И при этом не знают, что для подсудимого убить человека ничего не стоит. И, как правило, он заслуживает в самом крайнем случае снисхождения. Раз заслуживает снисхождения, значит, суд не может ему определить максимальную меру наказания, предусмотренную статьей, - расстрел, к примеру. Пусть он даже 20 человек убил, в том числе детей. А если у него хватит искусства разжалобить их еще сильней, то они скажут, что он заслуживает особого снисхождения, это значит, что суд должен ему определить наказание ниже низшего предела, которым предусмотрено, скажем, от 8-15 лет, значит, ниже 8 лет. Так что сегодня это в значительной степени игра, а не хороший институт. Кроме того, этот институт очень дорого стоит. Присяжный заседатель получает 50 процентов от оклада судьи, а судья сейчас самый высокооплачиваемый чиновник. А в суде 14 присяжных. Они могут одно дело рассматривать неделями, месяцами, которое профессионал рассмотрел бы за 2 дня. Я написал и высказал свои мнения в письмах сенаторам, генеральному прокурору. На мой взгляд, он разделяет это мнение.
- В других областях такая же ситуация складывается с судом присяжных?
- Похожая. Освобождают убийц, оправдывают, из зала суда они выходят и совершают точно такое же преступление. В нашей области таких три факта. И каково следователю, который день и ночь свое здоровье гробит на расследование, с трудностями, с риском для жизни, а подонок опять выходит, причем не просто, а свободным абсолютно. А каково потерпевшим? Они остаются один на один со своей болью и страхом. Разве это демократия?
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню