Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Золотая середина

Авторы - статьи > Протасова Ольга


Ольга Протасова
Золотая середина
 
// "Общественное мнение" (г. Саратов). 2006, август. № 8 (83). С. 15, 28-29.
Рубрика: Семь саратовских самураев
* Подготовлено к печати: 02 июня 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Вспомнить всё!
В поисках  героя Беллерофонта мы создали Химеру… Нет, не так.
В поисках героя мы перерыли подшивки журнала. Надо сказать, это было занимательно. Из серии "вспомнить все". В результате были отобраны они. Люди, на протяжении семи лет становившиеся героями публикаций журнала. Семь персонажей, чьи биографии легли в основу семи кратких эссе-наблюдений, принадлежат, скажем так, к разным стратам, эмоциональная окрашенность авторского взгляда на них также различна, тем не менее у этих фигур есть нечто общее. Мы назвали проект "Семь саратовских самураев" – это и есть общая черта наших героев – способность идти собственным путем, каким бы – правильным или неправильным – он ни казался окружающим.  С. 15.
*
Почему мы выбрали Андрея Табоякова в герои года, хотя он сам считает, что могли бы найти и более достойную кандидатуру? Потому что считаем его дважды героем нашего времени. В нашем представлении Андрей Геннадиевич сочетает все возможные человеческие и гражданские достоинства.
Он успешный бизнесмен и, насколько нам известно, добросовестный налогоплательщик. У него отличный вкус: в прошлом – ресторан "Камелот", в настоящем – сеть "Кофе&шоколад", Irish Pub, бутики "Николь", HUGO BOSS и MAX MARA – все эти заведения поистине составляют гордость Саратова. Далее, перефразируя героя советского блокбастера, скажем, что он комсомолец, (пусть и бывший), спортсмен (очень даже действующий – сами видели, как играл с журналистами в футбол, да и на ринге бывает), наконец, он просто красавец (особенно хорош Табояков с серьгой в ухе и микрофоном в руках, когда зажигает на пивных вечерах в пабе). У ВВП к Андрею Геннадиевичу тоже претензий быть не должно: задолго до демографических посланий президента наш герой нарожал троих замечательных детишек и теперь заботливо выводит их в люди.
В общем, породистый представитель так называемого среднего класса, который при демократиях является надежей и опорой государства. И мы в редакции искренне считаем, что если бы Табояковых было больше, мы показали всему миру такие темпы экономического роста, что у китайцев глаза бы округлились.
Все, за что берется Табояков, делается основательно, "чтоб не надо было переделывать" – так он формулирует свой жизненный и деловой принцип, который сформировался еще в юные годы. Конечно, двадцать лет назад молодой инженер, выпускник знаменитой Баумановки и предположить не мог, что когда-нибудь станет владельцем модных бутиков и ресторанов. Он собирался честно служить Родине в оборонке, применяя полученные знания на производстве станков полупроводникового электровакуумного машиностроения. И даже три года отпахал на "Корпусе" по распределению. Где собственно и понял, как надо и как не надо работать. Еще будучи студентом, Табояков видел Горбачева (Михаил Сергеевич приезжал в МВТУ: на головастых студентов делалась ставка, что именно они смогут привнести новые веяния в реальный сектор), проникся идеями перестройки и думал, что ускорение, гласность, бригадный подряд – все это он сможет воплотить в жизнь. На жизнь на "Корпусе" не спешила меняться. Получив за свои прогрессивные идеи пару раз по носу, Андрей угомонился и тихо работал мастером на участке. Хотя в одном новаторском проекте ему поучаствовать все же довелось – на заводе был создан отдел МАРКЕТИНГА, и Табоякова, как самого умного (чтобы успешно окончить Баумановку, действительно надо было иметь нестандартные мозги), туда взяли. На поприще маркетинга молодой специалист поездил по стране: побывал на самых крупных предприятиях страны и окончательно утвердился в мысли, что оборонку в том виде, в каком она оказалась в середине 90-х, реформировать не получится, надо дать ей умереть и строить заново. Поэтому, когда друзья позвали в "Алису", Андрей долго не сомневался – надо было искать себя в жизни, в конце концов, надо было где-то зарабатывать на хлеб.
Судьбы саратовских алисовцев сложились по-разному. Наш герой получил неоценимый опыт работы в компании нового типа, оброс связями и перестал бояться денег. В то сумасшедшее время ситуация в банковской сфере была очень смешная. Банки пухли от разбухшей на дрожжах инфляции денежной массы и были рады до смерти, если к ним обращались за кредитами. Так что первый кредит Табояков, у которого на тот момент еще не было даже сколь-нибудь стоящего имущества под залог, взял абсолютно спокойно. Был создан "Булс" – под забавным именем подразумевается крупнейшая дистрибьюторская компания, и по сей день снабжающая Саратов жевательной резинкой и кондитерскими изделиями. На самых ходовых позициях – табаке и алкоголе, спортсмен Табояков бизнес делать не захотел. Дебютом-бутиком Андрея Геннадиевича стала "Николь". В то время он снимал в старом полуразрушенном здании на углу Горького и пр. Кирова небольшой угол под склад-магазин, который торговал калькуляторами. И в один прекрасный день здание – архитектурный памятник, которое не ремонтировалось 80 лет, рухнуло, едва не похоронив под своими обломками арендаторов. Глава района Евгений Усков был в отчаянии: центр города, лицо района, а тут руины! Какой позор! Денег в бюджете на восстановление не было, и глава обратился к арендаторам: может, вы? Бизнесмены здание подняли. Провели новые коммуникации. На первом этаже Андрей Табояков по совету московских друзей открыл бутик – "Николь". В то время в городе был единственный магазин, торгующий мировыми брендами, - "Эгоист". Табояков заходил в него, видел рубашки и галстуки по ценам, превышавшим его зарплату инженера в несколько десятков раз, и уходил с мыслями, что за такие деньги никто никогда не купит. Трудно сказать, когда произошел слом в сознании бизнесмена Табоякова, но он стал привозить в свой бутик тоже именные вещи по нереальным ценам. "Николь" начинался как мультибрендовый магазин. Специалистов в то время не было, в роли байера выступал сам владелец. Привозил Paco Rabanne, Yves Saint Laurent, Eskada, CAVALLI, HUGO BOSS. Сегодня Андрей Геннадиевич с улыбкой вспоминает свое байерское прошлое, а тогда ему было не до смеха. Когда пришел первый заказ дорогущих тряпок, оказалось, что все они гигантских размеров. Постепенно научились не промахиваться с размерами и моделями, гораздо сложнее было научить культуре обслуживания и культуре потребления. Андрей Геннадиевич считает, что за десять лет торговая сфера прошла гигантский путь от совершенной дикости до вполне цивилизованных отношений. На первых порах витрины "Николь" были закрыты темными жалюзи, на входе работал фейс-контроль, и, когда в бутик заглядывала какая-нибудь видная персона, окна и двери задраивались, как люки в подводной лодке. Табояков вспоминает, как трудно было работать с клиентами из "неформальной" сферы. "Распальцованные" до смерти пугали молоденьких продавщиц, но они, с белыми лицами, продолжали обслуживать покупателей. Постепенно даже нувориши освоили азбуку вежливости, а "Николь", пережив второе рождение, стала одним из любимых магазинов саратовцев. Следующим проектом Андрея Геннадиевича был "Камелот". Заявка почище нарядов от кутюр. Табояков решил: это будет лучший ресторан  города: самый дорогой, с самой лучшей кухней и самым обходительным обслуживанием. Добиться желаемых характеристик было непросто. Шеф-повара ресторатор искал полгода, нашел в Москве – иностранца – и едва уговорил приехать в Саратов. Официанты… Ну, это вообще отдельная песня. В результате Табояков практически жил в "Камелоте", контролируя каждый вздох и выдох ресторана. А потом были кофейня "Кофе&шоколад", которая настолько понравилась саратовцам, что бизнесмен решился на сеть, "Ирландский паб", в котором мы, редакция "ОМ", неоднократно отмечали свои корпоративные праздники. Да и не только мы. Вряд ли стоит долго рассказывать о популярности табояковских заведений, которых, по словам Андрея Геннадиевича, будет еще больше. Он не собирается останавливаться на достигнутом.
Впервые я увидела Табоякова за кафедрой в аудитории эконома – Андрей Геннадиевич читал студентам лекцию. Рассказывал, как строить бизнес. Говорил, что не надо бояться рисковать, что главное – не лениться и всегда держать руку на пульсе. Я тогда подумала, что нам выпало счастье жить в удивительное время, когда возможно все. Когда, например, бывший бедный инженер становится крупным бизнесменом и однажды его выбирают героем года в одном региональном журнале.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню