Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Эпизод № 2. "14-летний насильник"

Следственная работа

Автор: Вячеслав Борисов


80-е годы, Энгельсский район Саратовской области, лето.

Парень, около 20 лет, имеющий с детства горб на спине, но с хорошеньким девичьим лицом, собрал вокруг себя подростков в возрасте около 14 лет. Совместно пили, в лесопосадках у посёлка, по очереди "трахали" пьяных до невменяемости баб, ведущих скотский образ жизни.

Наступило лето, на дачи наехали дачники. Возможно, паскудная группа насиловала малолеток, как женского, так и мужского пола, но об этом никто не заявлял.

Встретили 2-х приезжих пацанов-дачников, старшему 12 лет, а другой совсем маленький. Поинтересовались, есть ли сестра, которая оказалась взрослой женщиной, т.е. им не по зубам. 12-летнего потащили в лесопосадки, а младший убежал. Горбун и 14-летний подросток "развлекались" с ним больше часа оральным и анальным сексом.

Убежавший ребёнок сообщил матери, что старшего брата потащили в посадки. Пострадавшему пришлось всё матери рассказать. Поступило заявление в милицию. "Сексуально озабоченных" педерастов быстро нашли и приземлили на нары. Взрослого горбуна тут арестовали, а с 14-летним у следователя Зотова вышла промашка – за мужеложство уголовная ответственность наступала с 16 лет. Через трое суток Зотов освободил 14-летнего балбеса, убалтывая его, что он хороший парень – лишь бы родители не кинули заяву за незаконное задержание.

Дело спихнули мне, а в это время малолетка в посёлке хвастался своими подвигами среди такой же шелупони, и тем, что ему ничего не было за изнасилование пацана. Опять, чуть ли не на глазах жителей посёлка, стал "трахать" невменяемых пьяных баб, которых спаивали дешёвым самогоном.

Следственного опыта, как и следственной практики, в то время у меня было с гулькин нос, но мне не понравилось, что передаст-малолетка ходит авторитетом в посёлке и чуть ли не в открытую надсмеивается над участковым, который сразу после изнасилования задержал двух негодяев. Я обратился за советом к следователям районной и городской прокуратуры Энгельса, к следователям милиции города. Оказалось, что в судебной практике уже было, когда малолеток-педерастов осуждали не за мужеложство, а по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР – за злостное хулиганство, совершённое группой лиц. Подготовив постановление о привлечении в качестве обвиняемого, согласовав свои действия с районным прокурором, предъявил обвинение по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР нашему "герою", допросил его в качестве обвиняемого и тут же у прокурора получил санкцию на его содержание под стражей. Я испытал чувство удовлетворения, когда фигуранта сдал в ИВС. Он до этого был уверен, что ему всё сошло с рук, и что он никакого наказания не понесёт.

После ареста сына, его мать, передовая доярка, подняла великий шум о беспределе милиции, заручилась поддержкой депутатов, разных чиновников и партийных функционеров. Мама обещала всех пересажать, за такое нехорошее обращение с любимым сыном. Однако, произошёл облом, действия следователя и прокуратуры были признаны законными.

Обвиняемый-горбун пытался хорохориться, забыв, что он не в посёлке в окружении малолетних дураков, а под стражей, тем более будучи доставленным из СИЗО № 1. Наглость не должна оставаться безнаказанной и поэтому я спросил его, как его встретили в изоляторе с такой "примечательной" статьёй. Вот тут-то он и зарыдал. Глядя на его изящное девичье лицо, стало понятно, что в СИЗО он пользуется "спросом".

Самое паскудное было при допросе пострадавшего 12-летнего пацана. Он допрашивался в присутствии матери и рассказывал, кто и сколько раз "использовал" его в рот и в задницу. Мать была возмущена таким допросом и выяснением подробностей, орала как могла. При этом самое дикое было в том, что в одном следственном кабинете одновременно было 4 рабочих места следователей. Во время этого допроса продолжали работать как минимум два других следователя, производя свои допросы. Тогда, других условий работы не было.

Все перипетии подвигов педерастов, в последовательности, подробно были описаны в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых, а затем в обвинительном заключении.

Судебный процесс проводил председатель Энгельсского районного суда. Начав читать обвинительное заключение, он прилюдно стал плеваться и заявил, что эту гадость читать не будет. Никто из защиты и подсудимых не посмел возразить судье.

По приговору суда 14-летний получил 4 года лишения свободы, а его взрослый "наставник" значительно больше. Справедливость восторжествовала.




Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню