Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Гвоздь. Просто гвоздь…

Авторы - статьи > Григорьев Станислав


Станислав Григорьев
Гвоздь. Просто гвоздь…
Судить Александра Жукова будут женщины
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 20 мая. Стр. 15.
Рубрика: Беззаконие
* Подг. к печати: 18 сентября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
Бандитизм, убийства, похищения людей, уничтожение имуще­ства, хулиганство, незаконное хранение оружия - классичес­кий "джентльменский" набор, вменяемый 11 подсудимым по делу, которое в правоохранительных органах связывают исклю­чительно с именем Александра Павловича Жукова. Имя самого Жукова в милицейских и прокурорских кабинетах ставят в один ряд с именами неоднозначно известных Хапалина, Чикунова, Яковлева-Якоря, Канапы и Лапина.
Таксист, бизнесмен, экстрасенс…
Из разговоров с работниками правоохрани­тельных органов и сообщений в СМИ о Жукове (в Саратове был известен под странным псев­донимом Гвоздь) известно следующее. Алек­сандр Павлович родился в 1954 году, до 90-х годов никак себя не проявлял, сначала работал таксистом, затем приемщиком стеклянной по­суды, наконец - директором магазина в Заводском районе Саратова. Еще Жуков имеет интеллигентное выражение лица и манеру речи, увлекался спортом - восточными единобор­ствами и вообще восточной философией. Однажды, как рассказывают близко знавшие его люди, обнаружил в себе экстрасенсорные спо­собности и небезуспешно пытался лечить от всяких недугов друзей... Однако путь к известности Жукова лежал вовсе не через "лекарс­кое мастерство".
Благодаря спортивным занятиям Александр познакомился с также небезызвестным и те­перь вошедшим в криминальную историю Са­ратова Сергеем Яковлевым. Вместе с Яковлевым Жуков вел секцию единоборств в ДК "Химик". В 1992 году Жуков был уже не просто директором магазина, а бизнесменом средне­го пошиба, авторитетным не только среди людей, занимающихся только деньгами, но и среди уголовников. С этого времени ему приписывают руководство организованной пре­ступной группой, специализирующейся на рэкете и выбивании долгов. Группа, якобы руко­водимая Гвоздем, быстро приобретает дурную славу не только в родном районе, но и во всем Саратове и соседнем с ним городе Энгельсе.
Друзья ссорятся
По версии следственных органов, Жуков прак­тически беспрепятственно строил свою крими­нальную карьеру до тех пор, пока не испортил отношения с другом Яковлевым, который, вро­де бы тоже имел свою банду и являлся конку­рентом. Вполне вероятно, что вражда между двумя авторитетами началась из-за дележа какой-то крупной суммы денег. В печати появ­лялись сведения о том, что Якорь и Гвоздь разругались из-за астрономической суммы, похищенной из криминального "общака" Сара­това, однако этот факт вряд ли будет доказан. Ссора с Яковлевым вскоре, по утверждениям сотрудников Приволжского РУБОПа, перерос­ла в настоящую войну, по правилам местной мафии, т.е. в продолжительное по времени зверское побоище без всяких правил и страте­гии. Сначала окна квартиры Жукова на улице Хомякова неизвестные изрешетили из автома­та. Затем в январе 1993 года в квартиру Якоря ворвались накачанные молодцы и избили хозя­ина. В сентябре Яковлев заметил, что за его машиной ведется слежка.
В ноябре произошло интересное событие: Жуков познакомился с жителем "Комсы" - Комсомольского поселка Редкобаевым и его приятелями - Сучковым и Горшковым. Все трое участвовали в похищении и убийстве неко­его Яшина, как позже выяснилось, близкого друга Яковлева. Яшина похитили с улицы, вывезли на поле около дачного поселка "Водник" в окрестностях Саратова. После краткого выяс­нения отношений Яшин получил пулю и удар кувалдой по черепу. Труп несчастного был найден лишь спустя год, и то случайно: тракторист, вспахивавший поле, наткнулся на истлев­шие кости...
За смертью Яшина неминуемо последовала месть приближенных Яковлева. Причастные к убийству чувствовали себя, как на раскаленной сковороде: на Редкобаева несколько раз уст­раивали покушение, один раз неизвестные стре­ляли в него из пистолета и ранили в руку.
Неудавшееся покушение
Наконец, Редкобаев, Сучков и Горшков по­просили Жукова оградить их от нависшей опас­ности. Жуков оказал им поддержку (размес­тил на "конспиративной" квартире), но взамен предложил троице оказать ему "мокрую" ус­лугу - убрать самого Яковлева. Убийство планировалось совершить 30 ноября. В этот день в Саратове ежегодно проходил турнир боксеров памяти Александра Наволокина, од­ного из двух ныне покойных братьев Наволокиных, застреленного в 1991 году. На турнире в качестве почетного гостя и организатора дол­жен был присутствовать Якорь. Организаторы убийства предполагали, что сразу после турни­ра Яковлев в сопровождении друзей на не­скольких машинах направится домой, в Завод­ской район. Засаду решили устроить на улице Чернышевского около Саратовского кожевен­ного завода. В назначенное время Редкобаев, Сучков и Горшков расположились у поворота дороги, вооруженные пистолетами "ТТ" и про­тивотанковым гранатометом типа "Муха", но...  напрасно. Яковлев будто бы почувствовал, что вечером ему домой лучше не возвращаться, и сразу после турнира зарулил в кафе "Огонек", где должен был проходить ужин памяти  Наволокина. Ужинал до 3-4 утра. Киллеры-неудач­ники не дождались его, в сердечной злобе пальнули из гранатомета в небо и разошлись.
После фейерверка в честь Яковлева Жуков и товарищи (опять же, по предположениям сле­дователя) стали думать, как понадежнее "вы­числить" своего конкурента или досадить ему. Додумались: в феврале 1994 года с улицы Тульской вместе с автомашиной похитили Маслова, водителя Яковлева. В пустынной местно­сти около гаражного кооператива за авиацион­ным заводом Маслов пережил допрос с при­страстием. У него спрашивали, где находится Яковлев, он ничего не сказал. В конце концов в неразговорчивого выстрелили несколько раз из "ТТ", затем, еще живого, бросили в "девят­ку", облили бензином и подожгли.
Час РУБОПа
На этом убийстве вражда между Жуковым и Яковлевым вынужденно прекратилась: обеими конфликтующими сторонами вплотную занял­ся Приволжский РУБОП. Не раз эта правоохра­нительная структура словно дожидалась, когда конкуренты на криминальном поприще вдоволь постреляют, а потом сажала в СИЗО по подо­зрению в убийствах тех, кто по счастливой случайности остался в живых...
Редкобаева, Сучкова и Горшкова объявили в розыск. Сучков и Горшков попытались скрыть­ся в Астрахани у родственников, но были задер­жаны, Редкобаеву надели наручники в августе 1994 года. Самого Жукова схватили на саратов­ском вокзале, когда он собирался уехать в Екатеринбург. На квартире тещи Жукова во время обыска был изъят пистолет "ТТ" и два магазина к нему, полные патронов. В гараже знакомого Жукова найден немаленький для                1995 года арсенал из двух автоматов, трех пистолетов, семи гранат "Ф-1", тротиловых шашек, двух ручных противотанковых гранато­метов и более тысячи патронов. Оружие могло бы еще стрелять и стрелять в Яковлева, его друзей, приближенных, знакомых, случайных прохожих...
Жукова поместили в "третьяк" - особый и наиболее надежно охраняемый корпус Сара­товского СИЗО-1: мрачное здание из красного кирпича со стенами толщиной более метра. Корреспондент "Земского обозрения" недавно посещал этот корпус и беседовал с соседями Жукова по камерам. Среди них Гвоздь не считается каким-то уж особенным авторите­том, однако все отмечают, что он не упал духом в четырех стенах одиночной камеры: очень много читает книг и афиширует свою веру в Бога. Говорят, что в его камере висят иконы...
…Уже сидит, но пока не преступник
Впрочем, отсидка в СИЗО и срок в колонии - две большие юридические разницы. Следствен­но-арестованный, коим Жуков является уже несколько лет, еще не преступник. И вовсе неизвестно, признают ли его преступником в суде сегодня.
...Только летом 1997 года в Саратовском областном суде завершился первый процесс (с участием присяжных заседателей) по делу Жу­кова. Жуков полностью отрицал свою вину, пользуясь личным обаянием и интеллигентной внешностью, доказывал свою точку зрения, но был все-таки признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных двумя статьями старого уголовного кодекса: 126 "Похище­ние человека" и 222 "Незаконное                 приобрете­ние, хранение и ношение оружия". Кроме Жукова тогда в процессе в качестве подсуди­мых участвовало еще 9 человек. Статьи, по которым они обвинялись, - все тот же "джен­тльменский набор", что и сейчас. Из десяти подсудимых суд полностью оправдал четверых. Кое-кто получил относительно небольшие сроки, сумев расположить к себе присяжных. И только Жуков был признан присяжными "не заслуживающим снисхождения".
Однако приговор, по которому Жуков полу­чил 15 лет лишения свободы, так и не вступил в законную силу. Сторона обвинения осталась неудовлетворена "бархатным" отношением при­сяжных к ряду подсудимых. По протесту про­курора приговор был отменен, а дело направлено на новое (второе) рассмотрение. Оно продолжалось с января по март 1999 года, но вердиктом и приговором опять не окончилось. В марте 1999 года в Краснодарском крае был задержан еще один знакомый Жукова - Ко­лесников, который, по версии следствия, причастен к одному из описанных похищений и убийств. Возникла необходимость объединить уголовные дела по обвинению Колесникова и Жукова с группой в одно и заново рассмотреть в суде.
И только 11 мая настало время третьего раунда судебной борьбы правоохранительных органов с Жуковым-Гвоздем. В минувшие дни отобрана новая коллегия присяжных. По удиви­тельному стечению обстоятельств, заседателя­ми оказались исключительно женщины. Этот случай дал повод защитнику Колесникова (из­вестный адвокат Левина) заявить, что коллегия из-за свойственной слабому полу впечатли­тельности и манеры рассуждать, основываясь на эмоциях, может необъективно отнестись к подсудимым... Этот довод адвоката был благо­разумно отвергнут председательствующим. Больше никаких неожиданностей на процессе Жукова пока не случалось. Возможно, они впереди.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню