Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Эпизод № 1. "Семь версий педофила"

Следственная работа

Автор: Вячеслав Борисов


В 80-х годах я работал следователем в Перелюбском РОВД. Практически почти всё время работы, я был единственным следователем в районе. В штате прокуратуры был следователь, но он только числился по месту работы, т.к. постоянно состоял в какой-нибудь следственной бригаде поближе к Саратову, или находился на учёбе, в отпуске или на больничном.

Тогда в Перелюбском районе, где степь превратилась в полупустыню, царило смешение национальностей, жили уроженцы Грузии, Азербайджана, Дагестана, Чечни, Ингушетии. У жителей района среди родственников были люди самых различных национальностей. Сам ты русский, а в родне украинцы и белорусы, казахи и башкиры, а то ещё кто-нибудь из многочисленных национальностей Дагестана. В то время чиновники додумались заселить Перелюбский район румынскими цыганами из Молдавии, но они все скоро сбежали. Конфликтов на национальной почве почти не было, но и в то время наглостью отличалась малочисленная чеченская молодёжь, с которой брали пример азербайджанские парни.

Прокурор района Щукин В.В., из поездки по району, привез молодого парня, башкира по национальности, недавно вернувшего домой после срочной службы в армии. Оказалось, что парень испытывал любовь к задницам пацанов 12-13 лет, самых различных национальностей. В селе об этом было давно известно, но из-за стыда помалкивали. Когда в селе появился районный прокурор, терпение жителей лопнуло и прокурору всё изложили.

Официально потерпевших было трое, родители других не захотели прилюдного позора, но эпизодов преступлений по делу было значительно больше трёх. Было возбуждено уголовное дело, насильника отправили на нары. Арестованный старался обелить себя, как только мог: перекладывал вину на малолетних потерпевших и т.п., то есть усиленно врал, не обращая внимания на свои же показания.

Проработав почти 20 лет следователем милиции, я не могу без тошноты и омерзения смотреть телесериалы про следователей. Оказывается наших зрителей можно убедить в чём угодно. Рабочее место следователя находится в служебном кабинете, где он постоянно ведёт допросы, анализирует материалы уголовных дел, составляет самые различные следственные документы, т.е. идёт "бумажная" работа. Деятельность следователя состоит в изготовлении материалов уголовного дела: допросов потерпевших, свидетелей, подозреваемых, обвиняемых, очных ставок, обвинительных заключений и т.д. Если нет в деле письменных материалов, то нет и самого уголовного дела. В сериалах следователи занимаются чем угодно, но не следственной работой – они почему-то постоянно выполняют работу оперативных сотрудников. Из зрителей делают тупых баранов. Например, следователь в устной форме уличает подозреваемого в лживости показаний, перечисляет потерпевших, свидетелей и их показания, после чего виновный "раскалывается" и даёт признательные показания. В действительности, подследственный про себя скажет спасибо следователю за предоставленную информацию, и скорректирует свои показания для выдачи очередной версии своего алиби.

Не только в 80-х годах прошлого века, но и фактически чуть ли не все 90-е годы, в милиции почти не было компьютеров. В наличии были разбитые пишущие механические машинки. У некоторых они были в таком состоянии, что следователи предпочитали писать от руки протоколы допросов, чем мучиться с разбитой машинкой.

Несмотря на все трудности, будучи следователем, автор стремился правдами и неправдами обеспечить себя исправной машинкой и расходными материалами. Печатный текст материалов уголовного дела значительно облегчает работу по анализу собранных материалов, нет нужды продираться сквозь дебри даже своего рукописного почерка.

В связи с этим делом, автору запомнился один допрос обвиняемого, который излагал свою версию событий, а следователь тут же печатал протокол допроса.

По окончании допроса, обвиняемый прочитал свои показания, отпечатанные в протоколе допроса, полностью с ними согласился, заверил протокол своими подписями, а также текстом: "С моих слов записано верно и мною прочитано".

Обвиняемый посчитал, что допрос закончен и он смог обдурить следователя. Однако, следователь вновь вставил протокол допроса в пишущую машинку и задал вопрос о том, почему показания обвиняемого расходятся с показаниями потерпевшего. При этом, в самом вопросе были процитированы показания потерпевшего. Обвиняемый начал усиленно плакать, в расчёте на жалость следователя, а затем сказал: "Да, я не совсем верно рассказал о происшедшем, но сейчас я расскажу всю правду". После этого он выдал свою 2-ю версию событий.

Следователь аккуратно напечатал новые показания обвиняемого, которые им были подписаны. Допрос вроде был закончен, но следователь вновь ставил вопросы перед обвиняемым, в связи с несоответствием его показаний с показаниями потерпевших, свидетелей и т.д. После изложения очередной версии вранья, уличённый во лжи обвиняемый плакал и клялся, что вот сейчас он расскажет всю правду.

По окончании допроса, в протоколе были изложены 5 различных версий обвиняемого по поводу предъявленных эпизодов обвинения. Каждая версия показаний была заверена подписями обвиняемого, а по окончании текста каждой версии имелся рукописный текст обвиняемого: "С моих слов записано верно и мною прочитано". По окончании допроса обвиняемый начал осознавать, что он сам себя утопил в ложных показаниях. Он предложил следователю порвать протокол допроса и оставить в деле свою последнюю версию событий. Следователь сказал: "Ну, зачем же так. Мы так усиленно с тобой поработали, пусть всё остаётся в деле".

Немного позже обвиняемый, уже при другом допросе, выдал ещё 2 версии происшедших событий.

Уголовное дело рассматривал председатель Перелюбского районного народного суда Соловьев Алексей Иванович, который был в то время единственным судьёй в районе. Председатель суда ранее работал адвокатом, и видимо познав полностью на собственной шкуре деятельность адвоката, мягко говоря "не любил" адвокатов и не любил, когда подсудимые стремились одурачить его, излагая в процессе различные версии своего алиби. Соловьев А.И. очень ценил своё рабочее время и свою репутацию, и к тому же обладал здоровым циничным юмором. Любитель мальчиков в судебном процессе, "купился" на вид доброго дядечки судьи, и прогнал перед ним все 7 версий показаний, ранее изложенных им на предварительном следствии. Судья, не смотря на то, что подсудимый был ранее не судим, оценил каждую версию подсудимого в 1 год лишения свободы. В результате все 7 версий подсудимого, вылились в приговоре в 7 лет лишения свободы.




Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню