Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

08 августа 2011 г.

Россия - Прямая речь


№ 37. Во что вложены российские золотовалютные резервы

(Известия. 09 июня 2011 г.).

47% доллары США;

41% евро;

9% фунт стерлингов;

2% японская йена;

Менее 1% канадский доллар;

Чуть более % приходится на швейцарский франк и австралийский доллар.

* * *



№ 38. Александр Мелихов

(Мелихов А. Сказочный дефицит // Известия. 28 апреля 2011 г.)

<...> Ведь Толстому и Достоевскому удалось изменить к лучшему образ России в глазах Запада, а о современных российских писателях он ничего не хочет знать. Чего им не хватает – таланта или общечеловеческой проблематики?

Это верно, Толстых и Достоевских среди нас нет, но ведь и конкурировать нам приходится не с Толстыми и Достоевскими.

<...> А кстати, какой предстала Западу Россия после грандиозного успеха наших грандиозных романистов? В 1915 году, когда Россия приносила огромные жертвы в войне с германским милитаризмом, Герман Гессе видел в ней прежде всего князя Мышкина, а в 19-м она обратилась в чудище с четырьмя головами всех Карамазовых, чудище, которое может то вознести хвалу Господу, то убить, то пожалеть, то обмануть. И это совершенно нормально: никто не станет принимать нежелательную для него картину мира, все читают для того, чтобы расслабиться и получить удовольствие – увидеть своих врагов униженными, а себя и своих друзей возвышенными. Так что, если в вас видят угрозу, то романтизировать не станут.

Тот факт, что в России всегда были любимы сначала Марк Твен, Джек Лондон, О.Генри, а позже Хемингуэй, Фолкнер, Сэлинджер, говорит лишь о том, что мы никогда не видели в Америке врага – хотя и познавали её через полусказочных героев. Как это только и бывает. Вспомним, какой Россия Толстого предстала Америке в важнейшим из искусств – хотя в экранизации "Анны Карениной" с Гретой Гарбо и Фредриком Марчем: гвардейцы едят чёрную икру ложками из общего таза, опрокидывают одну за другой стопки водки, а затем на карачках ползут друг за дружкой под столом – кто свалится последним, тот победил. Затем победитель Вронский парится в бане со Стивой – вылитым дядей Сэмом, затем наглым взором из-под козырька озирает выходящую из поезда Анну...

И это тоже нормально: культура Запада полна до краёв, и мы можем оказаться ему интересными только в качестве диковинки – либо обнадёживающей, либо устрашающей. Солженицын потряс мир образом гулаговской России, но чуть он попробовал подвергнуть в тысячу раз более мягкой критике либеральную цивилизацию, как тут же превратился в аятоллу – в персонаж другой сказки. <...>

* * *



№ 39. Анатолий Кучерена

(Кучерена А. Бои на уничтожение истины //Известия. 25 апреля 2011 г.)

<...> Наша российская национальная черта – нежелание вести цивилизованные споры. Насколько я могу судить, первый и последний пример таковых в российской истории – салонные "бои" между западниками и славянофилами. Здесь проявлялись и эрудиция, и культура, и стремление вникнуть в аргументацию оппонентов. Однако уже вскоре взаимное уважение сменилось непримиримостью и яростными попытками обвинить противника во всех смертных грехах в духе известного стихотворения консерватора Н.М. Языкова, обращённого к "ненашим": "Вы люд заносчивый и дерзкой, / Вы, опрометчивый оплот / Ученья школы богомерзкой, / Вы все – не русский вы народ!" В той же тональности обращались к оппонентам и представители "прогрессивной" мысли: достаточно вспомнить знаменитое письмо Белинского к Гоголю, где "неистовый Виссарион" в потрясающем по эмоциональному накалу тексте представил гениального писателя и своеобразного религиозного мыслителя апологетом "татарщины", крепостничества, мракобесия и деспотизма.

<...> Аналогичную картину наблюдаем мы и сегодня. Принадлежность к определенному идейному лагерю в среде отечественной интеллигенции требует строго очерченных симпатий и антипатий. Здесь нет места колебаниям, шаг вправо, шаг влево и ты уже предан остракизму.

<...> Наши словесные "дуэлянты", по сути дела, не признают за своими оппонентами права на существование. Скажем, сторонники "десталинизации" уверяют, что гражданское согласие наступит лишь тогда, когда всё общество в едином порыве осудит "тоталитарное прошлое". <...>

* * *



№ 40. Дмитрий Соколов-Митрич

(Соколов-Митрич Д. Свободные рабочие лошадки // Известия. 26 апреля 2011 г.)

Максим и Светлана – хозяева маленького ресторана "Таble Russe" в Латинском квартале Парижа.

<...> Ведь бизнес – не инструмент для быстрого обогащения, а просто возможность быть самому себе хозяином. Во всяком случае, так считают русские во Франции. Странно, что в России они считают по-другому.

<...> Рабочий день у Максима со Светланой начинается в 9 утра и заканчивается за полночь. Закупка продуктов, обслуживание клиентов – всё сами. Вопрос о найме рабочей силы на повестке дня не стоит: во Франции такое трудовое законодательство, что легче повеситься.

- Во-первых, за наёмника надо платить бешеные налоги, а во-вторых, слишком велики шансы нажить себе дармоеда, - говорит Максим. – Тут человек приходит к врачу и говорит: "Я болею, у меня депрессия" – и может хоть месяц на работу не выходить.

Вообще Франция – это страна, в которой хорошо живётся очень богатым или очень бедным. Богатым – просто потому, что у них много денег, а бедным – потому что им никогда не дадут стать нищими. А середняк во Франции – рабочая лошадь. Особенно если эта лошадь не наёмная, а сама по себе, своя собственная.

<...> Оштрафовали на 50 евро и ушли. Знаете, за что? За две пачки сигарет, которые у меня рядом с кассой лежали. Если, говорят, в вашем ресторане мы находим запакованные пачки, значит, это товар, а сигареты во Франции продаются только в специальных магазинах.

<...> Вот вам один пример: все заведения общепита во Франции платят "налог на воздух". Так рестораторы называют налог на музыку. Хочешь, чтобы в твоём заведении не было гробовой тишины, - плати. Причём если ты просто включаешь радио – налог один. Если же сам выбираешь репертуар – налог другой. <...>

* * *



№ 41. Бремя доклада

(Бремя доклада // Известия. 26 апреля 2011 г.)

Аналитические центры пока не могут предложить власти и обществу пути дальнейшего развития

<...> Сразу несколько институтов и аналитических центров выступили с докладами, в которых содержится анализ сегодняшней ситуации в стране и даётся прогноз на послевыборную перспективу.

<...> Что опубликовано

- Институт современного развития (ИНСОР) обнародовал доклад "Обретение будущего. Стратегия-2012". По мнению авторов, это исследование могло бы стать "программой действий" для следующего президента России.

- Центр стратегических разработок (ЦСР) опубликовал доклад "Политический кризис в России и механизмы его развития" (авторы – Сергей Белановский и Михаил Дмитриев). В документе говорится о невозможности демократической победы власти, о неизбежности делегитимации правительства на фоне массовых фальсификаций и прогнозируются экономический и бюджетный кризисы.

- Сергей Караганов, председатель Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), считается автором доклада "Об увековечении памяти тоталитарного режима и о национальном примирении".

- Правительственная "Стратегии – 2020" была подготовлена под руководством ректора Российской академии народного хозяйства Владимира Мау и ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова.

- Московский центр Карнеги публикует серию исследований в цикле "Россия – 2020".

<...> Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации

<...> И ещё о докладах. Антисталинизм, антитоталитаризм в версии Сергея Караганова – это не просто попытка либералов и вообще правящей демократии снять с себя ответственность за свои действия. Это не просто попытка сказать, что во всём виноват не Чубайс, а Сталин. Это попытка стирания исторической памяти. Есть такое жаргонное слово "завиноватить", то есть подорвать их жизнеспособность, объяснив: ребята, у вас никогда не было героев, у вас были только жертвы и палачи. Это попытка одновременно развернуть ориентиры общественных интересов из будущего в прошлое. А это один из признаков общества, которое не способно к развитию, соответственно не способно быть источником конкуренции.

<...> Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций

<...> Как в своё время Сергей Довлатов сказал: в чём разница между литературоведом и филологом? Литературовед судит о происходящем внутри процесса, а филолог с ближайшей колокольни.

<...> Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики

<...> При том, что среди "докладчиков" есть социологи, никто не обсуждает интересов избирателей – ни одной из групп, удивительно! Россия в докладах никем не заселена. Нет ни зернопроизводителей Кубани, ни бюрократов-миллиардеров, ни выброшенных из полиции ментов. Зато нашлись фантасты "десталинизации" – которой, заметим, не требует ни одна группа избирателей! К кому вы обращаетесь? Известно к кому – к властям. Кремль призывают к идеологическому насилию, с риском потери избирательных шансов. Ясно же, что "десталинизация" взорвёт коалицию поддержки Медведева и одновременно будет отвергнута путинским избирателем. Это ж надо так обижать всех, с кем вскоре идти на выборы. Как говорят в Одессе – так вам станет с некем жить! <...>

* * *



№ 42. Мэлор Стуруа, США

(Стуруа М. В долларе от революции // Известия. 27 апреля 2011 г.)

<...> Американец – кентавр. Он наполовину человек, наполовину автомобиль. Без автомобиля он теряет мобильность, без мобильности – работу. <...>

* * *



№ 43. Людмила Вербицкая, ректор Санкт-Петербургского госуниверситета, филолог

(Безрукова Л. В переводе на русский // Российская газета. Неделя. 09 июня 2011 г.)

<...> Наши университетские профессора поразились, проведя исследование в ряде городов России. На вопросы, заданные школьникам, читали ли они Пушкина, Чехова, Толстого, Достоевского, Набокова, 30% ответили: "Ненавижу". Почему? Да потому, что в их школе нет таких учителей, которые действительно учат. И в их семьях к чтению, по-видимому, тоже относятся равнодушно.

<...> Недавно общалась с давними знакомыми. У них дочь. Каково же было моё потрясение, когда мы с её родителями заговорили о Ленинградской блокаде 1941-1944 годов, то есть о Великой Отечественной. Девочка слушала-слушала, решила уточнить: это вы о войне с Наполеоном 1812 года?

<...> Действовать надо, как французы. Они благодаря своему закону о языке смогли сохранить французский язык лучше, чем любая другая страна в мире. Потому что у них этим законом предусмотрены (и применяются!) строгие наказания за нарушения. В частности, штрафы. Ни в одном французском городе вы не увидите надписи на английском, на телевидении – американских фильмов и шоу. В отличие от России. <...>

* * *



№ 44. К победе духа

(К победе духа // Литературная газета. 01-07 июня 2011 г., № 22 (6324), с. 10).

<...> Наше время враждебно Достоевскому. Мы ухнули в его ХIХ век, только без царя на троне и в голове. У нас победили лужины, они – элита нации, гани иволгины стали-таки ротшильдами, бесы-верховенские воспитывают подрастающее поколение, фомы опискины определяют идеологию развития. Свидригайловы ничуть не стесняются своих пороков – растлевают открыто; рогожины спьяну режут своих возлюбленных – повсеместно и массово, а спиваются все: и скрипачи ефимовы, и генералы иволгины, и подростки; унижёнными и оскорблёнными переполнены "мёртвые дома"; разумихины в отчаянии уезжают... Мышкиных нет, вот беда. А если появится кто-то, чем-то похожий на Льва Николаевича (например, Перельман), то над ним тотчас начинают измываться, чтобы не портил общую "картину маслом"... Стоит ли вспоминать ключевую фразу Чубайса про "физическую ненависть" к Достоевскому, про "желание разорвать его на куски"? <...>

* * *



№ 45. Леонтий Бызов, социолог, ст. научный сотрудник Института социологии РАН

(Бызов Л. В ожидании "иного" // Литературная газета. 01-07 июня 2011 г., № 22 (6324), с. 3).

<...> Сегодня, впрочем, как и всё это время, распад СССР воспринимается обществом однозначно негативно. Исследование, проведённое нынешней весной Институтом социологии РАН, подтвердило это. Негативное отношение к распаду СССР носит фактически консенсусный характер (14% - за, против – 73%), не сильно зависящий от взглядов и социальной принадлежности опрашиваемого. Больше всего сторонников распада имеется среди либералов – 26%, а меньше всего среди коммунистов – 4%.

Впрочем, с течением времени многие из тех, кто сожалеет о распаде СССР, имеют в виду уже не столько социалистический строй, сколько великое и могущественное государство, после гибели которого вряд ли большинству жителей новых государств стало жить лучше.

<...> В последнее время неудачи демократического развития признаются и влиятельными идеологами российского либерализма, для которых в неудаче российского опыта политической демократии виноваты сама Россия, российские народы, отсталый менталитет – всё, что угодно, кроме ошибок самих "демократов".

<...> По мнению 52% россиян, политика России во времена "демократии" стала в меньшей степени соответствовать её национальным интересам, чем в додемократические времена.

<...> Угроза демократии, по мнению большинства, проявляется отнюдь не в сосредоточении власти в руках президента страны (7%), не в отсутствии реальной думской оппозиции (14%), не в потере независимости СМИ (6%), а совершенно в ином. Так, на первое место выходят такие угрозы, как большой разрыв между богатством и бедностью (45%), отсутствие равенства всех граждан перед законом (28%), сращивание власти и капитала (25%).

Эти угрозы невозможно преодолеть в рамках той социально-политической модели, которая существует в стране. Самыми важными атрибутами реальной, а не фасадной демократии общественное мнение признаёт равенство всех граждан перед законом (44%) и равные для всех граждан права в социальной и экономической сферах (33%).

Представители либеральных кругов в большей степени озабочены сворачиванием "демократического фасада", отменой и деградацией выборов, использованием административного ресурса, потерей у оппозиции, особенно либеральной, представительства в законодательной власти, "зажимом" электронных СМИ, судьбой отдельных правозащитников.

Представители националистического крыла, говоря о недостаточности демократии, имеют в виду положение русского большинства, не имеющего возможностей ни для осознания, ни для реализации своих долгосрочных стратегических интересов.

Большинство "простых" людей видят собственное бесправие, социальное расслоение, зависимость от новых хозяев жизни в лице бюрократии и олигархического капитала. Им. "простым людям", в общем-то, всё равно, сколько у нас партий, как часто проходят выборы. Впрочем, и о будущем русского народа им думать некогда – все помыслы занимает сегодняшняя непростая жизнь.

<...> "Наведение порядка" в системе государственного управления обернулось невиданной вольницей для бюрократических кланов и групп, заставивших государственную машину работать на свои групповые интересы.

<...> Либералы продолжают надеяться на новую политическую "оттепель", сторонники жёсткого государственного порядка видят будущее в "жёсткой руке", которая сможет навести в стране долгожданный порядок.

* * *



№ 46. Влада Абаимова

(Абаимова В. "Как на подбор, русские" // Литературная газета. 01-07 июня 2011 г., № 22 (6324), с. 6).

<...>

Милые, бросьте, не унижайтесь –

Они не слушают ваши протесты.

Крышку уже подпирает тесто,

Дойдёт до края – осадят ножами.

<...>

Нам страшно. Мы не герои, не воины,

Но мы готовы стоять за Россию.

И когда жить станет невыносимо,

Дай Бог нам сил умереть достойно.

* * *



Зачем ты жил? Чтоб правнуки твои

Продали на базаре ордена.

И ни страны, ни дома, ни семьи...

Что сделаешь – такие времена.



Зачем ты умер? Чтобы эта шваль,

Которой от роду не больше двадцати,

Орала дурным голосом: "Зиг хайль!",

Сметая обелиски на пути.



Зачем, зачем? Неужто ради них?

От плоти плоть, от крови кровь. И вот –

Народ, не помня подвигов твоих,

Тебя же без сомнений предаёт.

* * *



№ 47. Александр Сорокин

(Сорокин А. Ради искреннего слова // Литературная газета. 01-07 июня 2011 г., № 22 (6324), с. 6).

<...> К вере нет дороги торной.

Путь без веры – звук пустой... <...>

<...> На этот раз под Рождество

зима на зимушку похожа.

Земле сейчас милей всего

снегов пуховая одёжа

и лёгкий ласковый мороз...

В такие дни, скупые вроде,

в груди встаёт во весь свой рост

благоговение к природе. <...>

* * *



№ 48. Анатолий Салуцкий

(Салуцкий А. В круге первом // Литературная газета. 01-07 июня 2011 г., № 22 (6324), с. 2).

<...> Ибо остервенелое, по шаблону и без продыху печатно-эфирное поругание столь же пагубно для народного самосознания, как и былые неуёмно бодряческие восхваления "нашей бучи, боевой, кипучей".

<...> К тому же российскую головокружительную карусель самобичевания умело раскручивают из-за рубежа, используя зародившуюся ещё в советские времена цензурного террора нашу излишнюю доверчивость к западной информационной машине. На это счёт недавно явился очень уж показательный пример. Базирующаяся в США, финансируемая Госдепартаментом и люто ангажированная известная правозащитная организация "Хьюмен райтс вотч" (за точную транскрипцию не ручаюсь) крикливо и бесцеремонно объявила на весь мир, будто по степени вмешательства властей в Интернет Россия находится где-то рядом с Зимбабве. И у нашей критиканствующей публики это сообщение, разумеется, вызвало очередной приступ негодования. Но, как говаривали раньше, вышла огласка: оказывается, в США власти примерно четыре тысячи раз в год требуют удалить из Интернета ту или иную информацию, а в России таких случаев за год – всего... десять. Выходит, мы стали свидетелями устрашающего залпа информационной войны, только и всего. Но заграничники хитро и беспринципно подыграли нашим критическим крайностям. <...>

* * *




Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню