Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Неизвестный Саратов. Часть 1.



Сергей Михайлов
Неизвестный Саратов. Часть 1.
Отрывок из книги
// "Саратовский репортёр" (г. Саратов). 2005, 06 декабря. № 44 (155). С. 4-5.
Рубрика: Криминальные истории Саратова
* Подготовлено к печати: 15 февраля 2015 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вячеслав Борисов.
Собственно говоря, а была ли настоя­щая власть в те времена, власть для лю­дей, для города и для Саратовской области? Пришедшие к власти тог­да думали о самом глав­ном - о собственном бла­гополучии, как бы поско­рее набить карманы. А для этого в ту пору, как ни крути, надо было до­говариваться с теми, в чьих руках тогда были деньги, ну, а кто не хо­тел договариваться, того клали под каток власти. Тогда все основные во­просы власти и криминального бизнеса реша­лись на "стрелках", в ре­сторанах и офисах бан­дитов.
Аяцков на Алтынке и в "Тройке"
Аяцков, не скрывая, расска­зывал в одном интервью, что ез­дил в район Алтынной горы на стрелку с бандитами. И, кажется, был горд своей смелостью, да ещё тем, что вот такой он, совре­менный руководитель, что даже не брезгует и не боится с отмо­розками на равных говорить.
Но такое политическое пани­братство привело к обратному результату. Аяцков едет на стрелку с бандитами. Черно­мырдин договаривался с террористами в Буденновске... Жизнь показала, что с отморозками не договариваться надо, их давить надо...
Один из очевидцев мне рас­сказывал про Аяцкова такой эпи­зод. Как бы кто не решал в Крем­ле, а от местных мальчиков на красных девятках в чёрных кепоч­ках очень много тогда зависело, потому что в их руках было почти всё... Поэтому, когда решался вопрос, быть или не быть Аяцкову губернатором, то среди множес­тва прочих ходатаев из разных структур и диаспор, была интересная встреча у будущего гу­бернатора с главными героями оперативных разработок сило­вых ведомств. Эта встреча состо­ялась ресторане "Тройка" (угол улиц Московской и Вольской), о ней многие знают, она обросла легендами и небылицами.
Туда пришли Чикун, Земец, Лапа... Было ещё много "друзей народа". На этой встрече был Аяцков, и он встречался с этими людьми, и державшими, без преувеличения, весь город и об­ласть под своим контролем. Ви­димо, эта встреча нужна была ему, чтобы и с этой "элитой" Са­ратова обсудить вопросы, как ЕМУ брать власть, и как ЕМУ по­мочь. Очевидец рассказывает, что Аяцков в тот вечер прилично набрался, и на него было не сов­сем приятно смотреть. Лапа подошёл тогда к Чикуну и сказал: "Игорь, блин, ты посмотри на не­го...". На что Чикунов ответил: "Всё решено, Валера, он обещал нам поддержку". Какая была по­том поддержка, они почувство­вали очень скоро, когда к власти пришел он, Аяцков...
Но до тех пор, как появился этот очень жадный до власти че­ловек в 1996 году, молодые гоб­лины продолжали накачивать мускулы, и делали это не без по­мощи власти, а если говорить прямо, - при полном её молча­нии и бездействии.
Начинали они с маленьких ларьков и маленьких бизнесме­нов. Начало девяностых - начало конца для страны в самом широ­ком смысле, и начало рынка, первые ростки предпринима­тельства, приватизация, и начало крестового похода на пред­принимателей бритоголовой го­лодной саранчи из Заводского района. В те годы, казалось, только и видно было, что одни бритые головы. Они торчали по­среди улиц как буйки в море. По центральному проспекту, и по грязным саратовским улицами мелькали их модные и яркие кроссовки. Одежда была как вы­ходная, так и деловая одна и та же - спортивные костюмы. Чем этот бандитский карнавал за­кончился для этих героев, мы знаем - в лучшем случае, тюрьма. В худшем - могила.
Ренессанс бандитских вре­мён в Саратове совпадает с правлением весьма серой, безликой, и даже такой бесфор­менной фигуры в политике, как Юрий Белых. Правда, тогдашний пресс-секретарь Анатолий Саблин скажет, что "Юрий Васи­льевич был талантливым поле­мистом". А на мой простой во­прос пресс-секретарю (тогда я был корреспондентом ИТАР-ТАСС): "Скоро ли погасят долги по зарплате?", следовал витие­ватый и долгий ответ, после которого я даже чувствовал себя виноватым, что задал такой бестактный вопрос в такое сложное для страны время. Может быть, Белых и был "прекрасным поле­мистом", но тогда именно они, "полемисты" и демократы пер­вой волны всё и погубили. По­пов, Станкевич, Собчак...
Мало кто знает, но губерна­тором Саратовской области уже как без пяти минут, должен был стать не Белых, а покойный ны­не Юрий Китов.
Китов в Москве прошёл в ад­министрации всю процедуру со­гласования, не без нашего, вли­ятельного и умудрённого жизнью протеже, который, кстати, живёт, и здравствует и по сей день, в одном из богатых райо­нов Саратовской области.
Китов сделал, однако, глу­пую вещь. В одном из кабинетов Кремля его спрашивают: "Сара­товский регион очень непро­стой. Там много промышленных предприятий. Справитесь?" Китову бы приврать, да и сказать бодро: "Конечно, справлюсь". Но то ли не сообразил, то ли ре­шил проявить честность, и ска­зал, как думал: "Я, конечно, больше по сельскому хозяйству, но думаю, что и с промышленностью справлюсь". Этого было достаточно, чтобы отказаться от этой кандидатуры. Китов вер­нулся в Саратов, ждали его назначения на должность губерна­тора, но в последний момент пе­реиграли. Выбор пал на Юрия Белыха. Указом Президента он был назначен исполняющим обязанности главы областной администрации.
26 февраля 1992 года, в ком­нате № 37 здания горсовета, происходила встреча депутатов с Юрием Белых. В конце этой встречи депутат областного совета Архипов объявил новость, что президент Борис Ельцин подписал указ о его назначении на должность и.о. главы област­ной администрации...
В то время в нашем городе, да и в России, не было и в поми­не таких профессий, как полито­лог, политтехнолог, политичес­кий обозреватель. Это появи­лось всё потом, когда появились разные партии.
В начале девяностых у мно­гих из нас была одна идея на всех - избавиться от ненавист­ной КПСС, и вот тогда, считали мы, все заживут счастливо.
Но процесс разрушения не происходил спонтанно. За всем этим, безусловно, стояла рука "сценариста" и "режиссёра". Кто это был, догадайтесь сами, и посмотрите, какая из структур той власти и этой чувствует се­бя наиболее уверенно. Включи­те телевизор в девять часов ве­чера. Кто будет в первом сюже­те?
КПСС просто так не умерла - её смерть стала порождением другого урода - организованной преступности. Всё это время Главное Силовое Ведомство ос­тавалось, якобы, вне политики...
Бизнесмен Стерлигов и генерал КГБ Стерлигов
"Алиса". Кто помнит эту фир­му, которая была создана во многих крупных городах Рос­сии? Я был на презентации тор­гового дома "Алисы", и там был весь цвет, так сказать, спортив­ной молодежи. Все боксёры в строгих костюмах, в галстуках. Чикунов, Булгаков, Наволокин...
Презентация проходила на втором этаже административно­го корпуса Дворца спорта на Чернышевской. Был священник, освятил благое начинание.
"Тогда мы приезжали в Сара­тов, чтобы заработать деньги, тогда все мы были вовлечены в обман" - спустя три года скажет мне Герман Стерлигов, основа­тель "Алисы", когда мы с ним приватно, один на один встрети­лись осенью 1993 года в Сарато­ве.
После этой презентации "Алиса" устроила ужин в ресто­ране "Олимпия". Если учесть, что в то время народ получал продукты и водку по талонам, и то, отстояв часы в очереди, то можно представить, каким счас­тьем было оказаться на этой презентации.
Гостей было много, человек, наверно, двести. За централь­ным столом сидело руководство местной "Алисы", и гости из Москвы, из центрального пред­ставительства "Алисы". Герман Стерлигов прилетел на личном самолете в Саратов, и его у тра­па, встречали не хуже, чем пре­зидента России. Пресса, чинов­ники, известные люди города, красавицы с цветами… О Герма­не Стерлигове, главе "Алисы", писала тогда вся российская и зарубежная пресса. Его фото­графии были размещены на пер­вых страницах столичных жур­налов. Это был феномен бизне­са. Кто бы мог подумать, что с этим самым феноменом я буду стоять в кафе "Аромат" возле магазина "Чай" и угощать его ко­фе (об этом чуть ниже).
В центре стола на званном вечере в "Олимпии" было блюдо с огромным осетром. На столах - шампанское, водка, горячее, за­куски. Были тосты, поздравле­ния, выступления артистов. На первых порах, до пятой рюмки, было всё чопорно, но потом, по­шло гуляние.
Я был откомандирован на этот вечер от газеты "Саратов", и как-то так                      по-настоящему рас­слабиться мне там не пришлось. В середине застолья ко мне по­дошёл Дима Котов, он был тогда в "Алисе" ответственным за прессу, и попросил выйти пого­ворить. Я уже знал, что разговор будет неприятным. Подошел Ан­дрей Табояков, и он мне долго рассказывал, какой Саша Наволокин был классный парень. "Был", потому что незадолго до презентации Александра за­стрелили возле автостоянки, ко­гда он возвращался поздно но­чью домой. На вечере, кстати, за него все выпили стоя, поминая.
Ну, а потом у меня был в уз­ком коридоре, ближе к ресто­ранной кухне, не очень прият­ный разговор с братом покойно­го Александра Наволокина, Алексеем (его убили в 1996 го­ду, когда он возвращался до­мой. Радиоуправляемая бомба взорвалась в подъезде, как только он туда вошёл). Никто ме­ня бить не собирался. Никто не угрожал. Просто, поговорили, так сказать по душам.
А предыстория этой неболь­шого разговора с братом покой­ного, была такой. Как-то совер­шенно случайно, я стал свидете­лем задержания на проспекте Кирова Александра Наволокина. Картина такая - возле магазина "Чай" на проспекте Кирова, в ма­леньком проулке возле "Пионе­ра" стоят "Жигули". На багажни­ке - лицом вниз, и в наручниках на руках завёрнутых назад - па­рень в спортивном костюме. Ря­дом несколько человек в гражданской одежде, а среди них - мужчина средних лет. Коренас­тый, седая, белая голова... Потом я узнал, что это был Валерий Стуров, начальник только что организованного тогда 6-го отдела по борьбе с организованной преступностью. Наволокина за­держали, но отпустили через три дня. Совпадение, или нет, но прокурор Фрунзенского района Кондусов был все эти дни на да­че, как мне рассказывал Стуров, поэтому возникли непреодо­лимые проблемы с дальнейшим арестом Наволокина, который должен был последовать после задержания. Наволокин был задержан по заявлению граждани­на, у которого он, Наволокин, якобы вымогал деньги. Увидев сцену задержания, я написал не­большую заметку, но сделал ошибку в фамилии Наволокина. Мне потом звонил возмущён­ный Дима Котов из "Алисы". По­том в редакцию приходил сам Стуров, и успокаивал, что, мол, всё будет нормально, не пере­живай. В то время такая даже на первый взгляд безобидная пуб­ликация была слишком дерзким поступком, а тем более, с упо­минанием фамилии человека, о котором город говорил полушёпотом...
После той памятного вечера презентации "Алисы" меня на проспекте Кирова задержали два милиционера и препроводи­ли в медвытрезвитель. Глупо им было говорить, что запах - это ещё не основание для задержа­ния, да и вообще, тем более глу­по было пытаться объяснять, что я иду с работы, что я журналист, и что сидеть на званном вечере и выпивать, это тоже часть профессии. Спорить было беспо­лезно. В камере оказался ещё один такой же, как и я с того ме­роприятия в "Олимпии", пред­приниматель средней руки. Ка­залось, весь город гулял по слу­чаю появления в Саратове "Али­сы"… Было хоть с кем обменять­ся впечатлениями. Курить хоте­лось, я полез к лампочке над дверью, попытался прикурить. Дверь открылась, и прикурить мне уже дал сержант - пару раз дубиной по спине.
На следующее утро я попро­сил начальника вытрезвителя вернуть мне деньги, да и вооб­ще, извиниться. Он был непре­клонен. Я сказал, что пойду Александру Михайловичу Косы­гину (он тогда был начальником городской милиции) и пожалу­юсь. Не потому, что меня кто-то обидел, или огрел резиновой ду­биной, да ещё за это взял день­ги. Просто из принципа, следуя которому люди в погонах всё-та­ки должны различать, где рядовой алкаш, а где человек прилич­ный, и не самый последний в этом городе. Начальник отмахнулся, и сказал традиционное: "Да жалуйтесь, куда хотите".
Через пару дней после моего визита к Косыгину, этот майор принёс мне извинения и вернул деньги, кажется, это было 30 или 50 рублей.
По поводу этой истории, од­на из местных газет потом напи­сала фельетон: "И вот, два ма­леньких муравья с дубинками подходят к классику саратов­ской журналистики и предлага­ют ему пройти в вытрезвитель"...
"Алиса" просуществовала недолго. И очередной визит Гер­мана Стерлигова в Саратов ос­тался незамеченным для мно­гих. Пока мы шли по проспекту Кирова, его так никто и не уз­нал. Он примчался в Саратов в сентябре 1993 года на своём чёрном джипе.
О том, что Герман приехал в Саратов, мне сообщил один из его сподвижников по Русскому Национальному Собору. Мы за­шли с Германом в кафе "Аромат" возле магазина "Чай". Я заказал две чашки кофе.
Наша встреча в кафе прохо­дила накануне октябрьских собы­тий, когда Ельцин танками разо­гнал парламент. В сентябре было особенно ясно - намечается что-то очень серьёзное. Поэтому оп­позиция пыталась как-то противодействовать планам Ельцина. Герман приезжал в Саратов по за­данию своего однофамильца, ге­нерала КГБ Стерлигова, председателя исполкома Думы Русского Национального Собора. Зачем именно приезжал, так и не ска­зал. Известно только, что эта ор­ганизация собиралась перехо­дить к решительным действиям - планировалось созвать съезд русского народа, и он должен был бы назначить "подлинно нацио­нальное правительство России". Так говорилось в Обращении орг­комитета РНС к депутатам.
Герман рассказал мне тогда, что с бизнесом он покончил, что продаёт свою личную коллекцию картин - "патриотическому дви­жению нужны деньги". Герман был уверен, что "поднимется волна протеста". Он почти уга­дал - через месяц волна подня­лась, но, широко не разлив­шись, опустилась. После этого визита бывшего бизнесмена, Саратов почти также тихо посе­тил и сам генерал Стерлигов. Я так же, встречался с ним, как го­ворится, кулуарно, Но кроме ка­ких-то декларативных заявле­ний, с его стороны, что "Россия в опасности и надо объединять усилия для борьбы", я так и не услышал. Поэтому ничего в газе­ту о нём и так и не написал...
Так же незаметно, как при­ехал, генерал исчез, видимо по­няв, что в Саратове идеями РНС мало кто не проникнется.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню